Военно-полевая зрелость

2 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 354

Девочки обсуждали кавалеров.

— Этот? Нет, этот не пойдет. Мне бы кого полегче и подлиньше.

— А вот того возьми.

— Да ну! У него ноги короткие. А рейка длинная, в живот упираться будет.

Дело происходило не на какой-то странной дискотеке. Все было гораздо серьезнее. В субботу в Юго-Восточном округе Москвы шла военная игра “Зарница”. И кавалеры нужны были девочкам на роль раненых. Для перевязки и транспортировки.

От “Зарниц” моего детства в памяти остались одни нелепости. Например, старшеклассница, изображающая ядерный взрыв. Она поднимала вверх красный флажок, а мы должны были кидаться на землю лицом к эпицентру взрыва. Еще были мины — консервные банки (их отыскивали с помощью лыжных палок), крики “ура!” и, конечно, снег в ботинках, в карманах пальто и даже в шапке.

К нынешней игре определение “военно-спортивная” подходило гораздо больше. Тем более что в Юго-Восточном округе столицы опыт по проведению “Зарниц”, пожалуй, самый большой в Москве. Воюют из года в год — и неплохо. Да и бывший школьный предмет НВП (начальная военная подготовка) снова в моде. Между собой соревновались 12 команд из 12 районов округа. Самые спортивные старшеклассники должны были метать гранату, стрелять из пневматической винтовки, бежать километровый кросс, подтягиваться, разбирать-собирать “калашников”.

Веселее всего было в секторе первой медицинской помощи. Санитарки хлопотали вокруг “пострадавших” бойцов, делали им повязки на грудь, прикладывали шину к условно сломанной ноге. Раненые сидели на носилках с чрезвычайно довольным видом — предвкушали, как их будут нести на руках. Целых 50 метров! А то и все 100.

— Ну все, — говорили носильщики, опуская раненых у судейского стола.

— А обратно нести? — требовали окончательно задембелевавшие бойцы.

— А обратно — не положено, — с торжеством сообщали им.

На разборке автомата Калашникова, напротив, все были предельно сосредоточенны.

— Время пошло!

Лязгнул металл. Через 20 секунд стол был завален грудой деталей. Собрать из этого хаоса что-то заново не представлялось возможным. Но — собирали. И весьма ловко.

Под аккомпанемент выстрелов из тира ребята подтягивались на турнике. В среднем по 15—20 раз. Чемпионы переваливали за 30.

— Давай, тужься — на магнитофон заработаешь, — подбадривали их физруки.

И это была не шутка. В прошлом году по итогам личного первенства лучший атлет действительно получил музыкальный ящик. В этом же в качестве приза была обещана посуда. На радость маме.

— Надевай! Надевай, кому говорят!

— Она большая. Поменьше у вас нет? Или детской?

— Ты что, обалдела?! Каски детскими не бывают.

Эти крики — из сектора метания гранат. Метали из положения лежа, обязательно в защитном шлеме. Особенно умилялась публика девушкам-бомбометателям. Хотя брошенные их шаловливой рукой болванки угрожали скорее не танку, а самим умиляющимся зрителям.

Апофеозом соревнований стал кросс. Вот на горизонте показываются две школьницы. Бегут они, как в клипе группы “Тату”, взявшись за руки и шатаясь из стороны в сторону. Но рано петь: “Нас не догонят”. Их на локомотивной скорости обходит главный спринтер команды. Увы, тщетны его усилия. Время меряется по последнему добежавшему. А того буквально тащат на себе два товарища. Доносят до финиша — и роняют на расстеленный полиэтилен.

— Братан, живи! Братан, что ты натворил! — несется со всех сторон.

Но братану уже все равно. Он с трудом открывает рот, как выброшенный на берег крупный карась (ну, или мелкий тюлень).

Впрочем, жертв не было. Только победители. Первое место заняла команда района Печатники, а в личном первенстве (43 подтягивания) победил Давид Давтян из Лефортова.

Общий итог: было весело. Кроме того, ребята утверждают, что “армии больше не боятся”. И то славно.




Партнеры