Виталий и Bладимир Kличко: Pазмер имеет значение

23 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 861

“Онор алды кызыл тил”, — прочитал Владимир Кличко автограф жены президента Киргизии Майрам Акаевой на стене в редакции, где расписываются гости “МК”. И обратился к брату: “Виталик, переведи. Ты же в Киргизии родился”. Виталий лишь рассмеялся, выводя фломастером на стене: “Здесь были братья Кличко” .

В понедельник два знаменитых боксера-тяжеловеса побывали в гостях у “Московского комсомольца”. Провели пресс-конференцию и посмотрели редакцию. Но больше всего им понравился кабинет главного редактора Павла Гусева.

Павел Николаевич быстро нашел с боксерами общий язык, проведя небольшую экскурсию по своему кабинету и показав раритеты. Оба Кличко увлеченно слушали, а Виталий даже угадал, что портрет Михаила Горбачева сделан вьетнамцами... из рисовых зерен.

Но основной темой беседы был бокс.

— Вы даже не представляете, сколько вы сделали для всего бывшего Союза, — сказал главный редактор “МК”.

— Я сам стал это понимать после одной встречи пять лет назад, — ответил Виталий Кличко. — К нам на открытую тренировку пришел один эмигрант и стал благодарить за наши достижения. Я ответил дежурными словами благодарности — сколько таких разговоров происходит! Но он продолжил: “Нет-нет, вы даже не понимаете! Вот мой сын раньше стеснялся, что он сын эмигранта из бывшего СССР. А теперь он смело приходит в школу и говорит: мол, я оттуда же, откуда братья Кличко”. Вот тогда и я понял — насколько наши победы на ринге важны для всех бывших соотечественников...


Честно говоря, ожидая братьев Кличко в аэропорту, вместо того чтобы придумывать каверзные вопросы, я вспоминала, как осенью прошлого года впервые встречала младшего — Володю — в сопровождении директора украинского спортивного канала... Тогда все было совсем не так, как сейчас. Восемь утра, тихий VIP-зал и одинокая фигура Володи, без проблем говорившего со мной около машины минут десять, пока наш фотокор его снимал.

...Все меняется в этом мире, а уж популярность братьев у российских болельщиков растет как на дрожжах. Кто-то их откровенно обожает (многие дамы даже влюблены без памяти), кто-то недолюбливает, отрицая их боксерские перспективы, но равнодушных нет!

Вопросы все не придумывались, а Виталий и Владимир уже прилетели. В сопровождении охраны, с грудой сумок размером со шкафчики, в окружении толпы поклонников... Оба веселые, довольные последними победами. На них сразу набросились телевизионщики. А я не стала к ним подходить сразу, а просто примкнула к окружению прибывших звезд, дабы посмотреть, как живут и чем занимаются в Москве два брата.

Аэропорт встретил братьев, распахнув объятия руками работницы, которая в последний раз не сумела взять у них автограф. Поэтому она страшно обрадовалась, что и Виталий, и Владимир прилетели еще раз, а главное — оба.

Виталий выволок свой багаж — спортивная сумка метра полтора в длину. Правда, на фоне своего собственного двухметрового роста старший Кличко выглядел с ней так, как будто он собрался поиграть в футбол. На самом деле, они с Володей собрались после Москвы отправиться куда-то на море покататься на дай-скайтинге (грубо говоря — доска с парашютом).

Вообще, довольно интересно наблюдать разницу пропорций: например, его мобильный телефон в моих руках похож на ноутбук. В его — на мобильный телефон.

— Я же большой. Маленьким мобильным телефоном мне будет просто неудобно пользоваться, — улыбается Виталий.

Выйти из аэропорта, естественно, оказалось несколько проблематично. Я уже не говорю про носильщиков, побросавших работу в одночасье, но откуда в “Шереметьево-2” появилось столько девушек?

— Владимир, ваш бой будут показывать только вечером... Может, вы мне сами про него расскажете?

— Только короткий комментарий. Мне нужна была победа. Николсон бросался на меня как ягуар и встречал, как дальнего и плохо знакомого родственника. Мне понадобилось время, чтобы достать его ударом. И в четвертом раунде это удалось.

— Если судить по вашим словам, то Николсон ни одного удара не нанес.

— Нанес, но преимущественно мимо. Слушай, Татьяна, может, ты до вечера потерпишь? — смеется Володя.

Пришлось терпеть. Запись поединка смотрели в ресторане, где Кличко ужинали и давали интервью моим коллегам.

Но перед этим заезжали в гостиницу. И я поняла, где братья отдыхают от всей нашей назойливой братии. В отеле их, может, и узнавали, но почему-то никак не реагировали. Ну подумаешь, оба Кличко стоят и уже минут десять раздумывают: как отправить в свой номер эту самую многострадальную сумку с парашютами и досками. Багаж в итоге отправили вместе с братьями наверх. Причем усилиями сами же братьев и их окружения.

Ужин в ресторане мне напомнил одну историю с английской принцессой, которая подала в суд на фотокорреспондента за то, что он буквально по пятам за ней ходил. Хорошо, что Кличко — не принцы, а довольно терпеливые, несмотря на свою известность, боксеры. Потому что любое их движение фиксировала фотокамера. Вплоть до ложки у рта.

Пока мы ждали у выхода сытых, но заметно пригрустневших от столь пристального внимания гостей, к двери подъехала машина с инкассаторами. Два бравых молодца быстрым шагом, с очень серьезными лицами, зашли в помещение. Их выход ознаменовался громким ржанием и обсуждением роста сидевших внутри. Чем закончилось обсуждение, истории неизвестно, но деньги в государственную казну точно опоздали часа на полтора. А что делать? Инкассаторы — тоже люди...

Остаток вечера прошел под знаком голубого экрана и такого же цвета “Огонька”. Съемки в новостной передаче прошли без помарок. Сразу видно, Кличко работают перед камерой не первый раз. Только Виталий пошутил, что, если он еще минут пять постоит под этим софитом, у него будет тепловой удар.

Больше всех повезло гримерше. По-моему, она из тех немногих людей, работая с которыми, Кличко вели себя очень спокойно и не прыгали из стороны в сторону. Пока она делала визуально незаметной щетину братьев, Владимир предпочитал больше молчать, зато Виталий не умолкал ни на минуту.

“В жизни человека, — вещал он, — есть три этапа. Первый — когда он всю ночь пьет, гуляет, танцует, а утром ничего этого на лице не видно. Второй — когда он всю ночь пьет, гуляет, танцует, а утром на лице все это видно. И третий этап — когда он всю ночь спит, а утром на лице такой, как будто он всю ночь пил, гулял, танцевал. (Минутная пауза.) По-моему, я сейчас на третьем этапе”.

После съемок.

— Виталий, не забудь снять макияж, а то свою белую водолазку не отстираешь, — грустно советую я, зная, что такое хорошая и качественная пудра.

— Мне проще выкинуть, — отмахнулся старший. Но часть грима все же попросил снять, дабы не вымазаться.

И все же снимать весь грим смысла не было: впереди маячила еще одна пытка под софитами — новогодняя передача “Голубой огонек”.

Поначалу Кличко должны были просто поздравить всех трудящихся с наступившим праздником. Но так как оба хорошо поют, даже по отзывам видавших виды работников “Мосфильма”, то не исполнить что-нибудь в эфире было бы непростительно. “Давайте, мы споем песенку про жену”, — оживился Володя. Как оказалось, он имел в виду песню из кинофильма “Ирония судьбы”. Предложение прошло на ура! Слова вспоминали всем съемочным павильоном. Володю посчитали чуть ли не национальным героем. Шутка ли, времени первый час ночи, позади суматошный день, впереди душная площадка и еще примерно час работы, а у человека голова выдает отличные идеи.

На съемочной площадке комфортнее всех себя чувствовала “ВИА Гра” в легких туниках поверх купальников. Честно говоря, под такими прожекторами и при отсутствии кондиционирования надо вообще в одних купальниках приходить. Володе повезло чуть больше — он в рубашке. На Виталия в водолазке с толстым воротником жалко было смотреть. Тем не менее три дубля братья честно отработали. И только потом, выйдя из павильона уже в третьем часу ночи, вопреки сложившимся традициям не стали раздавать автографы, а, спрятавшись от накинувшихся девушек в автомобиле, на полной скорости убыли прочь.

* * *

Такого ажиотажа пресс-центр “МК” не видел со времен, пожалуй, презентации Московского кинофестиваля. Телекамер только с десяток, а уж пишущих журналистов — тьма-тьмущая...

— Виталий, промоутер Олега Маскаева. Деннис Раппопорт говорил, что готов предложить вам за бой с его подопечным 2 миллиона долларов...

— Да, я читал об этом предложении в прессе и слышал по телевизору. Но, согласитесь, это же нелогично: я — претендент на бой с Льюисом, почему я должен драться с Маскаевым? Он хороший боец, сильный и уважаемый. Но мне пока нет смысла с ним встречаться.

— Вопрос к обоим братьям. По какому принципу вы подбираете одежду и автомобили?

Владимир:

— У нас главный критерий в выборе — это размер. Сложно найти наш размер одежды. Как и трудно залезть в машину маленького размера. Поэтому катаемся только на больших автомобилях.

— Сейчас очень много говорят о допинг-контроле в спорте. Проверяли ли вас и как вы к этому относитесь?

Виталий:

— Это закон — разумеется, нас проверяют после каждого боя. Если бы какая-то проба оказалось положительной, то и вы бы об этом узнали, и результат боя аннулировали бы. От себя добавлю, что допинг в боксе не играет такой роли, как, например, в легкой атлетике. У нас главное — техника и опыт, а это никаким допингом не простимулируешь.

— Могли бы вы назвать трех своих любимых тяжеловесов?

Владимир:

— Три самых знаменитых тяжеловеса современности — Майк Тайсон, Эвандер Холифилд и Леннокс Льюис. Но время никого не жалеет — все они скоро могут покинуть ринг. Тем не менее у нас сейчас масса молодых дарований, которые сейчас еще неизвестны, но скоро обязательно дадут о себе знать.

— Володя, а что слышно насчет вашего предполагаемого боя с Майком Тайсоном?

— Майк заходил на пресс-конференцию Виталика и Кирка Джонсона, которая проходила после их боя. Я его спросил: “Майк, мы будем драться или нет?” Он руками показал, что крутит баранку. И добавил: “Я уже ушел из бокса. Вы разве не знали, что я теперь таксистом работаю?” А если серьезно, то Тайсон сейчас находится на стадии выбора — остаться в профессиональном боксе или уйти в бои К-1, которые совмещают и бокс, и кикбоксинг.

...Потом уже, в кабинете главного редактора “МК”, Виталий рассказал, как впервые увидел Тайсона:

— Все вокруг меня резко закричали: “Смотри, смотри, Тайсон пришел!” А я его раньше вживую не видел, думал: сейчас передо мной такая глыба появится. Стал крутить головой, вытянув шею: да где же Тайсон?! А мне показывают на среднего роста мужичка, который уже напротив меня стоит: так вот же он! Я тогда так удивился... Но на самом деле мы, боксеры, на телеэкране зачастую выглядим внушительнее, чем в жизни. Тем более когда после боя перестаем на некоторое время тренироваться, сбрасываем до пяти килограммов...





Партнеры