Дело врачей

26 января 2004 в 00:00, просмотров: 382

Руководство ФИФА и УЕФА отнюдь не скрывало, что с сезона 2003/04 собирается изрядно ужесточить допинг-контроль и увеличить количество проверок игроков на 30%. Только на финальную часть Евро-2004 запланирован 31 допинг-тест помимо внетурнирных проверок, которые могут проводиться в любое время и без всяких предупреждений. Что касается еврокубков, то УЕФА собирается увеличить количество допинг-проб на 21%. Это означает жесткую проверку более чем в 50 матчах Лиги чемпионов и как минимум в 29 играх Кубка УЕФА. Коснется ситуация и женского футбола — в частности чемпионата Европы среди девушек до 19 лет.

Если верить статистике, в прошлом сезоне через пробы прошли 396 футболистов. В этом планируется проверить 616 игроков. И уже попался наш Егор Титов...


“Мы уверены в отношении применяемых нами препаратов и медицинского обслуживания в целом, — говорил недавно гендиректор РФС Александр Тукманов. — Больше беспокоят легионеры, и мы просили их быть крайне осторожными”.

Скорее всего отныне после матчей премьер-лиги пробы на допинг будут браться у двух футболистов каждой российской команды. “Окончательно этот вопрос будет решен в среду...” — заявил в интервью “МК” президент РФС Вячеслав Колосков.

Титов наступил на грабли Шалимова

Рассказывает вице-президент ОКР Геннадий Алешин:

— Сейчас попасться на допинг-пробе очень легко. Достаточно капнуть в нос сомнительные капли или выпить обезболивающее вроде цитрамона или анальгина.

— Хотите сказать, спортсменам нельзя пользоваться обычными лекарствами?

— Можно, но с умом. Надо каждый раз писать официальную бумажку — список всех веществ, содержащихся в лекарствах. Потом представлять эту справку руководству. Только в этом случае обнаружение запрещенных препаратов в допинг-анализе ничем атлету не грозит.

Егор Титов заявил, что ни в чем не виноват, потому как полностью доверял врачу. А я вспомнила, как несколько лет назад клял себя за такой же прокол Игорь Шалимов, который откровенно написал об этом в своей книге. После дисквалификации Шалимов не мог простить себе собственную халатность: “Какой же я был дурак! Ведь надо было просто взять у врачей справку о составе всех лекарств, которыми меня пичкали после операции. Потом показать эту справку руководству клуба — и все. Никаких проблем не было бы вообще!”

А ведь ситуация Игоря была куда драматичней, чем у Титова. В 2001 году он был уличен в употреблении нандролона также в результате лечения. И никого не волновало, что ампулу ретаболила, входящего в группу анаболических стероидов, ему ввели не где-нибудь, а в реанимации, когда он едва не умер от потери крови. Тогда к нему в организм и попал злополучный нандролон. Самое обидное, что он все-таки привез итальянскому футбольному руководству медицинскую справку. Но тогда ему просто сказали: поздно...

Кстати, книжку Шалимова не мешало бы прочесть всем нашим доблестным футболистам. Вряд ли еще кто-то так искренне окунет других игроков в мир собственных проколов и даст столь дельные рекомендации, как их можно было избежать... А Егор угодил в ту же яму.

У “ЮВЕНТУСА” БЫЛИ ТЕ ЖЕ ПРОБЛЕМЫ

Отслеживать допинг — своего рода азартная игра. Такая же, как скорейшее создание новых стимуляторов и средств, чтобы их маскировать. Каждой команде нужен врач, который досконально знал бы фармакологический арсенал подопечных игроков — какие именно препараты им нужны, чтобы не сорвать организм от сплошных перегрузок и обеспечить высокий результат. Такой профи от медицины с высокой долей вероятности может вывести запрещенные вещества из организма в нужный момент и фактически исключить для спортсмена опасность попасться на допинг-пробе. Больше всего таких профессионалов, конечно, в велоспорте или в бодибилдинге. Но даже суперврачи иногда прокалываются, их увольняют, дисквалифицируют, но они все равно ни дня не остаются без работы.

А футбол с каждым годом становится все более травматичным и скоростным. Стоит посмотреть иную игру Лиги чемпионов, чтобы поразиться скоростям: когда футболисты все полтора часа носятся по полю как заведенные и к концу матча темпа не снижают. Невольно задумываешься: как же им физически это удается? Чай, не лоси все-таки... “Ну точно, коки нюхнули!” — невольно срывается шутка, а сомнения реально остаются.

Вспомните судебный процесс по делу “Ювентуса”, когда обнаружилось, что именно врачи спровоцировали допинг-скандал, решив вводить игрокам мощные стимуляторы, даже не ставя их об этом в известность. Эдгар Давидс только-только вернулся на поле после того, как отбыл годичную дисквалификацию, а разбирательства продолжаются до сих пор.

БРОМАНТАН: допинг или лекарство?

Бромантан — по сути вовсе не допинг. Он создавался специально для спортсменов в качестве восстановителя — иммуностимулятора. И больше всего в свое время пострадали ученые, которые двадцать лет создавали этот препарат.

Работала над этой разработкой вдова известного академика Арцемовича. Именно она в свое время рассказала мне о своем детище и о том, как болезненно вся ее лаборатория переживала скандал на Олимпиаде в Атланте. Тогда несколько спортсменов едва не лишились медалей за употребление бромантана. Между тем спортсмены и не думали скрывать, что употребляли это средство. Они пользовались им совершенно легально. “Мы же создавали бромантан специально для спортсменов, вот в чем беда, — рассказывала Арцемович. — В качестве восстановителя. Его главная функция в том, что он помогает организму атлета акклиматизироваться при резкой смене условий — того же климата или часовых поясов. Кроме того, способствует восстановлению иммунной системы после болезней или при повышенных нагрузках. И вдруг бромантан объявляют допингом. Большего идиотизма трудно себе представить. Это был крах огромной научной работы. А проблема была в том, что одно из составляющих веществ бромантана — адамантан — внесено в список запрещенных. Но не потому что является допингом, а потому, что якобы способствует маскировке других допинг-средств. Лично я считаю, что это происки наших конкурентов”.

Производство и распространение каждого нового препарата на спортивном рынке — это огромные деньги. И когда очередное открытие попадает в список “запрещенных”, довольно часто это объясняется обычными закулисными интригами, которые исчисляются миллионами долларов, не попавшими в чей-то “нужный” карман.

Юрий ВАСИЛЬКОВ: ЕГОР — ЧЕСТНЫЙ ПАРЕНЬ!

Кому еще было позвонить после истории с Титовым, как не Юрию Василькову, который много лет проработал врачом в “Спартаке”. Сейчас он доктор сборной России и “Динамо”.

— Я знаю Егора с малых лет, знаю его как игрока, как человека — он честный парень. Вы вот вспомните, как недавно попался Фердинанд. Он вообще отказался сдавать анализ, скрылся от лаборантов и уехал домой. Так они его и дома нашли, взяли пробу — и он попался. Титов же ни от кого не скрывался. Я думаю, в его ситуации надо проводить расследование. Выяснять, что именно он принимал и кто выписывал ему лекарства.

— В вашу бытность работы в “Спартаке” случались проблемы с допингом?

— Никогда. Я привык быть одним из самых проверяемых врачей в Европе. У нас после каждого матча брали пробы, без всяких предупреждений. Но мы никогда не боялись.

— Вы всегда ставили игроков в известность о тех препаратах, которые они принимали?

— Всегда. Единственное, за что я не мог отвечать, — это за то, что они ели и пили дома. Когда они жили на сборах — я был спокоен. Когда уезжали, естественно, волновался. Но если только возникали сомнения, что у кого-то из ребят не все чисто, сразу же отвозил игрока в наш допинг-центр и проверял дополнительно. Человек ведь мог просто не ту таблетку съесть, сам не зная, что в ней содержится. Что касается Егора, он — в шоке. Это жуткий психологический удар для невинного человека. Думаю, больше всего ему сейчас нужна помощь психолога и поддержка болельщиков.




    Партнеры