Содом на набережной

9 января 2004 в 00:00, просмотров: 169

“Горим! Тьфу, тонем!” — примерно такими возгласами встретили пожарных служители Мельпомены, чей офис (Театр эстрады), расположенный в знаменитом Доме на набережной, загорелся в ночь на 6 января. И действительно, театральным работникам куда больше неприятностей доставила не огненная, а водная стихия. От пожара пострадали другие помещения — сданные в аренду под офисы.

Полностью выгорели шестой и седьмой этажи правого подъезда гигантского здания, где разместились Дом российской прессы и редакции многих столичных газет. Сам Театр эстрады был затоплен, и в среду утром приехавшие на музыкальный спектакль школьники стали зрителями совсем другого представления...

Героиню той страшной январской ночи, пожилую жительницу верхнего этажа дома 20, корпус 2, вплотную примыкающего к театру, корреспонденты “МК” на пепелище не застали. От греха подальше всех жильцов верхних этажей эвакуировали. Как выяснилось позже, эта предосторожность оказалась излишней: пламя только слегка подкоптило стекла.

А первую тревогу подняла именно бдительная старушка. Дама с вечера надоедала соседям разговорами о том, что ей повсюду чудится запах дыма. Увы, жильцы дома вовремя к ней не прислушались: посоветовали не баламутить народ и угомониться. Но уже несколько часов спустя пожарных вызвал ночной сторож театра, заметив отблески пламени буквально у себя над головой...

Справка “МК”. Дом на набережной (Дом ЦИК и СНК, Дом Правительства) построен в 1928—1931 гг. по проекту архитектора Б.М.Иофана. Представляет собой несколько 10—11-этажных корпусов, сгруппированных вокруг трех сообщающихся дворов. Общая площадь комплекса — 3 га. Помимо 500 квартир здесь находились детский сад, ясли, спортивные учреждения, прачечная, сберкасса, отделение связи, универмаг, библиотека. Кроме того, комплекс включает в себя кинотеатр “Ударник” (являвшийся долгое время самым крупным кинотеатром Москвы) и Театр эстрады (изначально — клуб). Во внутренних дворах были разбиты скверы с фонтанами. В 30-е годы в Доме на набережной жили крупнейшие госдеятели, видные военачальники и работники культуры, многие из которых были репрессированы, а их семьи — выселены.

...Огнеборцы (всего на место прибыли 35 пожарных расчетов) сразу присвоили пожару 3-ю категорию сложности — и оказались правы. Огонь распространялся по старым перекрытиям со скоростью курьерского поезда. К тому же от жара большие окна на шестом и седьмом этажах лопнули и острые осколки стекла, упав вниз, как бритвой перерезали рукава брандспойтов. Пришлось поднимать на высоту раздвижные “суставчатые” трубопроводы, по которым тонны воды обрушились сверху вниз.

Огонь победили к утру, но здесь у пожарных возникла новая трудность: сотрудники сгоревших офисов бросились спасать имущество. Это нашествие клерков напоминало срочную эвакуацию или паническое бегство под огнем противника во время бомбежки.

Спасти удалось немногое. На наших глазах пожилой журналист тащил под мышками два компьютерных блока из затопленной редакции газеты “Москвичка”. А ему навстречу уже поднимались двое молодцов, согнувшись под тяжестью металлического сейфа. “Спасти деньги не смогли — другой сейф сгорел полностью, — поделился с корреспондентом “МК” один из парней. — А в этом находятся бухгалтерские документы...” Выяснилось, что спасенная бухгалтерия принадлежит редакции журнала “Энерджи” и, возможно, именно там возник очаг возгорания. Впрочем, парень клялся, что у них в конторе корпоративные вечеринки закончились еще до Нового года, никто из персонала на работе больше не появлялся и, следовательно, не мог оставить непотушенную сигарету или невыключенный электроприбор. То же говорят и другие представители четвертой власти — например, руководители редакции газеты “6 соток” (у них сгорела приемная главного редактора).

Больше похоже, что огонь вспыхнул в комнате, где размещалась одна из турфирм. Перед Новым годом и Рождеством турагенты работали допоздна. Вероятно, кто-то из них забыл выключить электрокипятильник или чайник. А поскольку проводка в здании очень старая, даже такой нагрузки оказалось достаточно для возникновения пожара.

Кроме турфирм в крайнем подъезде Театра эстрады размещались еще несколько изданий, кафе-бар, конференц-зал, теннисный корт, где, по слухам, любит помахать ракеткой сам Шамиль Тарпищев. Эти помещения пострадали только от воды. Один из администраторов театра так сказал о нанесенном пожаром ущербе: “В театр не попала ни одна искра, но от этого нам не легче. Журналистам что: вычерпают воду, заменят сгоревшую оргтехнику — и все, можно вселяться заново. А у нас — попорченные водой декорации, фойе, зрительный зал с креслами...” Служитель не мог даже приблизительно сказать, через сколько времени вновь будет идти музыкальный спектакль для всей семьи “Энни”.

А жильцов, выселенных из поврежденного огнем корпуса, волнует другое. “Если начнется капитальный ремонт с отселением, мы, наверное, своих квартир уже не увидим, — говорит один из москвичей. — Сколько раз такое бывало: поджигали дом, жильцов под предлогом реконструкции выгоняли, а помещения продавали на сторону...”

По крайней мере, часть прогнозов граждан уже сбывается: власти говорят о необходимости срочной реконструкции Дома на набережной. Возможно, у крупного комплекса появится собственная противопожарная служба по образцу многих столичных гостиниц и предприятий.




Партнеры