Что осталось за кадрами?

13 января 2004 в 00:00, просмотров: 129

Юрий Лужков решил продлить отпуск еще на неделю. А почему бы и нет? Главное дело сделано: новая команда правительства Москвы сформирована, перетасовка органов власти проведена — можно гулять себе смело. Да и дышится в Австрийских Альпах гораздо легче, чем на Тверской, 13.

Хотя все праздники уже закончились, обстановка в мэрии по-прежнему нерабочая. Чиновники продолжают бурно обсуждать случившееся. Еще бы: накануне Нового года пережить такой стресс! Всю предпраздничную неделю они ложились спать и просыпались с одной мыслью: “Ну когда же!” Однако, как в “Дне сурка”, счастливое завтра все не наступало. Лужков упорно не хотел говорить не только о назначениях, но и об отставках. Даже Шанцеву было неизвестно, какой будет структура правительства, в котором он, на минуточку, занимает вторую строчку сверху. К 30 декабря у людей уже начали сдавать нервы: непримиримые враги кидались друг к другу в объятия, чиновники трагическим полушепотом выспрашивали у журналистов, что им известно о грядущих кадровых перестановках. Наконец Юрий Лужков вызвал к себе руководителя имущественного комплекса Олега Толкачева...


Слухи о том, что мэр собирается отправить в отставку одного из своих первых заместителей, появились чуть ли не за год до выборов. Однако с Толкачевым их начали связывать гораздо позже, когда стало окончательно ясно, что имущественный комплекс как был, так и остается ахиллесовой пятой московской власти. Работу столичного правительства с имуществом не критиковал только ленивый. Причем если одни (например, мелкие предприниматели) говорили, что арендные ставки чересчур завышены и это тормозит развитие бизнеса, другие (главным образом политические оппоненты и федеральные чиновники) утверждали обратное. Кандидат на пост мэра Москвы Лебедев обещал только за счет грамотного управления имуществом как минимум вдвое увеличить доходную часть столичного бюджета.

С другой стороны, Толкачев так и не сумел договориться о разделе памятников с Министерством культуры. Многолетняя тяжба закончилась подписанием абсолютно пустого соглашения, по которому Москва получила, как говорится, дырку от бублика. Не смог он наладить отношения и с другим федеральным ведомством — Минимуществом. Своим постоянным вмешательством в “суверенные” дела столицы руководство министерства изрядно попортило кровушку московским властям. А громкий скандал с продажей типографии и земли под ней на Хорошевском шоссе (сделка не была санкционирована городом) мог стать той самой последней каплей, которая окончательно решила судьбу Толкачева.

По указу мэра все функции опального зама перешли к Юрию Росляку, который не только занял место Толкачева в структуре столичного правительства, но и оттянул на себя часть полномочий вице-мэра. Вместе с Департаментами имущества и земельных ресурсов Росляк получил экономический блок, а также новый Комитет по организации и проведению конкурсов и аукционов.

Росляк уже давным-давно вырос из штанишек простого министра. По информации источников “МК” на Тверской, 13, документы о его повышении готовились еще в 1999 году, но тогда по целому ряду причин курировать экономику поручили Валерию Шанцеву... Награды за профессионализм и принципиальность (а в этих качествах нового зама Лужкова сомневаться не приходится) пришлось ждать еще 4 года. Все это время Росляк следил, чтобы правительство не брало на себя невыполнимых обещаний и не принимало долгосрочных программ, не обеспеченных финансами. Задача тем более трудная, поскольку идей у чиновников много, а бюджет у Москвы не резиновый. К тому же 40% расходов однозначно направляются на социалку. В общем, в том, что последние годы столица ни разу не оказывалась на грани дефолта и при этом в городе продолжали осуществляться крупные затратные проекты, есть немалая заслуга лично Росляка. Теперь Лужков, очевидно, надеется, что новый зам сумеет навести порядок и в имущественно-земельных отношениях. Часть проблем, возможно, удастся решить собственными силами, однако по целому ряду принципиальных вопросов (оценка и продажа земли под предприятиями и т.п.) потребуется поддержка Государственной думы.

Кстати, не сбылись прогнозы о том, что в команду Лужкова нынешнего созыва могут войти члены московского отделения “Единой России”. Мэр решил не торопить события и не ввязываться в рискованный эксперимент по формированию партийного правительства. Георгий Боос (а именно он, по слухам, усиленно метил на место Толкачева) занял пост вице-спикера Госдумы и теперь вполне может побороться за пост федерального министра.

Еще из несбывшихся предсказаний — отставка Владимира Ресина и Иосифа Орджоникидзе, с одной стороны, и карьерный взлет бывшего префекта ЦАО Геннадия Дегтева — с другой. О том, что главный московский строитель после выборов уйдет, говорили скорее по привычке. Ресина провожают на пенсию по любому поводу, а уж на этот раз, как говорится, сам Бог велел. Однако серьезных претензий к строительному комплексу у градоначальника, по всей видимости, нет. Ведь Ресин — это не только квадратные метры и снесенные пятиэтажки, но и ключевое звено в цепи сложнейших производственных и бюрократических отношений, сложившихся на строительном рынке города.

Что касается Орджоникидзе, то в Москве, безусловно, есть люди, которые очень бы хотели, чтобы он ушел. Однако интересы города оказались сильнее интересов отдельных, пусть даже влиятельных бизнесменов и групп. Орджоникидзе не может уйти в тот момент, когда у мэра такие серьезные планы на Сити. Хочешь не хочешь, а к 2007 году на месте котлована должен быть город-сад с новым зданием мэрии и гордумы в качестве древа жизни.

Отставку префекта ЦАО Геннадия Дегтева источники на Тверской, 13, поначалу оценили со знаком “плюс”. Мол, нечего лить слезы по добру молодцу, у него еще все впереди. Однако время идет, основные посты уже распределены, а Дегтеву в новой структуре власти места пока не нашлось. То, что ему предлагали до Нового года, не устраивало экс-префекта, а теперь выбирать уже практически не из чего. Самый привлекательный вариант из оставшихся — должность начальника “транспортного цеха” (Лужков до сих пор не подтвердил полномочий прежнего руководителя Комитета по транспорту и связи Александра Беляева). Это, конечно, существенно ниже, чем префект Центрального округа.

Вслед за Дегтевым и Толкачевым о том, что его карта бита, официально узнал министр информационной политики правительства Москвы Александр Музыкантский. Вот для него-то это точно была не новость. Последние месяцы, несмотря на предвыборную кампанию, Александр Ильич производил впечатление чиновника, которому все глубоко до лампочки. В эфире подконтрольного мэру канала ТВЦ творились странные вещи. В прайм-тайм там вдруг появлялся главный соперник Лужкова Лебедев и демонстрировал не только интеллектуальную, но и физическую мощь — например, устраивал заплыв на энное количество метров вольным стилем. Ну а программа Караулова все с тем же Лебедевым во весь экран вообще вывела отцов города из себя. Понятно, конечно, что в “Момент истины” люди попадают не просто так, но ведь надо и честь знать. Уж хотя бы в период до 7 декабря включительно. В общем, после того как ТВЦ откровенно провалило избирательную кампанию, от Музыкантского не осталось даже рожек и ножек. Лужков, чтоб другим неповадно было, не только его уволил, но и саму должность упразднил. Нет теперь в правительстве Москвы министра по информационной политике и связям с общественностью. Да и зачем он нужен при наличии пресс-службы и Комитета по телекоммуникациям и СМИ? Ведь у мэра нынешний срок последний. Тут не о пиаре нужно думать, а о преемнике.

31 декабря Лужков по традиции собирал членов правительства на новогодний прием. Именно там, в кругу коллег и друзей, градоначальник впервые заикнулся о том, что грядущие четыре года будут итоговыми и дальнейших попыток удержаться на посту он предпринимать не будет. По словам источников, Лужков прямо не назвал преемника, однако посоветовал Валерию Шанцеву набираться опыта и сконцентрироваться на “общественно-политической работе”. Честно говоря, эти слова немало озадачили присутствовавших. К вечеру 31 декабря, когда состоялся прием, уже было известно, что Шанцева “подвинули”, и “подвинули” капитально. В подчинении у вице-мэра остались только Департамент науки и промышленной политики, Департамент поддержки и развития малого предпринимательства, а также целый ряд комитетов и комиссий, не связанных общей тематикой. Впрочем, говорят, это еще не самый плохой вариант. По свидетельству некоторых источников, сначала Шанцева и вовсе хотели бросить обратно на социалку…

Но и с таким багажом, как сейчас, Валерий Павлинович вряд ли сможет претендовать на роль преемника. Практика показывает, что в Москве реальный руководитель должен заниматься не общественно-политической деятельностью, а хозяйственной. Другой возможности подобрать под себя административный ресурс, необходимый для управления мегаполисом, просто не существует. Зато у Шанцева появился реальный шанс набрать очки в глазах ВВП: именно он возглавил штаб по выборам президента в Москве.

Судя по всему, сегодня Лужков не только не готов, но и не хочет называть возможного преемника. “Мэр прекрасно осознает, что, как только он это сделает, указанного им человека тут же сожрут”, — признался в беседе с корреспондентом “МК” высокопоставленный чиновник столичной администрации, посоветовав за дальнейшими разъяснениями обратиться к Борису Немцову, которого однажды уже публично назначали наследником.

За 4 года до смены власти безбоязненно можно рассуждать лишь о том, каким должен быть градоначальник, пришедший на смену Лужкову. Во-первых, если не известным, то узнаваемым (по крайней мере москвичами). Во-вторых, с большим опытом управленческой работы. В-третьих, железно лояльным Кремлю. Ну и наконец, будущий мэр не должен породить бурю в стакане воды. Иными словами, обстановка в мэрии и в целом в столице должна оставаться спокойной. Ведь это только на первый взгляд команда Лужкова кажется дружной. На самом деле между отдельными ее членами складываются очень непростые отношения, а видимая сплоченность достигается исключительно за счет личного авторитета градоначальника. Кроме того, необходимо учитывать, что кандидатура преемника должна устраивать не только чиновников, но и представителей крупных финансовых и промышленных групп, работающих в Москве. А это еще больше усложняет и без того трудную задачу поиска.




Партнеры