Без конца, без края...

14 января 2004 в 00:00, просмотров: 1581

— Как? Иисус тоже был обрезан? — удивился мой знакомый, считающий себя прилежным христианином. Никак ему не верилось, что ровно 2004 года тому назад Христа, как обыкновенного иудейского мальчика, на восьмой день после рождения подвергли древнему обряду.

Действительно, непонятно, почему день Обрезания Господня сегодня отмечают православные. Ни мусульмане, ни иудеи понять его назначения не могут: у них такого праздника нет, зато есть сам обряд. У нас же все наоборот.

В Москве функционирует несколько религиозных организаций, которые совершают сей ритуал. Чаще всего их работники выезжают к “клиентам” прямо на дом. Корреспондент “МК” несколько дней работал по вызову с иудейским моэлем и мусульманским доктором. И с удивлением выяснил, что у православных москвичей обрезание пользуется не меньшей популярностью... Только из сексуальных соображений.

Брит-Мила пидманула, пидвела!

Дом у верующего еврея — полная чаша. Едва открылась дверь, из квартиры с жужжанием вынеслись четыре пацаненка и набросились на Ицхака Лившица с поцелуями. Мамаша Лия не препятствовала детским излияниям: “Видите, как они любят своего моэля!”. Скорее мальчики радуются, что на совершение обряда уже в пятый раз собралась вся их многочисленная родня. Даже дедушка Изя приехал из Тель-Авива. “Раз Бог дал столько детей, все они должны стать настоящими евреями”, — улыбается довольная Лия. Отдельно приветствует моэля мужчина с огромной бородой в расшитом красочном хитоне...

— Это сандак, — объясняет Ицхак. — Придерживает ребенка во время обезания, как правило, человек достойный и денежный — тогда и малыш будет богат и почитаем.

Виновник торжества, восьмидневный Абрам, почивает в соседней комнате. “Эта операция настолько простая, что анестезию мы не применяем. Младенец просыпается лишь на секунду”, — успокаивает нас Ицхак. Сандак осторожно кладет руку крошечному Абраму под голову, но в этот момент моэль вдруг замечает подвох:

— У малыша течет из носа. Я не могу совершить обряд...

С этими словами Лившиц шагает в прихожую, а гости с причитаниями спешат за ним. Дедушка Изя с укором трясет у нас перед носом специально заготовленной вазочкой с землей — в такой же его родители когда-то похоронили и его крайнюю плоть... (К слову, после обряда “погребения” священный сосуд можно тут же выкинуть в мусоропровод.) Моэль неумолим — мы спешим ретироваться.

— Откладывать обряд приходится нередко... Каждый раз это трагедия для семьи, — сетует моэль. — Даже насморк опасен для малыша при обрезании.

Ицхак Лившиц уже шесть лет минимум по три раза в неделю выезжает по вызову. В Москве “тонкое дело” поставлено на конвейер: один моэль обслуживает сразу несколько синагог. Причем абсолютно безвозмездно.

— Я встречал людей, близких к возрасту пророка Авраама, который в сто лет обрезал себя и своего сына, — рассказывает моэль. — Если же русский мужчина влюбится в еврейку — это еще не повод для операции. Сначала он должен принять иудаизм. Но это может занять годы. У иудеев принято знакомиться через сваху, и в требованиях к ней всегда присутствует пунктик о брит-миле.

Зрелые мужчины после обрезания обычно интересуются: “Как скоро можно будет заниматься сексом?” У верующих евреев этот момент вообще строго регламентирован: к примеру, женщина не может вступать в половую связь в течение двух недель с начала месячных. Чтобы любимый ждал и копил страсть. Моэль прописывает пациенту контакт с любимой уже через полторы недели после обряда.



На суннет и суда нет

Отец и пятилетний сын серьезны как никогда. Мать сослали на кухню: мальчик становится мужчиной, женщине при этом присутствовать негоже! Суннету (мусульманскому обрезанию), в отличие от еврейской брит-милы, подвергается ребенок пяти-семи лет. Хотя внука пророка Магомета обрезали всего через месяц после рождения.

Мать Инара от волнения тихонечко плачет на кухне, где мы с ней остаемся вдвоем: “У Феди слабые нервы, а отец ему плакать запрещает”. Из соседней комнаты, где доктор Абдул Хабиров принялся за дело, доносятся завывания и бормотания — отец мальчика молится. Мама теребит в руках новую рубашку — подарок сыну.

— У нас в Татарстане одна мусульманская партия даже ввела у себя закон обрезать женщин. Это просто варварство! Агитируют 18-летних девочек, хотя в Коране нет ни слова о женском обрезании... Девушкам вырезают клитор, чтобы они не испытывали “унижающее женщину сексуальное желание”.

Доктор Абдул Хабиров потом объяснил, насколько это опасно: “В клиторе у женщины собрано очень много кровеносных сосудов, так что при неумелом хирургическом вмешательстве она может умереть от потери крови”.

За совершение обряда Абдул берет столько, сколько дадут сами клиенты, — Инара вручает ему около тысячи рублей. Федя с заплаканными глазами ковыляет в ванную.

— Пятилетние дети дагестанцев и чеченцев уже ведут себя как мужчины — терпят обряд без слез — делится Абдул Хабиров. — Меня пятилетнего отец как-то разбудил поутру и, ни о чем не предупредив, обрезал без всякой анестезии! Сейчас мы используем местный наркоз: укол или прыскаем на кожу лидокаином.

Некоторые мусульмане мумифицируют свою крайнюю плоть и оставляют как реликвию для потомков. Считается, что она хорошо сохраняется в медовом растворе. Вместе с татарской семьей отправляюсь на Мытищинское мусульманское кладбище.

— Сжигать крайнюю плоть — грех. Любая человеческая плоть должна покоиться в могиле предков, — объясняет женщина. — Поэтому тут же захоронены крайняя плоть отца и нога его родного брата, которую врачи ампутировали по болезни.

Специалистов по мусульманскому обрезанию в столице почему-то не так много: “Многие забыли традиции своего народа”. Верующие часто обращаются в частные клиники или к знакомым врачам.

— Одного дагестанца вообще прооперировал стоматолог и полголовки ему отрезал! А в далеких аулах до сих пор иногда обращаются к знахарям, которые по сто человек режут одной бритвой и в качестве дезинфекции применяют муку и обожженную баранью шкуру! — говорит Абдул Хабиров.



Красота по-американски

Путаницу с днем Обрезания Господня и несуществующим в православии обрядом нам объяснил отец Александр Борисов, настоятель церкви святых бессребреников Космы и Дамиана:

— Иисуса обрезали по иудейским традициям, и об этом говорится в Евангелии. Обряд подчеркивает, что Сын Божий был рожден во плоти. Сначала его соблюдали и православные, потом перестали. А событие мы по сей день празднуем по православному календарю.

Ради эксперимента мы позвонили в одну из клиник эстетической хирургии столицы и неожиданно для себя выяснили, что у православных москвичей на обрезание своеобразная мода.

— К нам приходят обрезаться каждый день, — рассказывает Александр Жуков, пластический хирург. — Мужчины, страдающие преждевременной эякуляцией, хотят устроить жене сюрприз. Ведь у обрезанных мужчин слизистая головки грубеет, и в результате половой акт длится дольше. Но некоторых приходится отговоривать: если жена ушла к обрезанному, вовсе не значит, что причина разрыва именно в этом.

Многие возвращаются обрезанными после путешествия в... Америку. В начале 90-х годов американские медики сделали наблюдение: у обрезанных мужчин практически не бывает рака пениса, а у их партнерш — рака шейки матки. Тогда специальной госпрограммой постановили обрезать всех, а вскоре доказали, что тот же эффект приносит соблюдение элементарной гигиены, и отменили закон.

— Под крайней плотью скапливается так называемая смегма, подверженная разными инфекциям, — говорит врач. — Иногда операцию делаем уже из-за воспалений.

— Никогда не стоит спешить с операцией, — считает сексолог Диля Еникеева. — Есть способы добиться желаемого эффекта без хирургического вмешательства. К примеру, в секс-шопах продается специальное кольцо, позволяющее удерживать крайнюю плоть отодвинутой долгое время — и слизистая головки станет менее чувствительной. Конечно, некоторым женщинам нравится, как выглядит аккуратненько обрезанный член. Но оргазма многие достигают только при ласках клитора, а сам половой акт для них лишь неминуемый супружеский долг. Одна пациентка жаловалась на мужа-дагестанца: “Половой акт для меня всегда сплошное мучение, он длится целых два часа!”. К тому же при отсутствии крайней плоти у мужчины не выделяется смазка для секса.

Одного из потенциальных клиентов на обрезание нам удалось застать перед кабинетом врача: парень лет двадцати пяти с крашеными волосами и сережкой в носу. Свое появление здесь он объяснил так: “Я тут как-то посетил гей-сауну и офигел: одни обрезанные, у других там пирсинг! Ну, блин, прикольно... Только за операцию дерут 6 тысяч рублей, гады...” Услышав, что это вообще-то религиозный обряд, он не растерялся: “Ну вот, преподнесу своему другу сюрприз к праздничку...”

Наверное, каждому обряду должны соответствовать и времена, и присущие им нравы. Может, поэтому в данный момент о грядущем празднике россиянам лучше не вспоминать.


Максим Дунаевский, композитор:

— В детстве я был ярый пионер, к тому же моя мама русская и окрестила меня в православной церкви… Так что душа моя раздвоена! Хотя я однажды выступал в Израиле, и за кулисами один высокопоставленный человек мне сказал: “Максим, вы даете у нас по 15 концертов в год, не пора ли приобрести израильское гражданство?”. “Но ведь тогда мне придется сделать обрезание!” — возразил ему я. Он посмеялся: “Это мы постараемся обойти”… В современном мире этот обычай уже давно не соблюдается, и что касается моих детей, я и не думал их обрезать. Да и мамы у них у всех русские.


Владимир Винокур, артист:

— У меня с этим как-то не сложилось. Отец работал на руководящей должности, был коммунист… Это сейчас стало модно в церковь ходить, креститься и свечки ставить. А в 60-е годы было подсудным делом. Так что я сам не обрезан… К сожалению. А что? Это, говорят, вещь полезная! Гигиена там... Ну, нет так нет, теперь уже поздно раздумывать.


Лев Новоженов, телеведущий:

— Обрезание — это красиво. По мнению женщин, между прочим. Ну и гигиенично еще… Так что плюсов много. Как меня обрезали, не помню, маленький был, но никогда об этом не жалел. Вот вы говорите, в советское время сделать обрезание было не так просто… В партию было вступить куда сложнее! Совершать древний обряд над сыном не думал: сам тогда был молодой, дурак… А сын вырос, поехал в Израиль и сам себя там обрезал. Ну что нам, ссориться из-за таких вещей? Да упаси боже!





Партнеры