Мама “Bолкодава” не любит читать

23 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 198

Ее называют “русским Толкиеном”, родоначальником отечественного славянского жанра фэнтези. Скоро начнутся съемки по самому известному ее циклу “Волкодав”, которые грозятся по масштабам побить рекорды “Властелина колец”. А в жизни — это скромный, спокойный, тихий человек, который, похоже, полностью живет миром своих книг и даже избегает обрушившейся славы. С культовым писателем Машей Семеновой, ненадолго приехавшей из родного Питера в Москву, встретился Олег ФОЧКИН.


Ее герои живут и сражаются с силами зла на территории древних славянских государств и княжеств. А обычному читателю порой очень трудно определить, где реальные исторические события переплетаются с вымыслом автора. Да что там обычный читатель! “Волкодавом” и “Валькирией” Марии Семеновой зачитывался даже институт археологии.

Из досье “МК”: Мария Семенова пишет в жанрах фэнтези, исторической и детективной прозы. Окончила Ленинградский институт авиационного приборостроения. Работала в НИИ специалистом по компьютерам.

— Вы столько лет писали “Волкодава”, что, наверное, это самый дорогой для вас роман?

— Дорогой тот, который пишешь сегодня. К тому же это некоммерческий проект.

— Почему вы не писали “Волкодава” сразу, а периодически возвращались к нему на протяжении восьми лет. Не было желания бросить?

— Прерывалась из-за буйства фантазии и других отвлекающих моментов. Например, когда я писала роман о киллере Скунсе. Я должна полностью выложится. К тому же, когда я работала над “Скунсом”, просто хотелось похулиганить на современную тему.

Но вообще-то мне очень трудно перескакивать с одного на другое. Издатели хотят, чтобы я сейчас написала третий роман из цикла о Скунсе — заключительный. А у меня родился еще один роман, действие которого будет происходить в том же мире, что и в “Волкодаве”, только главный персонаж абсолютно другой. И страшно, что, если я отложу его, интерес перегорит.

— Вас знают также как автора энциклопедии “Мы — славяне”. Этот проект родился как продолжение “Волкодава”?

— Как раз наоборот. Они шли почти параллельно. Но “Славяне” немного раньше — в 92-м. Не было бы “Славян”, не было бы и “Волкодава”.

— Говорят, что московская кинокомпания приобрела у издательства “Азбука” права на экранизацию цикла о Волкодаве. Это правда?

— Да. Выход фильма планируется в 2005 году, а потом будет телесериал и несколько сиквелов. Режиссер и автор сценария — Николай Лебедев, который снимал “Змеиный источник”, “Поклонника” и “Звезду”. Мы уже смотрели натуру для съемок. Это будет не только под Питером, но и в Хорватии — там горы больше подходят. А музыку вроде бы согласился написать Алексей Рыбников.

— Летучие мыши... У вас в романе — они одни из главных действующих персонажей. Будете пользоваться анимацией?

— Натренировать их до необходимого уровня пока не удалось. Но кое-что все-таки уже готово. Мы используем вьетнамских летучих лисиц. Их готовят в питомнике. При виде незнакомых людей они тут же взмывают вверх и палят оттуда “жидко” на голову.

— Маша, ваш герой прекрасно дерется. Да и сами вы увлекались раньше айкидо. Сейчас не бросили?

— Увы, не занимаюсь. Я, как правило, достигаю в каждом деле своего потолка, а затем бросаю. На серьезные занятия нет времени. Так было и с верховой ездой, которой я начала заниматься в 38 лет. Но здесь для меня главное — общение с животными.

К тому же я завела дворнягу на той же конюшне. Ему сейчас примерно семь с половиной лет. Зовут — Чейз, но назвала его так не я. Это смесь ротвейлера с мастино наполитано. Когда мы встретились, он был совсем диким, не знал никаких команд. Помог милицейский питомник. Не случайно в последних романах все чаще действуют собаки.

(Мама “Волкодава” — настоящая собачница. Ходят легенды, что за гонораром в издательство она ходит вместе с Чейзом, поэтому выплаты никогда не задерживаются.)

— Я даже все книги теперь подписываю, пририсовывая Чейзову лапу. Он мой постоянный соавтор, — продолжает Семенова. — А в “Знамении пути” есть даже глава, посвященная собачьим боям. Только у меня это благородное рыцарское зрелище, по своим особым правилам. А по большому счету все зависит от хозяина.

— Вы ведь работали инженером по программированию. Как же вы пришли в литературу?

— Мои родители — ученые, и соответственно они долгое время и из меня пытались сделать ученого. Но из этого ничего не вышло. Никто серьезно дома мои труды не воспринимал. И родители к моему творчеству относились плохо, считая, что это сбивает меня с истинного пути. Но когда я получила свою первую литературную премию, заподозрили, что в этом что-то есть. А потом вдруг выяснилось: инженеров много, а хорошие переводчики — редкость.

Я ведь начинала с переводов. Переводила всякую чушь, от которой меня тошнило. Например, “Сагу о копье”. Я даже свою фамилию не стала ставить в книге. Поставила мамину — Галя Трубицына. “Волкодав” и родился из чувства противоречия к тому, что приходилось переводить.

— Кто из современных писателей вам нравится?

— Совершенно случайно открыла для себя Макса Фрая. Но вообще читаю сейчас мало. Книги по кинологии глотаю с жадностью. Читаю трактаты по астрономии — это подготовка к новому роману. Я очень люблю Джеймса Хэриота. А из фэнтези я еще на английском языке с удовольствием читала Меймхольм, она должна начать выходить в ближайшее время. Ее книги произвели на меня очень сильное впечатление.

— “Волкодав” вам помогает в жизни?

— С его помощью легче завязывать знакомства. Глаза у людей теплеют, и ты сразу свой человек.

Стала ходить с собакой на выставки и с удивлением поняла, что и там меня знают! Вычислили по физиономии моментально.

— Пишете много?

— В любом состоянии. Это сейчас разбаловалась на компьютере. А так в метро пишу в записных книжках, на клочках. Люди даже иногда поглядывают с удивлением: что за странная женщина?




    Партнеры