Улыбочка господина Смайлза

6 января 2004 в 00:00, просмотров: 229

Выборы в Грузии прошли. Михаил Саакашвили, как и ожидалось, назван президентом. Говорят, его избрало большинство грузинского народа. Разбираться в этом историкам. Мы же только наблюдали за процессом. И вот лишь мелкие детали этого “исторического полотна”.

На 19-й участок Мтацминдского района Тбилиси пожилая женщина интеллигентного вида принесла темно-красную розу. “Вы об этом обязательно напишите, — сказал один из членов избиркома. — Что с розами приходят”. На участке висели новые списки избирателей. Они составлялись так: люди сами приходили на участки и регистрировались. Их вносили в списки и выдавали специальные талончики. Те, кто не успел пройти предварительную регистрацию, могли просто прийти на участок в день голосования, и их вносили в дополнительные списки. Напомним, что прошлые выборы сорвались именно из-за неправильных списков.

В Тбилиси на многих участках в центре города очереди образовались уже через час после начала голосования. А часам к трем дня к участку на проспекте Руставели, на котором голосовал Михаил Саакашвили, очередь стояла часа на полтора. Так что активность была довольно высокой, но явно ниже, чем во время недавних парламентских выборов. В Тбилиси очереди были еще из-за того, что на многих участках организованно голосовали армия и полиция.

На вопрос “За кого проголосовали?” люди, выходящие с участков, отвечали двояко. Большинство говорили: “За Саакашвили”. А некоторые отвечали: “Это мой секрет”. Это означало, что не за Саакашвили. Но фактически, кроме как за Саакашвили, голосовать было не за кого.

“Саакашвили поправит наши дела, — говорили люди. — Он наш герой. Хороший парень, ну”.

“Если бы был жив Гамсахурдиа, я бы голосовал только за него, — сказал художник Теймураз. — Лучше его для меня никого нет. Но грузинский народ предал Гамсахурдиа. А Саакашвили на него похож. Я три дня стоял во время революции на митинге, даже простудился”.

На одном из участков я увидела главу делегации наблюдателей от СНГ Юрия Ярова и тут же спросила, как он относится к тому факту, что накануне выборов, в субботу вечером, кандидат в президенты Михаил Саакашвили выступал по ТВ с обращением к народу, в котором призывал людей прийти на участки и “узаконить нашу победу”. То есть фактически вел предвыборную агитацию за себя самого в день, когда по всем международным нормам агитация запрещена.

— Мы вчера получили от ЦИКа разъяснение, что у них агитация заканчивается нулем часов, то есть у них нельзя вести агитацию сегодня начиная с нуля часов ночи, — ответил Яров.

— Да, но вчера “Рустави-2” показывало кадры “бархатной революции”, где главным действующим лицом был опять же Саакашвили, часов до трех ночи, — возразила я.

Яров посмотрел на меня так, будто я по ошибке надела свитер изнанкой наружу. “Агитация это или не агитация, трудно сказать”, — ответил он и сел в свой роскошный автомобиль.

— Вашего Ярова кто-то обманул, — сказал мне потом член ЦИК Грузии от лейбористской партии Бадри Ниаури. — У нас, как и везде, по закону всякая агитация заканчивается за 24 часа до начала голосования.

Бадри рассказал, что в ЦИКе сейчас 8 человек из 15 — представители партий правящего “триумвирата” Саакашвили—Жвания—Бурджанадзе. То есть при любом голосовании сторонники Саакашвили имеют абсолютное большинство. Кроме того, триумвират назначил своего человека председателем ЦИК. Представители же партии Аслана Абашидзе “Агордзинеба” вообще некоторое время бойкотировали заседания комиссии. Почему и стало возможным претворить в жизнь решение о предварительной регистрации избирателей. Бадри считает, что это решение несовместимо с законом. Потому что те, кто не пошел на выборы, теперь как бы не считаются избирателями. Процент явки будет подсчитываться не от общего количества избирателей, то есть граждан Грузии, достигших 18 лет, а от числа тех, кто прошел регистрацию. И, таким образом, из числа избирателей исключаются, например, все, кто намерен бойкотировать выборы. А к этому призвали лидеры нескольких крупнейших партий.

Понятно, почему было принято такое решение: выборы фактически безальтернативные, и победе Саакашвили могла угрожать только неявка избирателей. А теперь и сам Бадри, член ЦИК, который не прошел регистрацию, исключен из числа избирателей.

В коридоре ЦИКа я спросила председателя Зураба Чиаберашвили, какая цифра будет взята за 100% при подсчете явки избирателей.

— Данные на 3 января о тех, кто прошел предварительную регистрацию, плюс данные о тех, кто прошел регистрацию сегодня, — не моргнув глазом ответил председатель. — Это и будет общее количество избирателей.

— А не лучше ли было отложить выборы, чтобы подготовить нормальные списки, чем в нарушение конституции лишать права быть избирателем тех, кто не регистрируется?

— Дискуссия в день выборов неуместна, — ответил председатель и побежал от меня прочь по коридору.

Войдя в зал для пресс-конференций, я столкнулась с двумя киргизами в национальных головных уборах, напоминающих детские бумажные кораблики. Это были международные наблюдатели по линии ООН.

— Все замечательно, — радостно закричали они. — Мы не нашли никаких нарушений!

— А сколько в Грузии избирателей? — задала я вопрос на засыпку.

— Один миллион 700 тысяч, — уверенно ответили киргизы.

— Откуда вы знаете?

— Нам так сказали.

Захотелось узнать мнение: насколько такой вот подсчет процента явки соответствует принципам демократии — главного героя дня, Михаила Саакашвили. После окончания выборов он давал пресс-конференцию в самой роскошной гостинице Тбилиси — отеле “Шератон Метехи Палас”.

— Может быть, и не соответствует, но миллион 700 тысяч человек, которые пришли, — это абсолютное большинство всех возможных, теоретически допустимых грузинских избирателей, — твердо и уверенно ответил Саакашвили. — Сегодня президента выбрало самое большое процентное количество за всю историю Грузии. По всем подсчетам, даже если исходить из того, что количество наших избирателей доходит до трех миллионов, все равно это большинство.

Было ясно, что он хорошо подготовился к подобному вопросу. Однако из всех этих математических выкладок безусловно следовало одно: точного количества своих избирателей президент не знает.

Когда Михаил Саакашвили шел к трибуне, он остановился около первых рядов кресел, где в числе других почетных гостей сидел американский посол Ричард Майлз. Новый президент поприветствовал посла с большой теплотой, как приветствуют очень близкого друга. Ни с кем Саакашвили больше так не здоровался. Я тут же вспомнила, что говорила мне накануне диссидентка, лидер Национально-демократической партии, вдова известного грузинского лидера Ирина Саришвили: “Майлз — это Че Гевара. Пустить Майлза в страну — все равно что заложить бомбу. Два года они все это планировали и финансировали, Майлз руководил организацией “Кмара” вместе с фондом Сороса. Я видела 9 апреля 1989 года, я ненавидела Родионова. Но такого цинизма, как у посла Майлза, который сейчас выступает как настоящий наместник, я не видела даже тогда”.

Было очень заманчиво пообщаться с легендарной личностью. После пресс-конференции талантливый дипломат тихо стоял в зале с таким видом, будто заглянул сюда на минутку и совершенно случайно.

— Господин Майлз, правы люди или ошибаются, когда говорят, что сегодня именно вы главный именинник? — спросила я.

— Нет. Главный победитель — это грузинский народ, — скромно ответил посол и почему-то засмеялся.

— Но почему же именно вас называют закулисным режиссером всех этих удивительных событий? — не отставала я.

— Нет, я думаю, что режиссеров не было, — сказал г-н Майлз с нервным смешком. — Это было такое движение народа после выборов 2 ноября. Миша Саакашвили, Нино Бурджанадзе и Зураб Жвания были руководителями этого движения. И движение как-то победило, да.

Что-то мне все эти апелляции к народу смутно напомнили. Так что не исключено, что американцы и дальше займутся экспортом “цветочных революций” в страны СНГ, двигая своего знаменитого теперь посла из столицы в столицу в виде скромного троянского коня на великой шахматной доске.






Партнеры