Орловский юридический не маковое поле

2 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 642

В феврале прошлого года в Орле поймали с поличным банду наркоманов-грабителей. И выяснилось, что один бандит еще недавно учился в Орловском юридическом институте МВД РФ (ОрЮИ), который готовит специалистов для органов внутренних дел, второй — будущий адвокат — обучался на юрфаке другого местного вуза. А возглавлял банду наркоман — преподаватель уголовного права из ОрЮИ. Перед гоп-стопом наставник купил пару граммов героина, раздал “ученикам”, и они поехали на дело.


Я съездила в Орел в командировку, а о том, что там узнала, написала материал “Высшая школа братвы” (“МК” от 19.03.03 г.). ОрЮИ, понятное дело, обиделся на публикацию и потребовал от “МК” опровержения. Этот гражданский иск недавно разбирался в Пресненском суде Москвы.

Бригада специалистов, прибывшая на суд непосредственно из Орловского юридического, сразу подзапуталась в юридических терминах. Хотела стребовать с “МК” 10 тысяч руб. за подмоченную репутацию милицейского вуза, но только перепутала “ущерб”, который бывает строго материальным, и “моральный вред” (означает, что сотрудники образовательного учреждения от статьи в “МК” испытали нравственные и физические страдания — например, сидели на больничном). Бюллетеней нам не показали, и суд в этом пункте иска автоматически отказал.

Дальше — больше. Орловцы сослались на некие мифические нормы гражданского права (на самом деле их не существует) и потребовали, чтобы суд заставил представителя газеты “принудительно представить доказательства” того, что было напечатано в статье. Понятно, что суд отказался удовлетворить и это малограмотное ходатайство.

...Желание орловцев силком вырвать из адвоката “МК” Андрея Муратова имена и явки по-человечески очень понятно. Во время командировки в Орел я встречалась с действующими и бывшими сотрудниками института. Кое-кто осмелился рассказать, какие безобразия творятся в ОрЮИ. Но разговор не начинался, пока я клятвенно не обещала моим собеседникам, что их имена в газете не появятся. Когда после встреч с “отступниками” телефон в моем гостиничном номере поставили на “прослушку”, я поняла, что условие стопроцентной анонимности не было блажью.

А потом в газету пришел ворох писем из ОрЮИ — увы, тоже анонимных. “Открыто выразить свое несогласие не смеем: родители опасаются за детей, сотрудники — за свою работу и службу. Отлажен механизм преследования неугодных и чересчур много знающих о темных делишках руководства института”. Люди писали о расценках за поступление, о составлении перед экзаменами списков платежеспособных абитуриентов, о кражах, о курсантах-наркоманах...

Тем не менее представители истца требовали опровергнуть буквально все, включая оформление (снимки парадного строя и развернутого знамени). Они были недовольны фразами типа: “За вступительные экзамены с каждого дерут от трех до шести тысяч долларов. За девочку — дороже, за абитуриентов из другой области — дешевле”; “Учеба — это бизнес, поставленный на поток”. Даже словами местного таксиста: “Как стемнеет, курсанты переодеваются в гражданское, шасть за ворота и ловят такси — вези их по наркоточкам. На Пушкаревку требуют, в Овсянниково, на Выгонку...”

По их мнению, процитировав таксиста, я распространила сведения о местах приобретений наркотических средств (которые до этого, конечно, были тайной для курсантов и всего Орла), злоупотребила свободой СМИ и нарушила таким образом Закон “О средствах массовой информации”! Однако судья Игорь Тюленев легко разобрался в фантазиях ОрЮИ и отказал истцу и в этой части.

Из всех пунктов иска он обязал нас опубликовать опровержение всего двух сведений. Что государственное образовательное учреждение Высшего профессионального образования “Орловский юридический институт МВД РФ” является: а) рассадником наркоты и б) коррумпированным заведением.

Что мы с удовольствием и делаем.




    Партнеры