Посол куда послали

2 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 194

Сначала ты долго и упорно работаешь на имя, а потом уже оно на тебя. В случае с Черномырдиным это правило работает в квадрате. Зачем искать дополнительные подтверждения, если даже разговор с корреспондентом “МК” он начал с просьбы: “Вы, пожалуйста, не давайте в газету голую распечатку. Все-таки разговорную речь нельзя просто так переносить на бумагу. Бывает, и слова повторяются, и мысль теряется. Так любого расшифруй, получится смешно...”

“От меня ждут новых крылатых фраз. Это отвлекает”

— Виктор Степанович, тогда сразу вопрос в тему. Вы как относитесь к собственному имиджу? Каково ощущать себя мастером словесности и отцом многих русских афоризмов?

— Совершенно спокойно. Только часто люди, когда разговаривают со мной, ждут каких-то новых крылатых фраз, ловят каждое слово. Это отвлекает.

Меня нередко спрашивают: вы сами придумываете обороты или вам их кто-то готовит?.. Просто так получается. Как разговор ляжет, так и идет. Сам собой. Идет и идет...

— Уже привыкли, что вас цитируют к месту и не к месту?

— Конечно. Куда от этого денешься? Представляете, меня даже за рубежом цитируют. Однажды принимал участие в конференции в Париже. Так вот, выступает президент одной из африканских стран. И, не поверите, вставляет в свою речь оборот “хотели как лучше, а получилось как всегда”. Причем он явно сделал это не просто так. Посмотрел в президиум, нашел меня, улыбнулся и жестом показал в мою сторону.

— Ну уж объясните тогда, что вы имели в виду, сказав, что лучше водки хуже нет?

— Эту фразу просто обрезали. На самом деле она была гораздо длиннее. Так вот, я имел в виду, что чем лучше водка, тем больше ее пьют. А это, как вы знаете, плохо для здоровья. Плохую водку ты же пить не станешь. Если и выпьешь, то совсем немного. Так что теперь понимаете, почему лучше водки хуже нет? (Смеется.)

— А к горилке это утверждение можно применить?

— Конечно. Это та же водка. Только с перцем.

— С горилкой понятно. А к украинской кухне уже привыкли?

— Давно. У меня теща украинка, да и жена тоже. Так что борщ с пампушками и салом люблю. А в целом наши кухни очень похожи. Только украинская, быть может, чуток разнообразнее. Да и украинцы более хлебосольные. Встречают всегда очень душевно.

— Как с языком? Освоились?

— У нас в станице в Оренбургской области половина украинцев была, половина русских. Да со мной же теща более 20 лет жила и только по-украински говорила. Так что язык, можно сказать, понимаю. Читаю, правда, неважно. Если приносят какой документ, прошу перевести. Дело-то серьезное.



“Для Черномырдина никаких сроков нет”

— Легко дался переезд в Киев?

— В общем-то да. Как, собственно, и решение занять этот пост. Помню, когда президент позвал к себе на разговор, я, конечно, предполагал, что он предложит мне какую-то должность. Но чтобы посла...

— Разочаровались?

— Что вы! Украина — стратегический партнер. Тем более что я знаком и с их президентом, и другими руководителями. С многими местными чиновниками приходилось общаться. Получается, везде свой. Да и пост ответственный и интересный. Как сказал Путин, моя помощь в налаживании отношений будет очень ко времени. (Смеется.)

— Быстро согласились? Время на размышления было?

— Практически не раздумывал. Спросили: “Готов?” Ответил: “Конечно”. Даже не стал очень вникать, честно сказать. Помню, уже выехал из Кремля, через какое-то время звонит жена и спрашивает: “Куда там тебя назначили?” Оказывается, услышала сообщение по радио, но толком не поняла, куда и чего. К моему удивлению, после нашего с президентом разговора быстро подготовили указ и опубликовали. А пресса, естественно, подхватила.

— Жена тоже за вами в Киев поехала?

— Нет. Но часто приезжает. Да и я нередко в Москву мотаюсь. А что ей здесь делать? Друзей нет, дети-внуки в России. Что, в лесу сидеть одной?

— Почему же в лесу?

— Да резиденция посла находится под Киевом, почти в пригороде. В хорошем таком месте, зеленом. Практически лес, несмотря на то что в пределах города. Табличка “Киев закончился”, можно сказать, за моей резиденцией стоит.

— Говорят, срок посла как у президента. После новых выборов его либо продлевают, либо назначают нового человека. Ну а если направят на другой участок, тоже быстро, не раздумывая, согласитесь?

— Для меня никаких сроков нет. Надо будет — уйду. Надо — перейду на другую должность. Только мое твердое убеждение — каждый человек должен быть на своем месте. Это как на заводе. Вот вам пример: работали вместе директор и главный инженер. Инженера все уважали, любили, слушались. Работа ладилась. Но в один прекрасный день директора переводят на другую работу, а на его место назначают известного нам главного инженера. И все валится из рук. Улавливаете? Я имею в виду, что у каждого есть своя планка. Инженер был на своем месте.

— А у Черномырдина какая планка?

— Да я все свои планки уже прошел. (Смеется.)

— То есть кресло премьера или пост посла — это ваша планка?

— Понимаю, на что вы намекаете. У меня была возможность в 96-м участвовать в президентских выборах. Но я ее не использовал. Зачем мне это нужно? Считаю, на посту премьера я был на месте. А управлять страной... Наверное, смог бы, конечно. Но не мое все это.

— А в Украине вы на месте?

— Думаю, да.

— Вы много разъезжаете по стране, по украинским городам. Понятно, что интересно, новые впечатления. Но вас что-нибудь там шокировало?

— Меня уже ничто не может шокировать. Тем более после такой насыщенной и полной событиями жизни. Вот удивление было. К примеру, посмотрите, что у них происходит в парламенте. Вы можете себе представить, чтобы наши депутаты перекрыли доступ к трибуне, просто забаррикадировали ее? Да, признаю, что мы тоже не отличаемся в этом смысле высокой культурой. И драки у нас бывают, и прочее безобразие. Но чтобы так... Нет, наш парламент на такое не способен. Это, естественно, вызывает удивление.



“Я участвую активно в российской политической жизни”

— А за российскими событиями следите?

— А как же! Конечно, слежу. Без этого не могу никак.

— Ну и как вы оцените результаты выборов в парламент?

— Хорошо, что у президента появилась такая поддержка. Знаете, как мы в свое время намучились? Правительство вносит важный и, казалось бы, очень нужный документ, а депутаты его заворачивают, так сказать, из вредности. Одно дело, когда живое обсуждение идет, конструктивное, все вместе работаем над этим документом. И совсем другое, когда законопроект используется как политическая площадка. Вспомните, как мы проводили бюджет через Думу. Такого быть не должно.

— По-вашему, и слава богу, что правые не прошли?

— Что вы... Мне очень жаль, что их не оказалось в новой Думе. Все-таки у многих из них колоссальный опыт законотворческой деятельности. Некоторые даже успели поработать в органах власти, правительстве. Думаю, для работы было бы лучше, если бы они все-таки прошли в Думу.

— А что вы скажете о деле Ходорковского?

— Как что? Я считаю, если человек действительно нарушил закон, то он должен отвечать за свои поступки. Похожие ситуации были и в других странах. Вот, например, в Италии. Там не обратили внимания на имя и банковский счет, посадили крупного бизнесмена в тюрьму. И сидел.

— Как оцените работу правительства Касьянова?

— Положительно. Конечно, во многом здесь заслуга не только самого правительства, но и внешних условий. Все им помогает. Вот посудите сами: правительство Касьянова работает при цене на нефть более 25 долларов за баррель. А правительство Черномырдина трудилось, когда нефть стоила не больше восьми. Есть разница?

Здесь много факторов складывается. И политическая ситуация стабилизировалась. Помните, как Борис Николаевич одним взмахом пера снимал руководителей? Да и мне, признаюсь, приходилось. А сейчас все спокойно, правительство уже почти четыре года работает. Во-вторых, мы тоже немалый задел для этого экономического роста сделали. То есть это заслуга не одного только этого правительства, но и тех, что были до него. Все ведь по крохам собирается. Каждый делает свой вклад.

— Вы так азартно рассуждаете о том, что происходит в России. Не жалеете, что выпали из обоймы? Не планируете возвращаться в большую российскую политику?

— А я в обойме. Почему вы решили, что я из нее выпал? Только потому, что не нахожусь постоянно в Москве?.. Тут вы не правы. Я активно участвую в политической жизни. Из Киева. А вернуться в Россию еще успею. Как только решит руководство.



“От Киева до Москвы тысяча лет”

— Виктор Степанович, а отдыхаете в Крыму или по традиции в Сочи? У вас такой красивый загар...

— Когда как. Вот сравнительно недавно по приглашению Леонида Кучмы был в Крыму. Мне там нравится. Тем более что остались воспоминания о временах Союза, когда здесь находилось много российских здравниц. А загар, так это особенность моей кожи. Чуть-чуть выглянет солнышко, поймаю его и уже хожу загорелый, будто в Крыму отдохнул. (Смеется.)

— Вы тоже считаете, что Крым должен быть российским?

— Вы меня специально подталкиваете на острые заявления? Вы же понимаете, что любое слово посла, не важно какое — да или нет, — это ведь сразу...

— Скандал?

— Бывает и так. Я считаю, что дело сделано. Отыгрывать назад смысла нет. Наоборот, нужно налаживать связи и договариваться друг с другом. Посмотрите, в Крыму и по сей день много россиян отдыхает. И бизнесмены наши там работают. Так что не нужно спорить о том, чей Крым. Нужно вместе работать.

— А скандал вокруг Тузлы, по-вашему, почему возник? Разве это не продолжение дискуссии о Крыме?

— Нет. Просто, на мой взгляд, Ткачев (губернатор Краснодарского края. — Е.З.) погорячился с укреплением таманского берега. Никто не спорит, что это нужно было делать. Другое дело — какими методами. Это как раз из разряда: хотели как лучше, а получилось как всегда. Если бы он сразу поставил в известность власти Крыма, никакого бы скандала не случилось. Крымчане ему бы еще и помогли. (Смеется.)

— Но почему этот вопрос всплыл именно сейчас, когда оба президента — и наш, и украинский — готовятся к очередным выборам?

— Совпадение. К тому времени все забудется. Видите, уже затихает буря. А почему именно сейчас? Думаю, потому, что мы только завершили работу по уточнению сухопутных границ между нашими государствами. Самое время приступать к морской части. Естественно, возник вопрос о статусе Азовского моря. Как вы знаете, тема эта больная для обоих государств. А Тузла просто послужила катализатором конфликта. Вот и все.

По сути, нам нечего делить. У нас общие корни. Ведь все началось с Киевской Руси. Киеву более 1500 лет, Москве — чуть более 850. Так что посмотрите, от Киева до Москвы почти тысяча лет. Кстати, а вы были в Киеве?

— К сожалению, ни разу...

— А зря. Очень красивый город. Вам обязательно стоит приехать и погулять. Представляете, иногда забываешься, и кажется, что идешь не по Крещатику, а по нашему Кутузовскому проспекту...






    Партнеры