Как брали девушку измором

13 января 2004 в 00:00, просмотров: 579

Президент, Госдума и Министерство культуры, которое вообще-то обязано было само все придумать, разрулить и загодя выйти с предложением, настолько заигрались, похоже, в псевдогосударственные свои игрища-интриги, что позорно проморгали самое главное для страны событие наступившего года и даже не догнали, что в каком-нибудь новогоднем обращении надо было бы торжественно объявить наступление в России “ГОДА СЕМЬИ”. Обломайтесь!


Еще не серебряная, но уже, по житейскому календарю, розовая свадьба, первая круглая дата: сегодня исполняется 10 лет со дня помолвки Аллы Пугачевой и Филиппа Киркорова.

Алле уже не отмазаться от криков “горько!”, как она это сделала на прошлых “Рождественских встречах”, зло зашипев на толпу: “Что, с ума сошли?! У нас Новый год, а не свадьба...” Сегодня ей лобызаться с Филом придется до потери сознания, ибо ближний круг, который обязательно присоединится к главной Семье страны по случаю торжества, до посинения будет вопить это самое “горько!”.

Сперва она хотела уединиться в своем поместье, в глуши, на Истре, и принимать всех там. Но вчера решила вернуться в Первопрестольную и отметить дату хоть и не помпезным торжеством с народными гуляньями, но задушевной посиделкой в одном из двух ее любимых ресторанчиков — или на Пушке, или на Якиманке. В каком именно — решит ближе к вечеру. В волнениях и Филипп: он, как всегда, приготовил большущий и дорогущий подарок, но скрывает, какой именно, чтобы был сюрприз.


Нам впарили год какого-то Казахстана. С какого перепугу?! Не в Казахстане ж, а у нас, в России, десять лет назад создалась самая главная Семья, которая вдохновила массы и подарила стране расчудеснейшую лирико-романтическую сказку, переплюнувшую не только бразильские (не говоря уже о мексиканских) сериалы, но и саму американскую “Санта-Барбару”! Их песня народу строить и жить помогала. Апофеоз патриотизма! А у госмужей Казахстан на уме. Ни слова, ни полслова, даже поздравительной телеграммки не стуканули и ИТАР-ТАСС не напрягли... Эх, Расея!

А в том самом 94-м, между прочим, ИТАР-ТАСС, главный рупор российской пропаганды, с пометками “срочно” отслеживал брачную хронику героев почти в режиме реального времени: “На всем пути следования (в день помолвки 13 января. — Авт.) любимых артистов приветствовали прохожие, а творческая группа телекомпании “Останкино”, снимавшая открытие очередной пиццерии на Тверской, оставив задание, мгновенно присоединилась к эскорту из милицейских машин, “Чаек” и “Вольво”. В таком сопровождении Пугачева и Киркоров благополучно пересекли Красную площадь, переехали Москву-реку и остановили коней перед рестораном “У бабушки”...

* * *

Сейчас торжественно-юбилейные мероприятия можно было бы растянуть аж на полгода, ибо процесс “обженитьбы” Аллы Пугачевой и Филиппа Киркорова в 1994 г. проистекал во времени и пространстве весьма обстоятельно и размеренно, держа в напряжении огромную страну месяцы напролет.

Закончилось все 15 мая в православном храме на Земле обетованной святого града Иерусалима, где первое в жизни батюшкино благословенье на брак получил не только 27-летний Фил, но и 45-летняя Алла, которая уже ходила замуж 3 раза, но через церковь — в первый. Посему расчувствовалась и расплакалась. Так же, как и за 2 месяца до этого, 15 марта в Санкт-Петербурге, во Дворце бракосочетаний на Английской набережной, где записью в актах гражданского состояния новый статус брачующихся был закреплен и в светском миру. До сих пор гадают, что тогда довело Аллу до слез: личное ли участие в церемонии мэра Собчака, стены ли и аура дворца, где до революции проживал князь Николай Николаевич, лично освобождавший в XIX веке Болгарию от османского ига (не освободил бы — где бы искала она своего Филю?)... А может, просто разбередил душу мистический символизм — ведь в тот год Алла могла праздновать серебряную свадьбу со своим первеньким — Миколасом Орбакасом, отцом ее дочери Кристины. В 1969 г. она как раз вышла за него замуж. А потом у “рыжей кошки” были еще две семейные жизни. Наступала четвертая. “Найдется ли сил еще для пяти?” — могла думать в тот момент Алла, и от этих мыслей не то что всплакнуть, а завыть белугой — в самый раз...

* * *

В конце 1993 года Алла, формально расторгнув давно рухнувший 13-летний брак с Евгением Болдиным, оказалась в статусе завидной невесты. Кого только ей не прочили в женихи: и Леонтьева, и Кинчева, и Розенбаума, и Челобанова... Когда поползли первые слухи про Киркорова, вызвавшие у кого столбняк, у кого гомерический хохот, права на Аллу предъявил еще и Бари Алибасов. Он заявил, что готов на дуэли спорить с ФиКи за руку и сердце АБ. Благо, не поспорили.

У Фила в то время была полоса охлаждения с Примой, которую благодаря своим родителям он знал еще с детства, и также с детства болезненно грезил тем, что когда вырастет, то “женится на тете Алле”. Сперва “тетя Алла” умилялась (“какой смешной мальчик”), а когда мальчик подрос и все так же настырно не давал проходу, “тетя” отмахивалась от него, как от назойливой мухи. Даже скрывалась. Расстроенный мальчик назло “тете” пускался во все тяжкие: то приходил в Театр песни, то уходил, то устраивал буффонаду, заводя заведомо беспонтовые шашни с замужними Распутиной и Азизой, то науськивал Любу Успенскую подать в суд “на Пугачиху” и всегда пел ее песни. Алла возмущалась — поет, стервец, а денег не платит.

В ноябре 1993-го на вечере у Буйнова в МДМ ФиКи свернул трубочкой котлету из 10 стольников (1000 $) и, чтобы видели все, нарочито театрально засунул их посередке открытого Аллиного декольте. Так обычно расплачиваются с девицами в борделях.

— Это вам, Алла Борисовна, за песню “Между небом и землей”... Вообще, я вас люблю.

— Раз любишь — женись, — заносчиво ответила поморщившаяся Алла. И осеклась. Киркорову этого только и надо было. Сколько ж лет он выжидал тигром в засаде, и тут эта лань оступилась, ляпнула лишнего, понимаешь. Конечно, занесло. Но поздно. Слово не воробей. Лань попалась.

— Когда? — не растерявшись, продолжил Киркоров брать девушку измором.

— 13 января, — пробормотала опешившая от столь резкого поворота сюжета Алла.

Цифра 13 — ее любимое число. 13 января сочетались браком ее родители, так что именно этой дате Алла обязана своим появлением на свет. Она произнесла “тринадцать” почти рефлекторно.

* * *

На следующий день в квартиру Пугачевой на Тверской был доставлен букет из 113 роз. Потом из 115. И так каждый день — на две розы больше. К дню помолвки квартира превратилась в сказочную душистую оранжерею. Никто из бывших мужей и любовников за Аллой так красиво и романтично не ухаживал. Больше напрягалась она. А тут — благолепие и полная расслабуха. Когда она поняла, что дело пахнет керосином, все всерьез, а не из серии “спьяну ляпнули и забыли”, сильно, надо сказать, струхнула. Пыталась поначалу обернуть все в шутку, но измор продолжался. ФиКи вцепился в случай железной хваткой. Алла задумалась. То стояла у окна, то сидела на диване, то мерила шаги, днем счастливо улыбаясь, ночью плача от тоски... И решилась. Мол, была не была!

* * *

Помолвка совпала с церемонией “Овация”. Поэтому после отраженного во взволнованной хронике ИТАР-ТАСС обеда “У бабушки”, в ресторане актрисы Аллы Будницкой, сыгравшей в 1979 г. роль подруги-соперницы Аллы в первом фильме “Женщина, которая поет”, молодые в соболиных шубах отправились на той же тройке с бубенцами в зал “Россия”, где сорвали заслуженную “Овацию”. Ошалелая публика хлопала глазами, Киркорова “озвездили” “Певцом года”, а новобрачную прозвали “Живой легендой”. Алла сердито буркнула: “Чтобы в последний раз!” — мол, какая я вам “живая легенда”, я только замуж выхожу.

Все выискивали подвох и отсчитывали новой суперсемье, “если это не розыгрыш”, кто год, кто два, кто максимум три...

* * *

Прошло десять лет.

“Ну, и что?! Люди себе вон обезьянок всяких заводят. А я Киркорова завела. Мне хорошо”, — хохотнула тут намедни Алла, но от развернутого эпохального интервью, вроде того, когда в 99-м на целую полосу в “МК” она объясняла, за что “все геи мира принесут ей по кусочку хлеба”, отказалась. “Не хочу из этого делать какой-то пиар. Личное должно оставаться личным, а не выставляться напоказ”, — в приступе неожиданной скромности обрубила Прима, порушив радужные надежды. Хотелось, конечно, помахать перед напудренным носиком ее же былыми первополосными откровениями про “только отошедшие воды” и все остальное, что даже вспомнить — как вздрогнуть. Ну, да ладно — не последний ведь юбилей. Не так ли?

С поздравлениями и пожеланиями любви, счастья, здоровья и тотальной гармонии еще на сто лет брака



Партнеры