Касьянов сам себя высек

17 января 2004 в 00:00, просмотров: 303

Вчера в Госдуме представители меньшинства продолжали постигать горькую науку существования в условиях тотального господства “Единой России”. Главным событием дня было общение с премьером Михаилом Касьяновым.

Он выглядел утомленным (“Какие у него синяки под глазами!” — ахали симпатизирующие обладающему приятным баритоном Михал Михалычу сотрудницы аппарата), но держался на думской трибуне раскованно. Характеризуя ситуацию в стране, он был намного критичнее, чем во время общения с народными избранниками в Думе прошлого созыва. Число граждан, живущих за чертой бедности, остается высоким (почти 28 миллионов человек), увеличивается разница в доходах между богатыми и бедными (цифры не названы). Экономика по-прежнему “в экспортно-сырьевой ловушке”. Тот замечательный экономический рост, которым исполнительная власть хвастается как большим достижением, в основном достигнут за счет экспорта нефти и газа: только 10 процентов ВВП дала в 2003 году перерабатывающая промышленность, а добывающая — 18 процентов...

Впервые в истории Госдумы большинство не только ограничило число вопросов, задаваемых главе правительства, но и установило для фракций неравные квоты: “Единая Россия” получила право на семь вопросов, КПРФ, ЛДПР и “Родина” — по одному, независимые — ни одного.

Кстати, к одному из депутатских вопросов Касьянов подготовился заранее — о “природной ренте” и о том, не надо ли как следует “пощипать” нефтяников. Наши нефтяные компании платят в бюджет от прибыли “чуть меньше, чем в Норвегии, чуть больше, чем в Великобритании, и примерно столько же, сколько в США”, — сказал премьер. Если с них и надо брать дополнительно, то разве что в тех случаях, когда цена на нефть превысит 25 долларов за баррель. Но сразу оговорился: гигантских денег это не даст...

А покидая Думу, премьер рассказал журналистам, как правительство будет работать с депутатами: “Если предложения и возражения, высказанные по законопроектам, мы сочтем аргументированными и правильными — значит, внесем изменения в закон. Если эти возражения и предложения покажутся нам неправильными — будем пользоваться тем большинством, которое сегодня сформировалось, для принятия законов”.

Проводив премьера, Дума занялась утверждением председателей комитетов и провозилась с этим несколько часов. Хотя чего там возиться, если все понятно заранее? Но некое подобие обсуждения было устроено. Претендентам пришлось выходить на трибуну и отвечать на вредные вопросы. Несладко пришлось Юрию Васильеву, председателю Комитета по бюджету. Николай Павлов (“Родина”) спросил его про темную историю с какими-то тремя покушениями. “Три — это слишком много”, — ответил, широко улыбаясь, мэр Пятигорска с 12-летним стажем Васильев. А покушались, оказывается, не на него, а на его жену и водителя...

Комитетов в Думе стало больше, чем было в прошлой (хотя и в прошлой их было слишком много): 29 плюс Мандатная комиссия. Все они, естественно, достались “Единой России”. Ознакомление со списками депутатов, записавшихся для работы в разные комитеты, порождает серьезные подозрения в том, что многие сохранены лишь для того, чтобы обеспечить хорошими постами и кабинетами хороших людей. Например, в Комитете по делам женщин, семьи и молодежи будет трудиться три человека (включая председателя), в Комитете по делам национальностей — 4 человека. (Для сравнения: в Комитет по энергетике, транспорту и связи записалось 24 депутата, в Комитет по безопасности — 29, в бюджетный — 49.)




Партнеры