Градус истины

5 января 2004 в 00:00, просмотров: 555

Двенадцать месяцев 2003 года просвистели — будто их и не было. Опять пришла пора отмечать новогодне-рождественские праздники. Эти недели на стыке декабря и января — от Рождества католического до Старого Нового года — самое веселое время. Всем миром москвичи заступают на праздничную вахту и гуляют ударно. А какая же гульба без выпивки?

Так что вполне уместно именно сейчас вспомнить о некоторых малоизвестных эпизодах из долгой — очень долгой! — истории общения наших предков с алкогольными напитками. Что пили? Когда? Как?..


“Руси есть веселие пити не можем без этого быти!”. Тезис, высказанный более тысячи лет назад князем Владимиром Красное Солнышко, вряд ли когда-нибудь устареет. Знатоки всех тонкостей христианских канонов подсчитали: православному вообще нельзя употреблять алкогольные напитки лишь 14 дней в году, когда соблюдается самый строгий пост — в Рождественский сочельник, на Страстную седмицу... В остальное же время — полная воля!

Национальное достояние

Хит-парад горячительных напитков в нашей стране уже многие века возглавляет водка.

• В 1982 году Международный арбитражный суд на своем очередном заседании принял решение признать за СССР приоритет в области создания водки. Судьи подтвердили, что ее следует считать оригинальным русским алкогольным напитком.

• Первое “пришествие” водки на русскую землю состоялось в 1429 году. Тогда ее привезли к нам из Генуи. Однако, увидев печальные результаты дегустаций, власти тут же запретили дальнейший ввоз “зелья” в страну. Еще почти сто лет после этого “огненную воду” на Руси использовали лишь в качестве лекарства. Врачи давали максимум половину ложки “беленькой” пациентам, страдающим, например, коликами в животе, головной болью...

• Само слово “водка” (“вудка”) россияне позаимствовали у соседей-поляков. Правда, в изначальном варианте этим термином наши прадеды называли такие горячительные напитки, которые имели цвет. То есть разного рода настойки — на травах, на ягодах... Лет 350—400 назад среди московских бояр считалось модным иметь среди домашних припасов в погребе коллекцию водок на любую букву алфавита — от “анисовой”, “брусничной”, “вишневой” и до “яблочной”. А бесцветный “горлодер” на протяжении нескольких веков у нас называли “хлебным вином”. Окончательное превращение “вина” в “водку” состоялось лишь в позапрошлом веке.

• Императрица Екатерина в 1755 году издала особый указ, даровав право на производство спирта и изготовление “хлебного вина” только лицам дворянского происхождения. А вот крестьянам официально дозволялось готовить “огненную воду” лишь перед самыми большими праздниками: к Пасхе, к Рождеству, к Масленице...

• В середине 1920-х, после долгого перерыва, связанного с существовавшим в военное время “сухим законом”, промышленность СССР начала наконец выпуск водки. Она тут же получила от народа прозвище “рыковка” — в честь тогдашнего Председателя Совнаркома А.Рыкова. В отличие от классических уже сорока градусов новая советская “водяра” имела крепость всего 38 градусов. Благодаря чему по стране пошел гулять очередной анекдот. Встречает на том свете Николай Второй Ленина и спрашивает: “Что, Владимир Ильич, и вы водочку выпустили? А сколько градусов? 38? Эх, дорогой, и стоило ли вам тогда из-за каких-то лишних двух градусов революцию делать?!!”

• В те же скудные 20-е годы несколько молодых ученых-химиков на волне “трудового революционного энтузиазма” решили осчастливить Страну Советов новым вариантом сверхэкономичного безотходного производства. По результатам лабораторных экспериментов они отработали технологию получения “огненной воды” из... навоза! Двадцати килограммов коровьего “субпродукта” хватало, чтобы изготовить 3 литра вполне сносного самогона. На такое достижение социалистической химии пролетарский поэт Демьян Бедный откликнулся четверостишием:

Вот настали времена:

Что ни день — то чудо.

Водку гонят из г...на

По три литра с пуда!

Впрочем, промышленного освоения данное “ноу-хау” так и не получило.

• Среди потерь, которые понесла Москва во время Отечественной войны, одной из самых серьезных городские власти посчитали уничтожение ликеро-водочного завода. Этот объект “стратегического” назначения был разрушен 22 июля 1941 года, при первом же налете немецкой авиации на Москву. Знали фашисты, куда целить!

• О военном параде, состоявшемся в прифронтовой столице 7 ноября 1941 года, написано во многих книгах. Однако практически нигде не упоминается маленький “штришок”, относящийся к этому легендарному событию. Оказывается, по приказу наркома обороны всем участникам парада на Красной площади в тот же вечер был выдан спецпаек — 100 граммов водки — по случаю праздника.

Наука выпивать

Уж если душа требует выпить, наш человек не станет с нею спорить и своего шанса не упустит. Найдет и время, и место, а главное — саму “выпивательную субстанцию”. И никакие преграды его не остановят.

Пьянство на Руси уже давно перешло из разряда людских слабостей в категорию стихийных бедствий.

• “Уложение о наказаниях”, вступившее в силу в 1845 году, предусматривало несколько степеней опьянения подданных Его Императорского Величества. Высший уровень “назюзюканности” характеризовался термином “бесчувственный”. Далее по нисходящей следовали: “растерзанный”, “дикий”, “веселый”. И, наконец, самая наилегчайшая (и самая распространенная) категория нетрезвых горожан — “желающий опохмелиться”.

• Среди тех, кто хотел подстраховаться от нежелательных последствий “передозировки”, в Москве и Петербурге долгие годы пользовался популярностью особый способ “выпивать по-шуваловски”. Изобрел его один из фаворитов Екатерины Великой граф Шувалов. От природы он был “не крепок по части выпивки” и пьянел буквально от двух рюмок. Между тем бражничать приходилось много: ближайшее окружение государыни сутками не вылезало с бесконечных застолий. Вот и придумал граф способ, как укрепиться. Перед началом каждой пирушки он выпивал бокал горячего вина, куда было влито несколько ложек подсолнечного масла. Такая добавка обволакивала стены кишечника и препятствовала быстрому всасыванию алкоголя. Другие придворные уже с ног валились, а Шувалов все оставался “как огурчик”.

• Вплоть до 1863 года в кабаках разрешалось продавать лишь спиртное. И никакой закуски! (Вы что, мужики, есть сюда, что ли, пришли?!) Лишь с соизволения императора Александра Третьего кабатчикам было позволено предлагать посетителям различные блюда “под водочку”.

• Только в начале XVIII столетия нетрезвое состояние стало считаться отягчающим обстоятельством при совершении какого-либо преступления. А до того в российских законах все было с точностью до наоборот: с пьяненького и взятки гладки. Известен классический случай подобного лояльного подхода к алкоголикам. В 1670-е годы в Москве некоего Гаркушу взяли под стражу за то, что, повздорив с приятелем во время застолья, стукнул его ковшом по голове и убил. Но уже на следующий день буяна полностью оправдали и выпустили на свободу: выяснилось, что потасовка возникла по пьяному делу.

• На заре XX века, во времена “первых шагов русской демократии”, “сорокаградусная” была весьма важным элементом агитационной работы. Например, на выборах в Учредительное собрание многих “представителей электората” попросту подпаивали перед избирательными участками и потом вели захмелевших избирателей “ставить “галочку” за хорошего человека”. Подобное вовсе не считалось нарушением правовых норм.

На трезвую голову

“Попечение о народной трезвости”, антиалкогольные кампании... Борьба с “зеленым змием” длится уже давно, больших побед одержать не удалось — ни во времена царя-батюшки, ни во времена советско-социалистические.

• Взойдя на русский престол, Борис Годунов выказал намерение искоренить пороки своих подданных. В первую очередь новый государь запретил уличное пьянство и содержание питейных домов. Но вот в домашней обстановке каждый мог по-прежнему пить сколько угодно.

• Статистические исследования, проведенные в начале минувшего столетия, показали грустную картину: в возрасте до 16 лет к водке приобщался практически каждый третий житель Первопрестольной. Самыми горькими пьяницами были работники трактиров и ресторанов. А вот наименее пьющими оказались служители церкви.

• В середине 1960-х с прилавков популярнейшего универмага “Детский мир” в одночасье исчезли наборы “Юный химик”. Как выяснилось позднее, этот ходовой товар был снят с продажи по распоряжению “сверху”: кто-то из советского руководства посчитал, что такие наборы якобы пропагандируют... самогоноварение!

• Тотальное искоренение даже намеков на какое-либо общение с Бахусом началось весной 1985 года, после принятия памятных постановлений партии и правительства “О преодолении пьянства и алкоголизма”. Из репертуаров театров подчистую вымели все оперы и спектакли, где были сцены пиров и застолий, — “Борис Годунов”, “Травиата”... Из радиоэфира срочно убрали столь популярные прежде “Застольную” Бетховена и “Заздравную” Дунаевского. А 12 апреля “Правда”, опубликовав материал, посвященный очередной годовщине полета Гагарина в космос, проиллюстрировала его странной фотографией: Юрий Алексеевич изображен на приеме в Кремле с характерно поднятой рукой, в которой, однако, ретушеры стерли даже контуры рюмки!

30 пробок для коммерсанта

Торжественная, “культурная” выпивка для большинства наших сограждан всегда ассоциировалась с употреблением шампанского. По сравнению с традиционным “хлебным вином” “французская водичка” — баловство. Но ритуал обязывает — тем более в новогоднюю ночь!

• Шампанское уже успело отметить свое трехсотлетие. Его изобрел в конце XVII века настоятель Отто-Вельерского аббатства во Франции. В начале XIX столетия игристый напиток привезли в Россию. В то время, как принято считать, и появилась у наших предков традиция: для первого тоста в честь наступления Нового года поднимать бокалы, наполненные шампанским.

• С годами среди русских предпринимателей и торговцев выработался своеобразный стандарт. Крупную коммерческую сделку можно считать состоявшейся лишь после того, когда цилиндр (головной убор), поставленный на стол, за которым сидят переговорщики, заполнится пробками от шампанского. Если прикинуть размеры тогдашних цилиндров, можно определить, что для этого требовалось не меньше 30 пробок!

• В 1896 году в продаже появился новый напиток. Среди трехсот наименований, внесенных в прейскурант знаменитого товарищества П.А.Смирнова, под №161 значилось теперь “русское шампанское”.

• Знатоки в области игристых вин определили, что пробка (настоящая, корковая) из бутылки с шампанским (тоже, естественно, настоящим!) вылетает со скоростью почти 47 км/час. При удачном стечении обстоятельств дальность полета этого “снаряда” может составить 30 и даже 40 метров. Мировой рекорд превышает 50 метров, но этот чемпионский выстрел случился в далеких жарких странах, а вот у нас, в среднерусской полосе, да еще если морозец на улице прихватит... — как ни бился народ, дальше, чем на 18 метров, запулить пробку не удавалось.

Да, впрочем, рекорды не столь важны. Главное, чтобы в самый нужный, рубежный, так сказать, момент оказаться обязательно в кругу близких, дорогих, любимых людей и безо всяких выкрутасов налить по фужерам-кружкам-стаканам самый праздничный из напитков — шампанское. С Новым годом!




    Партнеры