Парижу показали большой

12 января 2004 в 00:00, просмотров: 163

В Парижской опере сцена для русских артистов технически сложная — уже, глубже и покат круче. Но это не мешает выступать балету Большого театра. Вчера отыграли последний из пяти показов “Лебединого озера” (редакция 2001 года). “Фирменный” спектакль Большого почтили своим присутствием жены премьер-министров двух стран — г-жа Ширак и г-жа Касьянова.

Как ни странно, сколько раз Большой был в Париже — по пальцам можно пересчитать. Первый выезд состоялся еще при Пушкине, в 1836 году. Второй — в 1954-м, через год после смерти Сталина, но тогда искусство пало жертвой политики. В тот день, когда артисты готовились к спектаклю, неожиданно объявили, что гастроли отменяются.

— Галина Сергеевна Уланова вспоминала, что артисты не смогли даже снять грим, так и просидели несколько часов в потрясении, — рассказывает мне известный музыкальный критик русского происхождения Виктор Игнатов. — А потом собрали свои манатки и уехали в СССР. Правда, Уланова через четыре года все-таки выступила в Парижской опере.

И лишь в 1969 году пять русских опер с прекрасным оркестром потрясли Париж. В год путча 1991 года был короткий балетный вояж — сыграли “Ивана Грозного” и небольшой вечер балетных дивертисментов. Дальше — как у Шекспира — тишина.

И вот теперь наконец-то Большой театр в Париже с тремя спектаклями — “Лебединое озеро”, “Дочь фараона” и “Светлый ручей”. На сцене — лучшие силы: Степаненко, Захарова, Александрова, Уваров...

— А где же ваша гроссзвезда, ну, с которой случился скандал? — спрашивает меня коллега с радио “Франс культур”. И показывает руками это самое “гросс” вокруг талии. — Она толстая... Как ее фамилия?

Слухи о Волочковой докатились до Парижа, и здесь все почему-то убеждены в излишнем весе Анастасии. Другая звезда балета Большого — Николай Цискаридзе — в Париж приедет только в конце гастролей, он находится на лечении в Биаррице.

— Вообще-то он каждый день звонит, рвется к нам, — говорит директор театра Анатолий Иксанов. — Но я говорю ему: “Сиди, не дергайся”. У него очень строгий режим. А у нас здесь другая проблема — грипп. Уже пять артистов свалились.

Впрочем, из зала эпидемии не наблюдается, напротив — ожившее стихотворение Бродского “Классический балет”. На сцене Опера Гарнье он — не что иное, как замок красоты, где балерины “в невыразимых пачках” плавают лебедями в воображаемом озере, а злой гений “в коричневом трико” мечется между ними. Сказка, сон и реальные оценки. Французы аплодируют после каждого выхода артистов, самый высокий рейтинг — у Светланы Захаровой.

— Она ангел, она гений, — сказал после первого же спектакля Ив Сен-Лоран, посетивший “Лебединое”, несмотря на то что сильно болен.

Впрочем, мнения критиков разделились — одни считают, что ее Белый лебедь из первого акта превзошел Черного из второго, другие — наоборот. Но как бы там ни было, умопомрачительной легкости и балетной поэтичности у Захаровой не отнять. Как и невесомость в испанском танце у Марии Александровой — она как будто летает по сцене.

Но что бесспорно вызывает восторги — это кордебалет: в Париже он выступил мощно, четко, что не всегда случается в Москве. Среди мужских партий прекрасно принимали как главную — принца Зигфрида (Андрей Уваров), так и характерную — Шута (Ян Годовский). Отыграв “Лебединое”, Большой переходит к “Дочери фараона” и “Светлому ручью”. Сегодня в Версале прием на 800 человек, куда рвется весь Париж.




    Партнеры