Треугольник вверх ногами

26 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 959

Между двумя выборными кампаниями только ленивый не комментировал происходящее в стране. Одни делали это из кабинетов, откуда не выбираются годами, другие — постоянно глядя в статистические отчеты, третьи — сидя на даче, четвертые — в своих предвыборных штабах, выпивая шампанское по поводу победы или водку по случаю неудачи.

Орловский губернатор Егор Строев — человек уникальный. Он в буквальном смысле слова варится в котле отечественной политики.

Сегодня он ужинает с президентом, завтра встречается с учителями, затем открывает новый завод, принимает олигархов, говорит с пенсионерами, руководит сообществом губернаторов Центрального федерального округа, после чего проверяет работу очередного агрокомплекса. Он свой и в Кремле, и в российской глубинке. Тем интереснее для пытливого читателя “МК” его взгляд на нашу жизнь и будущее России.

О президенте

Я довольно часто общаюсь с президентом, иногда встречаюсь. Должен сказать, что Путин, пришедший как свежий, молодой политик на Олимп государственной власти, сразу привлек внимание всех слоев населения. Люди устали от сумбурности, раздрызганности, неопределенности. И они ностальгировали по твердой, но осмысленной власти. И Путин этот посыл понял, откликнулся на него. Смотрите, при любых политических раскладах его рейтинг не покачнулся. Я в политике уже сорок с лишним лет. Как-то раз в Кемерове, в присутствии Путина, кстати, я сказал, что работаю еще со времен Хрущева, уже тогда был секретарем райкома, потрудился со всеми генеральными секретарями, с президентами Горбачевым и Ельциным. И впервые за эти сорок лет вижу, что мы получили работающего главу государства, президента, который мотается по нашим бескрайним просторам. Нашу страну надо было интеллектуально ассимилировать, осознать, что это за предмет, которым надо управлять. Именно поэтому сегодня нужен мобильный, работающий президент, который накопил определенный объем знаний, запас энергии для того, чтобы дальше провести серьезные, глубокие социальные и экономические преобразования. Но это будет уже принципиально новый этап. Во всяком случае, я так думаю.

Уже есть примеры того, что Путин может справиться с самыми серьезными задачами. Вопрос о земле в России не решался столетиями. На Госсовете, где обсуждался закон “Об обороте земель сельскохозяйственного назначения”, был найден способ спокойного разрешения этого вопроса. И президент здесь опирался на губернаторов.

Впереди еще множество не менее сложных вопросов на пути к построению гражданского общества. Чтобы страна не сорвалась с колес, должны присутствовать стабильность и разум. Вот здесь-то и должно сыграть свою положительную роль окружение: политические партии, думающие люди, которые сегодня понимают и видят, с одной стороны, необходимость реформ, а с другой — знают пути их проведения.

О проигравших

Говорят, что левые “провалились”. Они не провалились, они просели. Потому, что в новых исторических условиях не смогли предложить соответствующую стратегию политического развития. Россия уже давно ушла вперед, а коммунисты продолжали критиковать ее лозунгами на уровне 1905 года. Кто их воспринимает? Молодежь, которая сегодня имеет высокий образовательный уровень? Нет, конечно. А старшее поколение они просто запутали, завели в угол. Нынешнее руководство КПРФ, в том числе и региональное, к тому же все более отдаляется от рядовых членов партии. Естественно, думающий коммунистический электорат перешел к более мобильной и современной партии “Родина”.

Что касается правых, то их поражение было предрешено. “Когда народ кого не любит, полки его и деньги — прах”, — писал в свое время Гавриил Державин. Но кто нынче читает Державина? И в этом не их вина, просто ельцинский курс, соавторами которого они являются, закономерно дошел до абсурда... Сегодня побеждает линия Путина на справедливый подход к понятиям собственности, прибыли. Когда иной олигарх “зарабатывает” в год по миллиарду долларов, а мы не можем на копейки повысить зарплату учителям, что-то определенно не так. Этот детонатор сработал, но весь пар ушел на выборы. И выбросило всего-навсего отдельные партии. Если же мы отбросим проельцинскую линию, то в принципе в парламенте желательно иметь здоровые, крепкие правые партии, консервативно настроенное крыло.

Что сказать о других партиях-неудачниках. Вот два самых веселых политика, ратующих за жизнь и возрождение, говорили: “Давайте, ребята, поднимем до шести тысяч минимальную зарплату учителям и врачам!” Ну так что же вы, соберитесь, поднимите не в три раза, как вы обещали, а хотя бы в два. Если знаете, конечно, как это сделать. Да вас тогда народ не то что в Думу изберет, он вас на руки поднимет, расцелует и скажет спасибо. И изберет президентами. Обоих сразу.

Хватит рассказывать народу сказки, начните выполнять хоть что-нибудь из тех обещаний, которые давали, когда дрались за место в Думе!

О победителях

То, что новая Дума будет близко стоять к президенту, думаю, ясно всем. “Единая Россия” выступала под лозунгом “вместе с президентом” и одержала победу. Разломанная, противоречивая Государственная дума, да еще при практическом отсутствии верхней палаты, которая то желает трансформироваться, то собирает чемоданы, должна была иметь какой-то стержень. Хотя бы партийный. И она его получила.

Я не думаю, что новый парламент будет просто штамповать законы. В нем есть и серьезная левая часть, и народившееся новое движение “Родина” Глазьева.

Есть еще и независимые депутаты, среди которых немало интересных политиков. Решение серьезных вопросов чаще всего определяется не количеством мест в парламенте, а способностью рождать мысль, проводить ее в жизнь, доказывать и показывать ее обществу.

И еще, скажем честно, почти три десятка губернаторов шли на выборы в партии власти, и они в большой степени обеспечили ее победу.

Конечно, авторитет президента сыграл решающую роль, особенно в центре, но вот на местах победу обеспечивали губернаторы. И мы думаем, что партийная фракция в Думе не будет аморфной и до глупости послушной.

Никакая партия не выживет, если она не рождает каких-то предложений, новых мыслей, идей, если не создает определенную остроту и не замечает назревающих проблем. Просто впервые после 1991 года к власти пришла правящая партия с намерением осуществлять глубокие, коренные экономические, социальные реформы, укрепляющие наше общество, создающие, в конечном счете, принципы, на которых работает весь мир.

Виртуальная вертикаль

Я думаю, что когда говорили о вертикали власти, то имели в виду всего-то укрепление власти в центре. Будем откровенны, Конституция была написана под одного президента — Ельцина. Не было определено положение правительства, губернаторов, местного самоуправления. Лозунг вертикали власти нашел отражение, пожалуй, только в институте полномочных представителей президента. Но это не та форма гражданского общества, которую можно назвать стратегически верной. Она имеет право на существование, в определенный исторический период даже была нужна, но дальнейшая судьба ее туманна.

Еще в 1997 году я говорил, что Конституция — это не икона, что, хотя не весь потенциал ее исчерпан, многие положения уже безнадежно устарели. Скорее всего со временем будет необходима конституционная реформа, призванная создать и законодательно закрепить систему власти на всех этажах.

Сегодня главная беда — это попытки центра изъять последние деньги у регионов и таким образом ослабить региональную элиту. Это не путь развития, это путь гибели России. Страна не может замыкаться в Садовом кольце. Мы и так уже отдали туда 80% всех финансовых ресурсов. Не видеть этого не может только слепой человек не понимающий, что нам нужно опустить все финансовые механизмы поближе к людям, которые живут на территориях. Россия — большая держава, но великой она останется до той поры, пока на ее землях живут люди. Сейчас они уезжают. 40 миллионов гектаров пашни брошено. В деревнях — зияющие глазницы окон опустевших домов.

Разве можем мы не замечать опустынивания страны, опускания собственного народа? И не в национальностях тут дело, а в стратегической ошибке: то дали возможность тянуть деньги олигархам, которые украли буквально все, что можно было украсть, то запустили финансовый механизм, который точно так же стаскивает все деньги из регионов под предлогом “укрепления вертикали”. Но ведь ее нет, этой вертикали, это лишь лозунг! И на вопрос: “Мы закончили процесс укрепления власти?” — я отвечаю: “Мы подошли к созданию конституционных норм, определяющих единую систему власти по всей России”.

Положение хуже губернаторского

Вот совсем недавно был у меня разговор с заместителем министра по налогам и сборам. Он говорит: “Мы хотим освободить Рыжова, вашего начальника управления”. За что освобождать-то? Инспекция наша лучшая в регионе, одна из лучших в стране. Собираемость налогов — высокая. Он говорит про какие-то комиссии. “А акты есть, спрашиваю? Если он вор, то мы его должны посадить, если нет, то за что его снимать?” А мне отвечают: мол, он просто не нравится, и вообще-то мы вам сообщаем, потому что уважаем вас, а так у нас есть все полномочия... И подписали приказ. Сегодня нам пытаются навязать сверху все вплоть до лицензирования выпуска туалетной бумаги.

Разговоры о том, что губернаторов надо освобождать, пока народ не поднял их на вилы, на мой взгляд, сами по себе странные. Есть ведь закон и об освобождении глав регионов. Сделают предупреждение — уже звонок. Нельзя зарвавшегося человека только увещевать, а то будет, как в басне “А Васька слушает, да ест”. Но и разговоры о вилах — тоже абсурд.

Если мы говорим всерьез о системе власти, то, когда в каком-то углу нет воды, где-то улица зарастает бурьяном, а в другом месте до сих пор не топят, отвечать должна вся структура власти. Должна быть и персональная ответственность, но иногда надо учитывать, что чиновнику, стоящему в самом низу и не получившему на неотложные нужды ни копейки, приходится одному отвечать за всю власть. Работая в старой системе, мы говорили, что треугольник всегда надо поворачивать так, чтобы основание было на земле, рядом с народом, а острие смотрело вверх.

Пока этот треугольник, к сожалению, вверх ногами стоит.

Сегодня пост губернатора особо опасен. Он находится на стыке интересов многих властных и коммерческих структур. В последние годы по разным причинам мы потеряли ряд губернаторов. Я считаю правильной идею установить охрану глав регионов Федеральной службой охраны. Губернаторы стоят ближе к язвам общества, чем любые другие чиновники федерального масштаба, и они вынуждены нанимать личную охрану, на которую тратятся большие деньги из бюджета. Поэтому гораздо лучше, чтобы их охраняли сотрудники ФСО, а не какие-то неизвестные люди вплоть до бандитских структур. ФСО — серьезная и, главное, некоррумпированная организация, так что ее участие в охране региональных лидеров будет понятным, оправданным и к тому же менее затратным для страны.

Березовский как пугало российской политики

Интересная вещь: как только какого-то политика или бизнесмена хотят отодвинуть от президента, скомпрометировать, его обвиняют в связях с Березовским. Последняя предвыборная кампания во всю мощь эксплуатировала жупел Бориса Абрамовича. Сам он давно уже ничего собой не представляет, оторвался и от страны, и от реальности. Назвать Березовского политиком нельзя, его образ еще какое-то время будет жить и даже кого-то пугать.

Наше общество так устроено, что свято место пусто не бывает. Был Гусинский, затем Березовский, сейчас — Ходорковский. Почему мы их все время ставим в центр общественного сознания? Я думаю, это связано только с одним: когда закон не работает, когда собственность нажита неправедным путем, да и сегодня присваивается сомнительными способами, тогда и появляются эти “игры” и их “герои”.

На последних выборах не было ни одной политической партии, которая бы не сказала олигархам: “Надо делиться!” Все, от крайне левых до крайне правых, и “Единая Россия” в том числе. Теперь, когда выборы прошли и победители рассядутся по своим местам, что первое надо сделать? Реализовать свои обещания. Раздается вопрос: “Что, опять отнять и разделить?” Да нет, не надо отнимать. Мы пришли к частной собственности. Но не ее нужно отнимать, а сверхприбыли. Мы уже говорили, что олигарх может, скажем, получить миллиард долларов в год.

Кто ему дал такую возможность? Мы сами, своими законами. Давайте примем закон — такой, чтобы ему хватило сто миллионов, а девятьсот отдадим учителям и врачам.

Я знаком со многими людьми из бизнеса, у меня в разное время бывали самые значительные в этом мире фигуры. Поверьте мне, они люди вменяемые и прагматичные: если будут неизменные, хотя и жесткие условия игры, то они будут делать свои ставки. А выигрывать будут все: и они, и народ, и государство.

Слово и дело

Одна из самых неприятных вещей — это невыполненные обещания. Для кого-то они могут стать крушением надежд, у других просто оставят неприятный осадок. А с людей, облеченных властью, и спрос особый. От выполнения их обещаний зависят судьбы тысяч, десятков тысяч, а то и миллионов людей. Поэтому нужно обещать только то, что по-настоящему реально. Должна быть система решения назревших вопросов. Вот мы пообещали несколько лет назад газифицировать Орловщину. Мы добились двух указов президента, двух постановлений правительства. Провели в Орле выездное заседание кабинета министров, внесли в бюджет строчку, добились нормальных деловых отношений с “Газпромом”. И провели такой объем работ, который не могли сделать за тридцать последних лет. Газифицировали 100% городов и 70% остальных населенных пунктов. И когда мне на встречах задают вопрос: “Когда у нас будет газ?”, я отвечаю: “У вас — через три месяца, у вас — через полгода, а у вас — в следующем году”. И так будет. Потому что система работает.

Нельзя разъезжать и раздавать векселя, которые ты не можешь обеспечить. Должна быть на руках программа, по которой работает вся государственная машина. Если мы поставили в этом году задачу получить два миллиона тонн хлеба, то мы под эту задачу построили комбайновый завод, сделали у себя станцию по производству комбинированных минеральных удобрений, выделили финансовые ресурсы для кредитования крестьян и сами погасили процентную ставку. К тому же создали новую концепцию реформирования аграрного комплекса и управления им. Кто из регионов построил у себя такой завод? Где есть возможность, не имея химического завода, готовить минеральные удобрения в любом количестве под урожайность в 50—70 центнеров с гектара? Все это есть у нас, и наш опыт сегодня заимствуют другие области.

Сегодня много говорят о помощи мелкому и среднему бизнесу. Мы создали центр рыночных отношений “Развитие”, который дает предпринимателям кредиты от 100 тысяч до 10 миллионов рублей. А ставка — в два-три раза ниже государственной. Можно ли что-то обещать предпринимателям, имея такую мощную структуру? Конечно, да!

Обещания, которые дает губернатор Строев, мало кого уже удивляют. Все как-то привыкли к тому, что они неукоснительно выполняются. Увеличить количество сдаваемого в Орле жилья вдвое? Сделано на 220%, да еще введена ипотека с десятипроцентной ставкой кредита против 22% у государства. Обеспечить победу “Единой России” в регионе? Нет проблем. Вывести местную футбольную команду в первую лигу? Сделано! Построить коттеджи для селян? В рамках программы “Славянские корни” построено более семи тысяч. И если Строев пообещал в десять раз увеличить в области производство мяса птицы и в пять раз — свинины, это будет сделано, поскольку все ресурсы уже подведены, программы составлены, люди подобраны...

Не всем и не всегда удается сочетать слово и дело. Но когда одно послушно следует за другим, то начинаешь задумываться, а не от того ли это, что именно здесь, в это время и в этом месте треугольник власти плотно стоит на земле всем своим основанием...




Партнеры