Испанские парни не танцуют фламенко

2 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 361

Что такое фламенко, у нас знают все. Любимая музыка диктатора Франко, страстный красивый танец. Что такое испанский джаз, знают только знатоки. Первый российско-испанский джазовый фестиваль восполнил этот пробел.


На сцену Центрального дома художника вышла российско-испанская сборная: у каждой из джазкоманд был свой день, а потом все братались на джемсейшне. Почувствовать разницу оказалось несложно. Вопреки представлениям о горячих испанских парнях мы увидели более виртуозов, чем рвущих в клочья страсть мачо.

Самый главный из них — “золотой саксофон” Испании Хорхе Пардо — в своей игре нежен, даже несколько простоват, но эта простота скорее комплимент его искусству и неповторимой индивидуальности. Вот он выходит — невысокий, расслабленная походка хиппи, конечно же — белые штаны. Такие же свободные, как их хозяин. Несколько звуков — и облако томления, теплого солнца и секса большого города обволакивает зал. Ощущения свободы добавляют его партнеры — контрабасист Орасио Фумеро и ударник Пир Виборис. Кстати, эта парочка знаменита еще и тем, что в свое время много лет была партнером основателя каталонской школы джаза Мантолью — слепого знаменитого музыканта, скончавшегося в 1997 году. Испанское трио разбавила сдержанная, но от этого не менее страстная игра пианиста Якова Окуня. Его спарринг с контрабасом походил на схватку интеллектуала с отвязным лириком.

Еще одно явление по ходу джема — Исаак Турьенсо, считающий себя последователем патриарха каталонской школы. Он демонстрирует визуальный необузданный темперамент, который проявляется в подпрыгиваниях, стучании ногой и бесконечных глиссандо по клавиатуре. Впрочем, экспрессия за инструментом не мешала Турьенсо насыщать свои импровизации тихим, но густым звуком и вести весьма чуткий диалог с саксофонами и флейтами Хорхе Пардо и Сергея Головни.

Вне конкуренции были вокалистка Анна Бутурлина и аккордеонист Владимир Данилов. Первая — потому, что испанской вокалистки фестиваль не предусмотрел, а посему достаточно техничный вокал и попсовую манеру его подачи Бутурлиной сравнить было не с чем. Если бы испанцы выставили свой аккордеон, то вряд ли он, да и все другие аккордеонисты Европы сравнились бы с Владимиром Даниловым. Слушая его заковыристые импровизации, поданные в особой манере, трудно представить, что музыкант-виртуоз много лет играл на танцплощадках в Мытищах.

Первый фестиваль российских и испанских джазменов пришелся на ужасные морозы. Но испанцы мерзли только на улице. Организаторы (институт Сервантеса и Михаил Грин) с публикой расстались только до будущего года с амбициозным обещанием в следующий раз взять Большой театр.




Партнеры