Наши медали навострили лыжи

20 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 325

Арбитражный суд в Лозанне окончательно лишил российских лыжниц Ларису Лазутину и Ольгу Данилову, соответственно, золотой и серебряной медалей на 5-километровой олимпийской дистанции в Солт-Лейк-Сити. Все награды с зимней Олимпиады-2002 отдаст и испанец Йоханн Мюллег. По новым правилам Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) спортсмен, пойманный на применении запрещенных препаратов во время соревнований, должен быть лишен всех наград, завоеванных на этом турнире, независимо от того, в какой именно момент он попался. Таким образом, спустя два года олимпийской чемпионкой провозглашена канадка Бекки Скотт — первая в истории лыжница из Северной Америки, завоевавшая высшую спортивную награду.


Нет уже никакого смысла разводить сопли по поводу допинговых скандалов в российском спорте. Уже ни одна сборная не скрывает своего прогресса в области разработки новых препаратов — и допинговых, и недопинговых. Слишком уж многое ставится на кон: честь страны, огромные деньги. И принципиальным становится уже не личный кодекс чести, а правовой кодекс. Именно он определяет степень защиты, которую выставляет государство для национальной сборной. Юридической защиты. Которой у российской команды до сих пор не было вообще. В Солт-Лейк-Сити наши спортсмены отправились без единого адвоката.

Рассказывает руководитель юридической службы ОКР Александра Бриллиантова:

— Вы знаете о том, что на суде в Лозанне после Олимпиады в Солт-Лейк-Сити, когда наших лыжниц лишали медалей, — ни Лазутиной, ни Даниловой в зале суда попросту не было. Зато их конкурентка Бекки Скотт, естественно, присутствовала. Ведь в этом был ее прямой личный интерес.

— Это была правильная позиция со стороны наших спортсменок — не присутствовать на разбирательстве собственного дела?

— Трудно сказать, но когда судья несколько раз повторил вопрос: “Так принимали они допинг или не принимали? Принимали или не принимали?..” — все хотели услышать ответ лично из уст наших девушек, а их не было, и ни одного чистосердечного признания так и не прозвучало. Ситуация, сами понимаете, получилась двусмысленной. Адвокат Кучерена выразил позицию нашей стороны одной лишь фразой: “Наши спортсмены привыкли бороться за медали на лыжне, а не в залах суда!”

— Звучит красиво, но беспомощно... Учитывая прежний горький опыт, сейчас вы уже как-то работаете со спортсменами, объясняете им их права, что следует говорить, чего не следует?

— До сих пор что касается личного общения юристов с нашими спортсменами, то лично я видела Лазутину один раз в жизни, на пресс-конференции. А Данилову только по телевизору. Так что в этом году мы будем проводить с ними ликбез впервые, но ближе к Олимпиаде в Афинах. Если поговорить с ними раньше, они могут все забыть, учитывая огромные нагрузки. Мы даже рассчитываем создать некий юридический пул при олимпийской сборной. Но в том, что касается адвоката, я считаю, имеет смысл приглашать только иностранца. Причем такого, который бы досконально знал особенности лозаннского спортивного суда. Лучше всего подойдет швейцарец. Мы убедились в этом, когда посмотрели, как специалист из Цюриха блестяще выиграл дело норвежских лыжников против Мюллега.

— На Олимпиаду в Афины вы поедете?

— Понятия не имею. Все зависит от решения спортивного руководства.




Партнеры