“Спартака” в Европе нет

29 января 2004 в 00:00, просмотров: 238

“Если начинаешь думать, чем будешь заниматься после завершения карьеры футболиста, можешь считать, что ты ее уже закончил”, — не раз повторял голкипер “Спартака” и сборной России Станислав Черчесов. Как знать, может, это и объясняет его спортивное долголетие. Тем не менее карьера футболиста у двукратного чемпиона России и трехкратного чемпиона Австрии — уже в прошлом. Самое время подумать о будущем...


В солнечный субботний день с самой вершины горы со скоростью мяча, летящего над полем, мчался на скользящих по заснеженной трассе лыжах Стани (так зовут Черчесова иностранцы). Вслед за ним, копируя каждое движение, несся Черчесов-младший (тоже Стас). У горнолыжного подъемника мы с ними и встретились.

— Стас, — вопрос Черчесову-старшему, — насколько горные лыжи компенсируют тот дефицит адреналина, который образовался после того, как ты перестал играть?

— Сегодня суббота. В субботу сложнее, чем в обычные дни: возникает чувство, что чего-то не хватает, подсознательно чего-то ждешь. Вот сегодня адреналинчик был выброшен. Если бы не горные лыжи, я б уже лопнул, наверное. Когда двадцать пять лет занимаешься одним и тем же и делаешь это на высоком уровне, то чувствуешь себя как натянутая струна.

— Чем ты сейчас занимаешься?

— Учусь в тренерской академии.

— Как это происходит? Каждый день садишься за парту?

— Да, с восьми утра до шести вечера.

— Кого ты планируешь тренировать?

— Я-то планирую тренировать “Манчестер”. Планирует ли “Манчестер” взять меня тренером — другой вопрос... Наверное, убедить людей, что ты действительно что-то можешь, будет непросто. Чтобы получить шанс, нужно ждать.

— А в Россию не хочешь вернуться?

— Хочу. Потихоньку обустраиваюсь заново. Нельзя так просто взять и вернуться. Тем более что эти тренерские курсы закончатся только в августе.

— Ты получаешь лицензию европейского тренера, которая дает возможность тренировать во всем мире. Как ты думаешь, насколько в России нужны иностранные тренеры?

— Настолько, насколько нам нужны иностранные футболисты. Делить профессионалов по принципу “наш — иностранец” — неправильно. Профессионал есть профессионал.

— Как ты оцениваешь свои шансы?

— Мои шансы всегда нулевые. (Лукаво усмехается.)

— Когда в Осетии появится еще один заслуженный мастер спорта по футболу, сколько пройдет лет?

— Чем быстрее он появится, тем лучше. У нас в Осетии всегда были хорошие вратари. Последние два года появились Мандрыкин и Габулов. После меня там образовалась дыра, и пятнадцать лет просто никого не было.

— И это не только в Осетии. В принципе — это проблема российского футбола. Появилось много иностранных вратарей...

— Покажите мне хоть одного иностранного вратаря, который действительно что-то из себя представляет. Чем лучше иностранный вратарь? Тем, что он иностранец?.. Возьмите Шафара в “Спартаке”. Я его здесь восемь лет видел, и меня не удивило, что он себя не проявил. Конечно, он нормального уровня парень. Но я знал, куда он идет и на чье место.

— Это правда, что болельщики “Тироля” как-то разобрали ворота, которые ты защищал, на сувениры?

— Да. Меня это расстроило. Прихожу на следующий день, а у меня рабочего места нет...

— Наверное, пристальнее всего ты следишь за “Спартаком”?

— Я всегда играл за эту команду: “Спартак” Алагир, “Спартак” Владикавказ, “Спартак” Москва... К сожалению, в Европе нет “Спартака”!

— Как ты сегодня оцениваешь московский “Спартак”, ситуацию вокруг него?

— Десятое место — это не то, что от “Спартака” требуется. Но на ошибках учатся. В этом году пришел новый тренер, с именем — Невио Скала. Будем надеяться, что-то изменится.

— Наверняка у тебя еще и большой интерес к “Локомотиву”, потому что ты играл там.

— “Локомотив” занимает особое место в моей биографии. По той простой причине, что в этой команде я стал номером один. Надо отдать должное Юрию Павловичу Семину: взять дублера и доверить ему место в воротах — смелое решение.

“Локомотив” — та команда, которая идет поступательно. Когда-то это было пятое колесо в футбольной московской телеге. А сегодня я с уверенностью могу сказать, что это тот паровоз, который разгоняет российский футбол. Очень приятно, когда российская команда играет на европейском уровне.

— А что скажешь о “Сатурне” Романцева?

— “Сатурн” выходит сейчас на совершенно другой уровень. Не случайно взяли тренера, который девять раз становился чемпионом. Думаю, этот сезон для них будет непростым. На ходу делать новую команду — это не так просто.

— Какой тренер в твоей жизни был самый жесткий?

— Честно говоря, жестких тренеров у меня никогда не было. Требовательные — были. Может быть, мне повезло, что у меня все были требовательные. Поэтому не было лафы, “перекура” в моей карьере. Изначально могу выделить Бескова. Требовательными были Романцев, Семин... Но у меня такое амплуа, которое само требует какого-то уровня.

— Наверное, самые беззаботные очереди в мире — это очереди на горнолыжный подъемник. Насколько у человека, стоявшего сегодня в этой очереди, настроение соответствовало этой беззаботности?

— Сегодня все было нормально. Это ж не в ГУМе в очереди стоять, как это когда-то было. Свежий воздух, задачи совершенно другие...

— И какие теперь задачи?

— Задача была — поставить на лыжи пацана. Так что я больше увлекался им, чем этими очередями.

— Сегодня в Австрии два Станислава Черчесова. Ты хочешь, чтобы твой сын стал вратарем?

— Я хочу, чтоб он был здоров.

— И все же: хотел бы, чтобы он профессионально играл в футбол?

— Мое желание здесь играет мало роли, потому что, если человек сам не хочет, его никто не заставит. Но, конечно, я бы хотел. Ему было бы легче принимать какие-то решения, потом посоветоваться...





Партнеры