У Путина нашлась альтернатива

27 января 2004 в 00:00, просмотров: 176

Политтехнолог Глеб Олегович Павловский продолжает плодотворно сотрудничать с Кремлем. Его сегодняшним мыслям сторонники президента Путина могут порадоваться, как новому красивому окладу на любимую иконку. Противники же — расценить как изящное, но не имеющее ничего общего с грубой действительностью умопостроение. Если же вы вовсе не занимаете никакой позиции, будьте уверены: президенту Путину и об этом доложат.


— Какова, по-вашему, главная интрига этих президентских выборов?

— Есть картины Айвазовского: валы, буря и молнии. Кампания 1999—2000 годов была в стиле Айвазовского: пан или пропал. Часть регионов нелояльна центру, Кремль в осаде. А есть полотна Хокусая, где драматизма не меньше, но он не очевиден. Я думаю, эта кампания в деталях будет тоньше и труднее предыдущей. Именно на уровне разговора с избирателями. Нет больше борьбы без правил на глазах безучастного населения. В стране возник новый, массовый средний класс, другие новые группы. Сегодня, когда большинство населения выступает за сильное и свободное государство, надо как-то помирить силу и свободу. Все ждут от Путина нового политического предложения. Но сейчас отрезаны от него старой политпрослойкой, которая проиграла выборы и теперь сидит, бубнит и злится. Жалуются на “безальтернативность”. Но альтернатива — внутри самого курса Путина. Это хорошо, что все за него, а за какого именно? Дьявол в деталях. Тут начинаются подробности: какая будет ипотека, под кем будет прокуратура, что за административная реформа и кто ее разработает? Как в пьесе Чехова: страсти кипят, но внешне люди в пиджаках разговаривают друг с другом о чем-то скучном...

— Но победа Путина в любом случае предопределена...

— А политический итог ее будет разный — в зависимости от того, чьими голосами будет выбран Путин. Первая “путинская коалиция”, то есть те, кто пришел и выбрал Путина в 2000 году, как бы задала ему и первые приоритеты. Но я совершенно не уверен, что эта система сохранится на второе президентство. Коалиция 2004 года — это наверняка другая коалиция, другие интересы, другой возраст, другие классы. В ней уже закипает подспудная борьба за тот или иной вариант курса.

— Вы считаете, что поведение Владимира Владимировича зависит от пожеланий избирателей?

— Он всегда внимательно следил за тем, чтобы никого не потерять и не обмануть, и в первую очередь — тех, кто за него пришел и проголосовал. Ведь на тех, кто “за”, держится и его сила в стране. Путин непрерывно отслеживает процессы в группах своей поддержки, их ожидания, разочарования, претензии. Через социологию, почту, всевозможные опросы. Кстати, до него никогда не велось такого детализированного мониторинга социального самочувствия людей.

— И как же может измениться путинский электорат?

— Кампания еще не началась, и неясно, кто именно придет голосовать. В этом смысле 14 марта — очень важный день. Мы уже сейчас видим: есть платформы более консервативные в западном смысле, сторонники более свободного народного государства. А есть переодетые коммунисты, они хотят теперь через Путина решать вопросы, которые не смогли решить через Зюганова... Первое путинское президентство было сдвинуто в сторону людей пожилых, ведь с ними обращались хуже всего, и они проголосовали за нового президента. Но теперь в его группе поддержки больше активных групп, связанных с экономикой роста, с образованием, молодых семей. Их бы не потерять. Они тоже ждут предложений.

Страна стала другой за четыре года. Государство состоялось. И я уверен, что это будет не второй, а в каком-то смысле первый срок — для обновленного Путина. Нет, я не намекаю на “пожизненное президентство”. Я имею в виду, что второе президентство не станет просто римейком первого. Путин способен на большее.

— Что же будет, Глеб Олегович, когда Путин уйдет?

— Те, кто придет 14 марта на выборы президента, сформируют ядро правящего класса России как минимум на следующие 10—20 лет. С Путиным и после Путина. Новые классы общества собрались вместе, защитили единство страны, а дальше начнут — кто быстрее, кто медленнее — брать власть в свои руки. Под лидерством Путина, но не прячась за него и не цепляясь. Речь, конечно, не о тех, чей бизнес — быть вечно несчастным, переползая с одного матраса на другой.

Да, в единой стране возникнет бесспорный лидер. Но он не навязывает себя никому, наоборот, за участие в его лидерстве соперничают разные классы. В этом соперничестве сложится и новый политический спектр — вместо старых левых и старых правых. Власть, я думаю, уже не будет нуждаться в том, чтобы ее бесконечно “укрепляли”. Хотя проблем у нее станет не меньше, а больше. Но Кремль уже никогда не будет осажден.




    Партнеры