Вова и Hадя здесь были

21 января 2004 в 00:00, просмотров: 227

Слухи ходят по Парижу. Будто Компартия Франции (КПФ), разорившись, пустила с молотка все имущество, включая легендарные апартаменты Ленина на улице Мари-Роз. Проверить их решил собкор “МК” во Франции.

“Что вы, что вы! — замахал руками главный архивариус КПФ Паскаль Каро. — Никогда наша партия не продаст квартиру Ленина! Ни-ког-да! Но музей мы действительно закрыли. Во-первых, потому что совсем недавно там прорвало канализацию. А во-вторых, потому что денег у КПФ действительно больше нет: ни на ремонт квартиры, ни на ее содержание. Но продавать музей мы не будем, есть мысли реконструировать и осовременить его.

Еще совсем недавно здесь, на доме №4, висела мемориальная доска: LENINE 22 avril 1870 — 21 janvier 1924 habita cet immeuble de 1909—1912 (проще говоря: здесь был Ленин). Доска с 1945 до 1999 года висела тихо-мирно, не считая выцарапанного чьей-то рукой на высоте двух метров слова “con” (“дурак”). Теперь вместо нее — выгоревший квадрат. “Почто сняли?” — вопрошаю я мсье Каро. Мсье пожимает плечами: “По просьбе жителей, чтобы не привлекать внимание тех, кто любит бросать на памятники яркие краски”. Затем гид повел меня по узкой деревянной лесенке в трехкомнатные апартаменты, где с 1909 по 1912 год жил и работал вождь.

Я была шокирована. Это нелегко, доложу я вам, попасть с капиталистической европейской улочки в советские 1970-е годы. Кругом алые стенды, старые фотографии, статуэтки и газетные вырезки. Здесь я увидела “Искру”, “Юманите”, труд великого вождя под названием “Que faire?” (“Что делать?”). И умилилась подписи к волжскому пейзажу: “На прогулках по Франции думы о родине, думы о Волге”.

— Мсье Каро, а мебель в квартире настоящая, ленинская? — с подозрением спрашиваю я.

— По большей части нет, — признается он. Гид не стал скрывать от меня и то, что всегда прятали от взоров советских туристов, — семейный альков Ленина и Крупской. Под железным абажуром на “пионерском расстоянии” друг от друга стоят две узенькие железные кроватки. И я не удержалась:

— А правду говорят, что француженке Инессе Арманд советские коммунисты тоже купили апартаменты в соседнем подъезде? И будто Крупская поселилась здесь только потому, что хотела разобраться с семейным треугольником?

Мсье Каро озадачен. Уверяет, что впервые об этом слышит. И смущенно предлагает посмотреть книгу посетителей.

Эта книга — гордость музея, по ней можно запросто учить историю СССР: “Делегация КПСС на XXVI съезде КПФ с огромным волнением ознакомилась с музеем-квартирой В.И.Ленина...”, “Большое спасибо от группы товарищей из Ульяновска...” И подписи — Гагарина, Хрущева, Брежнева, Горбачева...

— Здесь даже рисунки имеются! — восклицает мсье Каро. И тут же вздыхает: “Но той былой коммунистической атмосферы давно уж нет. Вот и музей закрыт. А когда он откроется — неизвестно”.




    Партнеры