Бенни отбойный молоток

28 января 2004 в 00:00, просмотров: 269

В конце прошлого года помимо прочих чудностей в Москве произошло невероятное братание — гламурных танцполов и рыночных ларьков. На почве одного только хита: и с первых, и из вторых несколько месяцев настырно гремела жестко-ритмичная вещица, возбуждая силиконовых красавиц (на танцполах) и заинтересовывая даже поклонников группы “Корни” (возле ларьков).

“SATISFACTION” — апогей танцевальной модности осенне-зимнего сезона соорудил смешной дядечка-итальянец Бенни Бенасси, в считанные недели ставший едва ли не самым продаваемым “иностранным артистом” на российских просторах (абсолютное повторение истории с In-Grid, любят же у нас итальянские “мимолетности”).

В МИНУВШИЙ УИК-ЭНД создатель данного музфеномена был довезен до помешавшейся на нем Первопрестольной и три ночных морозных часа зажигал в моднючем клубе “Цеппелин”. Сэт ошеломленного (степенью бурления и отвяза в недрах заснеженной Москвы) итальянца сопровождался горячащими кровь танцами загорелых стриптизерш на барных стойках, массовыми раздеваниями и внезапной эйфорией, побеждающей затяжную депрессию зимы. На следующий день виновник эйфории маэстро Бенни (весьма похожий, кстати, внешне на скабрезного писателя Владимира Сорокина) ненавязчиво отобедал с посланцем “Мегахауса”


Веранда популярного ресторана. Бенни буквально висит на двух блондинках, закопченных искусственным дорогим загаром. На голове у него традиционный сувенир зимнего московского интуриста в виде кроличьей ушанки с кокардой советских ВВС. Правая блондинка настойчиво пытается накормить Бенни борщом из своей тарелки. Тот принюхивается к борщу и громко кричит что-то в мобильник. Закончив эмоциональное общение по телефону, сообщает присутствующим:

— Это была моя мама, она так волнуется за меня! Спрашивает, действительно ли в Москве катаются на лыжах прямо по улицам города...

— И что ты ей ответил?

— Что она, конечно же, наивная.

— Но ты почувствовал контраст между 20 градусами мороза и бешеным накалом страсти в недрах “Цеппелина”?

— О-о, это потрясающе! Я, конечно, уже привык к тому, что в клубах умеют зажигать, но такого горячего приема, честно, не припомню... У вас тут, конечно, люди умеют веселить себя и радоваться жизни. А про мороз я пока не очень понял, потому что меня всюду возят на машине. Вот вечером пойду смотреть ночную Москву, тогда и проверю.

— Но ты неплохо утеплился! Где раздобыл эту дивную шапочку?

— Это подарок одной русской девушки, которая мне сказала: “Добро пожаловать в Москву!” Но имя девушки — секрет.

Тут резко оживляется блондинка левая: “Проказник, она же сидит рядом с тобой, ха-ха-ха!”

— Судя по клипу “Satisfaction”, ты предпочитаешь компанию весьма брутальных девушек (в клипе, если кто не помнит, несколько таких же закопченных в жестком загаре, блестящих телесами силиконовых красавиц сотрясают всеми выпуклостями, занимаясь в купальниках всевозможными виброупражнениями: махая бензопилами и прочим инструментарием)...

— Ха, идея клипа действительно была моя. И я получил огромное наслаждение от того, что вокруг было столько девчонок с большим бюстом и отбойными молотками. Этот клип занял первое место в британском телевизионном чарте “Top of the Pop” и обошел весь мир. Так что, похоже, не я один получил удовольствие.

— По-видимому, ты теперь зачастишь в Москву. В конце февраля вот вроде опять гастроль...

— Это уже будет выступать мой проект “The Biz”. Я сделал его с двоюродным братом Элле. Кроме него в проекте есть солистка Виолетта. Я нашел девушку совершенно случайно, в момент, когда она бурно бухала в одном ночном клубе. Вообще-то она балерина, но у меня теперь поет.

— В Европе сейчас, похоже, очередной бум электронной музыки. Как ты полагаешь, чем это объяснить?

— Ну все же развивается по спирали. Определенные тенденции в музыке со временем повторяются, точно так же, как и, допустим, в моде. Так что новый бум электроники — это естественный ход событий.

— А кто на тебя оказал наибольшее влияние из былых электронных героев?

— Да вся танцевальная музыка 80-х (столь популярная сейчас вновь) — Kraftverk, New Order, Erasure, Donna Summer. Я занимаюсь музыкой с 16 лет, а сейчас мне 35. Так что фактически я начинал вместе с ними, но не так успешно. Ха-ха...

— Кстати, в твоих песнях все время вылезают цитаты из хитов 70-х годов: “Come on, baby, light my fire”. К чему бы это?

— Да тексты меня не особо волнуют, честно говоря. Я ди-джей, моя работа — делать классную танцевальную музыку, а тексты пусть запаривают музыкантов, которые их поют.

— В твоем альбоме “Hypnotica”, ставшем таким популярным в России, есть три ремикса — на In-Grid, Tomcraft и Sonique. Почему именно на них?

— Ну с In-Grid мы стародавние друзья. Вы же знаете, она итальянка, и мы выпускаем с ней пластинки на одном лейбле. Так что, когда она меня о чем-то просит, я не могу ей отказать. Да и вообще я с удовольствием делаю ремиксы для приятных мне артистов.

— Для кого-нибудь из русских мог бы сделать?

— Единственный ваш проект, который я слышал, это “ППК”. Так что нужно что-нибудь еще, наверное, послушать. А там, глядишь, и ремикснули бы. Все зависит от того, что за музыка.

— А знаешь, ты внешне очень похож на одного нашего известного писателя по фамилии Сорокин...

— Да это я и есть! Шутка.

— А у тебя с литературой какие-нибудь есть контакты?

— Я читаю много романов. Они помогают мне скрасить тяготы постоянных переездов и перелетов. В данный момент вот читаю Паоло Коэльо, потом мне еще подарили Алессандро Баррико. Это мой соотечественник, и, кажется, я последний человек в Италии, кто его еще не прочел. Ну, когда Коэльо кончится, начну его.

— А чем обычно занимаешься, когда нет записей и гастролей?

— Я живу в городке Реггио Эмилии — прекрасное итальянское местечко в 100 км от Милана. Там настолько уютно и мило, что уезжать оттуда я никуда не собираюсь. Встаю спозаранок, совершаю пробежку, где-то в пол-одиннадцатого иду в студию, занимаюсь всякими офисными делами, читаю электронную почту, веду переговоры... Потом иду в ресторанчик рядом со студией — там подают отличное белое вино, мое любимое. После обеда уже работаю над музыкой. Заканчивается все довольно поздно, но иногда вечерком все же можно сходить в кино.

— Любишь кино?

— Я не киноман вообще-то, за новинками особо не слежу. Но посмотрел тут вот недавно “Последнего самурая”.

— А что же итальянская классика и все такое?

— Все почему-то прутся от всякой там Софи Лорен и Марчелло Мастроянни, а мне, допустим, больше нравятся очень старые итальянские фильмы с актерами типа Тото. Вообще, многие вещи, которые считаются национальным достоянием, на самом деле не очень-то и популярны на своей родине. Вот все говорят, что в России беспредельно пьют водку всюду и все подряд, а я чего-то за два дня еще ни разу этого не видел. Или вот я, итальянец, совершенно не фанат всяких этих киношных дел. Плюс просто терпеть не могу футбол, хотя считается, что все итальянцы — тиффози.

— Ну ты, видимо, просто не в тех местах в Москве бывал, чтобы понять, как у нас умеют квасить водку.

— Ну вот сегодня вечером двинусь на экскурсию по московским ночным клубам. Буду искать одну подругу, которая в них работает (судя по всему, очередную брутальную стриптизершу).

— Ну вот там-то наверняка на водочный беспредел и насмотришься.



Партнеры