За конфеточку — малолеточку

2 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 541

Событие, случившееся 20 января в 5-м харьковском роддоме, вмиг превратило тихий город в место настоящего паломничества. Слава о Харькове, где успешно разрешилась от бремени 11-летняя девчушка, разнеслась по всей Европе.

В этой истории много загадочных совпадений. Именно в Харькове в 1935 г. зафиксирована самая ранняя беременность. Тогда понесла 6-летняя харьковчанка, изнасилованная собственным дедом. Роды завершились неудачно — ребенок появился на свет без признаков жизни. Но главное в том, что помочь малолетней роженице тогда пытался хирург-гинеколог Иван Грищенко. Почти 70 лет спустя в аналогичной ситуации оказался родственник того самого хирурга академик Валентин Грищенко. Но он сумел помочь и юной маме, и ее ребенку.

Скандал в семействе

28-летняя Марина Потапенко (данные изменены) с двумя дочками приехала в Харьков из богом забытой провинции пару лет назад. Сняла полдома в Журавлевке, обычном месте расселения такой же приблудной украинской бедноты. С раннего утра и до позднего вечера дети были предоставлены сами себе: их мама “работала на Барабашова”. То есть торговала на известном всему городу Барабашовском рынке. Старшая Богдана и младшая Светлана ходили в одну и ту же школу. Уроки не прогуливали. Оценок, правда, выше семерок домой не приносили. Но маме устраивать скандалы за “неуд” (если исходить из привычной 5-балльной системы) было недосуг: “Соседские тоже вон знаниями не блещут — а мои-то одни растут, без отца…”

Как-то вечером в дом заглянула медсестра школьного медпункта: “Мариночка, только не пугайтесь: вашу старшенькую надо срочно показать гинекологу…” Марина отпросилась у хозяина на последующие полдня. Не догадываясь о сюрпризе, который ее ожидал…

Спустя два дня, включив новостийный выпуск местного телеканала, харьковчане узнали сенсационную новость: у шестиклассницы относительно благополучной городской школы “завелся ребеночек”. Юркие журналисты с местного ТВ попросили прокомментировать это двух весьма известных гинекологов. Врачи, высказавшиеся, кстати, предельно корректно, потом вдоволь наслушались от Марины грозных обещаний встретиться в зале суда “за разглашение медицинской тайны”.

Последующим интервьюерам по этой причине хронически не везло. С ними наотрез отказывались общаться не только медработники, но и преподаватели школы, в которой числятся дочери Марины. А сверстники и сверстницы ежедневно выводили из равновесия еще и младшую сестренку Богданы третьеклассницу Светланку: мол, а у тебя-то как там, шевеление небось тоже уже началось?



Папы всякие нужны

Об отце своего ребенка Богдана особо не распространяется. Парень (то ли узбек, то ли таджик) жил во второй половине их дома в Журавлевке, вроде бы собирался поступать в местный вуз. На родине будущий отец носил имя Толибан. Богдана звала его Толиком. После школы они с Толиком обычно ходили гулять, благо окрестности Харькова он знал неплохо. Со временем Толик признался, что любит ее, что она понравилась ему с первого взгляда. На 8 Марта подарил шикарный букет цветов и дорогие конфеты. Целовались, потом стали, ну, это… Ближе к зиме в дом зачастили соплеменники Толибана, чтобы уговорить его съездить “на север”, то есть в Россию. Там нашлась какая-то работа для их бригады. Никто особо и не отреагировал на его исчезновение. Не то что теперь. Говорят, украинские милиционеры уже передали российским коллегам установочные данные на Толибана. Если вдруг засветится где-то, статьи “за совращение несовершеннолетней” парню точно не избежать. Тогда и расскажет, надо полагать, какие чувства он испытывал к Богдане.

По городу гуляет еще одна версия: парень вообще-то не собирался убегать ни от Богданы, ни от ребенка. А что скрывается в данное время — так это исключительно от милиции, опасаясь 8-летнего срока в местах не столь отдаленных.

На вид Богдана — ну обыкновенный ребенок: рост примерно 160 см, худенькая. Ее одноклассницы развиты куда более. Неудивительно, что на первых порах девочка абсолютно не замечала, что с ней творится что-то не то. Первой на “интересное положение” обратила внимание классная руководительница Богданы. На уроке физкультуры. К тому времени девочка была уже на 30-й неделе, однако в спортзале нагружала себя не меньше сверстниц. А первой медработницей, безошибочно поставившей диагноз, оказалась медсестра школьного медпункта. Врач-гинеколог, к которому Богдану повела мама, сразу же созвала в смотровой кабинет всех коллег, находящихся тогда в поликлинике. Девочка долго не могла понять, отчего это так возбуждены и мама, и сбежавшиеся доктора.



“Для нас каждый ребенок — желанный”

Консилиум решил: немедленно ложиться на сохранение. Ибо о чистке на таком сроке не могло быть и речи. Предчувствуя, что история с детской любовью может вылиться в трагедию, учителя все как один вызвались приходить к Богдане в палату — не просто навещать, а давать индивидуальные уроки. Чтобы от программы не отстала. И чтоб их совесть была чиста.

Девочку стал регулярно осматривать Валентин Грищенко — завкафедрой Харьковского медицинского университета, академик АМН Украины. Первые выводы, которыми он поделился с журналистами, были оптимистическими: организм Богданы с беременностью справляется отменно. Настолько, что можно будет даже обойтись без кесарения. Потом, правда, решили не рисковать. УЗИ показало, что ребенок будет крупным, следовательно, родовая боль может привести... как бы это поосторожнее сказать... к необратимым нарушениям психики. Рожают ведь в 11 лет, согласитесь, у нас нечасто. Хотя в цыганской среде на Украине даже более ранние сексуальные контакты с противоположным полом — устоявшаяся норма. А если вспомнить, что Толибан родом с Востока, где ранние браки фактически узаконены и беременность в 11-летнем возрасте никому не в диковинку, тогда вообще не понятно, с какой стати вокруг Богданы поднят такой ажиотаж.

Кесарево сечение академик Грищенко провел безупречно. И изумительный мальчик весом 3800 г ничем не отличался от прочих появившихся на свет в этом знаменитом роддоме. Его мама, правда, долго отходила от наркоза, и ее даже собирались оставить в 5-м роддоме на неделю дольше, чем это обычно практикуется.

Впрочем, Богдана быстро пришла в норму. И на зависть более старшим однопалатницам, несмотря на свой совсем еще нежный возраст, кормит сына только грудью. 28 января школьницу и ее упитанного карапузика перевели в детскую горбольницу.

Когда самая юная мама Украины с сыном на руках садились в автомобиль медслужбы, столпившиеся во дворе врачи и медсестрички дружно ревели. Потому как успели не на шутку привязаться к вежливой и послушной девочке и к ее малышу.

В 5-м роддоме корреспонденту “МК” сразу же заявили: “Все, эта история закрыта”. Единственным медработником, который по-прежнему готов общаться с прессой, остался Валентин Грищенко. Для него донести правду об этой закрытой истории — не только хороший пиар (в чем седовласого профессора уже успели обвинить некоторые из коллег), но и своего рода долг перед представителями прежних поколений династии Грищенко. Кстати, медикаментозное обеспечение 11-летней роженицы осуществлялось именно из средств Фонда Ивана Грищенко. Того самого легендарного акушера 30-х годов.

Все остальные ньюсмейкеры упорно молчат. Что не удивительно, поскольку прокуратура уже вовсю работает с виновниками “утечки информации”.

Сейчас семья Потапенко, пополнившаяся первым представителем мужского пола, готовится к кардинальным переменам в жизни. Харьковский горисполком на своем официальном сайте распространил заявление: “Город рассмотрит возможность поддержки самой молодой матери Украины. Марина Потапенко уже получила необходимые консультации специалистов отдела, кроме того, она записана на личный прием к мэру Владимиру Шумилкину. Сложность решения состоит в том, что члены семьи — не жители Харькова. И поэтому даже предоставление материальной помощи по линии управления социальной защиты выглядит проблематично”.

Сам же мэр Шумилкин на последней пресс-конференции произнес следующее: “Действительно, случай по-своему уникален, однако как бы там ни было, родился маленький харьковчанин, и мы не будем стоять в стороне от происшедшего. Так уж суждено, что на свет появился новый харьковчанин, и он для нас — желанный”.

Есть еще одна проблема — регистрация новорожденного. Богдане паспорт гражданки Украины выдадут еще не скоро. Пока мамой своего внука будет считаться его 28-летняя бабушка Марина. Сын 11-летней девочки, таким образом, одновременно становится ее братом. Ну а когда мама закончит школу, сын как раз пойдет в первый класс.



ДОЧКИ-МАТЕРИ

Каждый 10-й ребенок в России рождается у юных матерей. Специалисты даже придумали новый термин — “подростковое материнство”. Несмотря на бурную пропаганду безопасного секса, статистика такова: на долю 15-летних матерей приходится около 1,5 тысячи родов в год, 16-летние рожают уже в шесть раз чаще, ну а 17-летних мам в прошлом году было почти 30 тысяч. Кстати, во многих регионах России малолетки — самая рожающая публика. Демографы так и говорят: если бы не они, убыль населения перешла бы кризисную черту.

Однако ничего хорошего в подростковом материнстве, конечно, нет. Почти 60% малышей, рожденных матерями-малолетками, не имеют отцов. В прошлом году каждый третий ребенок в нашей стране появился на свет вне брака. Врачи очень обеспокоены этой тенденцией, потому что роды и беременность у юных мамаш часто проходят с осложнениями: развивается анемия, поздние токсикозы, возможны преждевременные роды. Материнская смертность среди подростков в 5—8 раз выше, чем среди взрослых женщин.

Другая серьезная проблема, связанная с сексом несовершеннолетних, это аборты. Ежегодно более двух тысяч девочек-подростков делают в России аборты. Причем это только зарегистрированные случаи. Учитывая, что многие из них обращаются к частным врачам, следует признать, что процент абортов среди несовершеннолетних намного выше.






Партнеры