Смерть за стеклом

20 января 2004 в 00:00, просмотров: 362

Уже неделю не стихает скандал в северном городе Краснотурьинске. Родители погибших малышей требуют справедливого наказания для врачей. А комиссии разных статусов, вплоть до комиссии из Минздрава РФ, пытаются докопаться до истинных причин трагедии. Уже есть и первые “результаты” расследования: главный врач краснотурьинского роддома Марат Салахов отстранен от занимаемой должности. Строгий выговор получил глава департамента здравоохранения Краснотурьинска Владимир Жуков. Возможно, “черные метки” получат и некоторые областные здравоохранительные чиновники. Но смогут ли эти меры повлиять на ситуацию? Проклятый родителями погибших детей роддом уже в конце недели распахнет свои двери для новых рожениц. Корреспонденту “МК” удалось поговорить с семьями, которых постигло горе. И выяснить, что же творилось за стеклянными дверями “лучшей” больницы области...

Беда подкралась как бы ниоткуда. Еще 31 декабря в новогоднем выпуске газета “Вечерний Краснотурьинск” радостно поздравила семью Вагиных с рождением первого ребенка. Не то чтобы Вагины были какими-то видными людьми в городе, просто у местных журналистов несколько лет назад появилась такая традиция — в канун Нового года чествовать всех новорожденных. А семейство Вагиных к тому же только в июле отпраздновало свадьбу, и Артур, родившийся здоровым крепышом — 3,600 кг, — был желанным ребенком.

На нехорошие известия, уже расползавшиеся по городу, молодая мамаша Ольга Вагина внимания не обращала. В конце декабря в роддоме умерло двое новорожденных. Для российских роддомов это нормальный показатель младенческой смертности. И, любуясь своим дитятком, Ольга думала: мало ли какие ужастики сочиняют в провинции о больницах. А роддом в Краснотурьинске считался показательным. Сюда стремились попасть будущие мамы из всех ближайших городов, сюда же отправляли всех рожениц с предполагаемыми осложнениями. В новом здании роддом начал работать не более пяти лет назад, и ему было присвоены международный золотой сертификат и почетное звание “Больница, доброжелательная к ребенку”.

Когда на третий день после родов Ольга Вагина пожаловалась лечащему врачу, что ее Артурчик слишком часто срыгивает молочко, здорового до сих пор мальчика решили понаблюдать отдельно. Без всякого промедления карапуза поместили для наблюдения в помеченную смертью реанимационную палату, ссылаясь на то, что здесь имеется вся необходимая аппаратура. На следующий день Ольгу к ребенку уже не допустили, посоветовав любоваться на чадо через стекло. И шесть дней молодая мама через стеклянную стену смотрела, как умирает ее первенец. В эти страшные сутки она была уже не одинока: еще четыре роженицы — соседки по палатам — сквозь слезы смотрели на медленное угасание своих детей.

То, что происходило за стеклом, описать трудно:

— У меня было впечатление, что дети мутируют на глазах, — рассказывала потом журналистам Юля Гостева. — На лице у моей девочки появилась какая-то огромная шишка.

О подобных симптомах у сына говорила и Марина Хромова:

— У моего сына так раздуло животик, что невозможно было застегнуть памперс... Совершенно очевидно, что с нашими малышами происходило что-то ненормальное.

Вырвать детишек из-за стекла родители, естественно, пытались. Так как местные врачи не могли толком объяснить, из-за чего буквально по часам ухудшается здоровье младенцев, а только накачивали их антибиотиками, да так, что лопалась кожа, родители потребовали перевести детей в областной центр. На что получили спокойный ответ: “Да что вы рыпаетесь, везде праздники. Никто специально вашими детьми заниматься не будет”.

В ответ на этот медицинский цинизм папа Маши Гостевой, работающий на Краснотурьинском алюминиевом заводе, не только договорился с одной из больниц Екатеринбурга, но даже выбил у родного предприятия вертолет для быстрой доставки крохотной дочери к специалистам. Но выдать родителям умирающего ребенка в краснотурьинском роддоме отказались. В “доброжелательной к ребенку” больнице не спешили бить тревогу. Даже после того как патологоанатом роддома обнаружил при вскрытии первых трупов нехорошие симптомы гнойной инфекции и высказал опасения о возможности массового заражения. Видимо, не хотелось больнице терять звание лучшего окружного роддома...

Именно этот статус исковеркал жизнь семьи Хромовых. Благодаря почетному званию в краснотурьинский роддом попала жительница Нижнего Тагила Марина Хромова. Марина с мужем на новогодние праздники поехала в гости в Серов. Возможно, в дороге были какие-то треволнения, и женщина начала рожать раньше срока — на 36-й неделе. В серовском роддоме посоветовали доставить Марину в Краснотурьинск: там, дескать, окажут более квалифицированную помощь…

Когда 12 января умер шестой ребенок, утаивать в стенах больницы скандальную ситуацию уже стало невозможно, и врачи роддома публично признали наличие чрезвычайной ситуации. По факту смерти младенцев в Свердловской области была экстренно создана специальная комиссия из специалистов центра санэпиднадзора и областного Минздрава.

Все комиссии наперебой сейчас говорят исключительно о халатности. По предварительным данным, дети скончались от редкой формы пневмонии — Klebsiella pneumonia, возбудители которой передавались через кювезы (инкубаторы) для новорожденных, которые вопреки правилам не обрабатывались после каждого пациента. Обнаружили вирус и в других медицинских аппаратах, на прочих якобы стерильных предметах. Получается, что гнойную инфекцию буквально закачивали в легкие новорожденных детишек. В одного за другим вдували смерть.

Городская прокуратура решила вмешаться в ситуацию лишь после того, как туда с заявлениями пришли родители погибших детей. Как уверяли сотрудники правоохранительных органов, о подозрительной смертности в роддоме до прихода родственников они ничего не слышали. Когда же о ЧП рассказала пресса, заместитель генпрокурора РФ в УрФО Юрий Золотов взял под личный контроль ход расследования дела, возбужденного по части 3 статьи 293 УК РФ “Халатность, повлекшая смерть человека”. Обвинение до сих пор никому не предъявлено, очевидно, следователи дожидаются результатов работы медицинских комиссий. А возможное максимальное наказание по этой статье конкретных виновных в смерти шести только родившихся человек — пять лет лишения свободы. Меньше года за каждого убитого младенца. Впрочем, в Краснотурьинске предполагают, что и того не будет: врачи все чаще напоминают о том, что заразу в роддом могла принести одна из рожениц, а специалисты ее просто вовремя не заметили.

Чтобы доказать Москве единичность ситуации, свердловское медицинское начальство привело в боевую готовность все роддома области. Там бушуют проверки, вскрывающие потаенные гнойники. Причем гнойники вскрываются просто шокирующие. Так, заместитель главного санитарного врача Каменска-Уральского Чарипова призналась: “Та ситуация, которая возникла в Краснотурьинске, в одном из лучших роддомов области, нас чрезвычайно насторожила еще и потому, что сегодня каменские роженицы находятся в далеко не идеальных условиях. Наш роддом на время строительства перинатального центра переехал в здание, где раньше размещалось отделение гнойной хирургии. Причем помещение, где ранее лечили гнойных больных, перед приемом роддома капитально не ремонтировалось”.

А на Урале родилась новая поговорка: “Кто не рискует, тот не рождается”.





Партнеры