Отдел внутривенных дел

4 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 946

“Оборотнем в погонах” 35-летний майор милиции Владимир Вачев стать не успел. Его схватили за руку почти за год до того, как громкая кампания по отлову “нечистой силы” набрала обороты. Да и для трансляции показательного задержания Вачева по всем телеканалам должность его была мелковата — всего-то участковый уполномоченный.

Зато какой колоритный! Героин фасовал на продажу прямо не отходя от кассы — то бишь от рабочего стола в опорном пункте милиции.

И на своем незаметном посту рядовой герой наркотрафика сотворил достаточно, чтобы героиновая зараза еще сильнее поразила Москву. Его сгубила жадность...

Недавно Хорошевский суд Москвы вынес Вачеву и его подельнику приговор: по 14 лет колонии строгого режима каждому.

Свои люди, сочтемся

С южным гостем, узбеком из Ангрена (город недалеко от Ташкента) Шерзодом Мирюсуповым, Вачев был знаком давно. Сошлись еще во время службы в Западной группе войск в Германии, когда выяснилось, что оба — земляки: болгарин Вачев тоже родом из Ташкентской области, из Чирчика. После увольнения из армии (его даже наградили медалью “За отличие в воинской службе”) Вачев устроился в милицию.

Дорос, правда, Владимир только до поста участкового в ОВД “Кунцево”, но и на этой скромной должности крутился как мог. Не брезговал доходной мелочевкой: шерстил южан, обитающих в столице без регистрации. Заработал себе на “однушку”, оформив ее на подставное лицо. Позднее в его биографии всплыли еще два криминальных эпизода с жильем: якобы Вачев незаконно присвоил себе квартиры, которые раньше принадлежали умершим одиноким людям. Сейчас в этом разбирается Управление по борьбе с экономическими преступлениями ГУВД Москвы.

А Мирюсупов двинул по хозяйственной части. К 30 годам стал у себя на родине большим человеком — завскладом одного из подразделений ташкентского горкомията (то есть мэрии). Одновременно он повышал свой культурный багаж — учился на 3-м курсе историко-филологического факультета Ташкентского пединститута. Большому человеку без высшего образования никуда...

А что за большой человек без доходного дела? Мирюсупов зачастил в Москву, к Вачеву.

Друзья решили плести собственную сеть для оптового сбыта героина в Москве и в Подмосковье. Вклад Мирюсупова — регулярные поставки наркоты из Ташкента и личный контроль качества (героин он пробовал сам). Вклад участкового: милицейское прикрытие и транспорт — “семерка” его любовницы Марины Яблочкиной (фамилия изменена), которой он пользовался по доверенности.

Участковый вообще ценил комфорт. Был зарегистрирован на другом конце Москвы, но сам перебрался в квартиру Яблочкиной, на улицу Артамонова — поближе к месту службы. К даме он привозил и гостя. Был осторожен: всякий раз сам приезжал в “Шереметьево-1” встречать Мирюсупова с ночного рейса Ташкент—Москва, причем обязательно в форме. Подстраховывал.

Но Мирюсупов лично наркотики не возил. Посылки с героином ехали в Москву на среднеазиатских поездах, с проводниками, по твердым расценкам: 1 тысяча баксов за перевоз 1 кг отравы. В столице героин прятали в самом надежном месте, какое Вачев знал. В опорном пункте милиции ОВД “Кунцево”.



Агент по кличке Рома

Летом 2002 года оперативники тогдашнего УБНОН ГУВД Москвы (Управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, сейчас эта структура упразднена) стали замечать: на рынок вышли новые оптовые торговцы. Велики ли у них объемы, точно не было известно. Но узнали: около 1 кг героина ушло в Подмосковье.

Цепочку “оптовый поставщик — наркоман” отслеживают, как правило, от нижнего звена. Так в поле зрения оперов попал азербайджанец, рядовой сбытчик Рафик. Как говорится на языке официальных справок, “в результате комплекса оперативно-розыскных мероприятий” удалось выяснить, с кем Рафик контактирует и у кого берет наркотик на продажу — у Мирюсупова.

— Сперва-то нам показалось, что узбек не оптовик, а перекупщик, — вспоминает один из участников операции. — Потому что цена, которую он требовал, — 12 долларов за грамм — была выше, чем обычно у оптовиков.

В октябре 2002 года УБНОН взял гостя столицы в разработку. За это время Мирюсупов прилетал в Москву не меньше трех раз. В вокзальном отстойнике встречал ташкентские поезда, забирал у проводников сумки. Но задерживать его было опасно. Мигом отперся бы от всего: тара не моя, что в ней, не знаю, — и концы в воду.

Спланировали “случайное” знакомство Рафика с милиционером. Сотруднику дали оперативный псевдоним Рома, разработали целую операцию по его внедрению. Рому для встреч даже гримировали. На нос нацепляли очки в золотой оправе, на пальцы — золотые перстни-печатки, на голову — шапку помассивней. Все по науке: чтоб яркие детали отвлекли внимание от не очень характерной внешности.

Рома предложил Рафику сделку: не поможет ли тот достать по-настоящему крупную партию, не меньше килограмма-двух, по оптовой цене? Мол, возьму дешевле, продам дороже, навар пополам... Оперативник специально назвал объем, которого у самого Рафика заведомо не водилось. Требовалось вынудить мелкого жучка напрямую свести Рому с крупными поставщиками.

Рафик с неделю поломался, но жадность свое взяла: согласился.



“Я милиционер нормальный”

Вскоре состоялась первая встреча. Приехали и Вачев, и Мирюсупов. Жучила Рафик лез из кожи, чтобы сделка состоялась, дал Роме самые лестные рекомендации: мол, работает с ним по наркоте чуть ли не всю жизнь, парень — золото! Но встреча чуть не закончилась полным провалом. Рому аж в жар бросило: он узнал в человеке, рулившем “семеркой”, офицера милиции.

Дело в том, что некоторое время назад опер сам снимал жилье в Кунцеве, как раз на территории, закрепленной за Вачевым. Участковый приходил к нему в квартиру, проверил документы и даже заглянул в служебное удостоверение!

К счастью, у участкового оказалась короткая память. Он вспомнил Рому только на суде. И закричал из клетки:

— Да я ж тебя запомнил, гад! Ты на моем участке жил! Я знал, что ты из милиции!

А тогда мирно обсуждали цену, условия сделки. Назначили место следующего свидания — у метро “Новогиреево”. Вачев передал Роме запаянный в полиэтилен шарик, который вытащил из-под водительского сиденья: мол, глянь, у нас весь “герыч” такой. Похвалился, что любую партию легко может доставить в любое место. Заверил:

— Я хоть и милиционер, но нормальный...

А Мирюсупов объяснил, что ищет рынок сбыта:

— Привезти могу сколько угодно. Пять кило хочешь? Достану! Знаешь, кто я у себя на родине?

Он гордо тряс перед носом Ромы солидными “корочками”, а прощаясь, оставил номер контактного телефона.

Кто таков был “нормальный милиционер”, выяснилось в первый же день — расставшись с Ромой, дружки на “семерке” полетели прямиком в опорный пункт. Майора взяло в разработку Главное управление собственной безопасности МВД. Установить личность южанина было сложнее. По Москве он передвигался только на машине Вачева, а майор, судя по всему, с основами оперативно-розыскной деятельности был знаком.

Но однажды из аэропорта участковый отвез гостя не домой к Яблочкиной, а в гостиницу “Можайская”, за МКАД. Опера тут же кинулись в “Можайскую” и под видом рядовой проверки установили личность наркоторговца.

Долго следили за Вачевым. Опорный пункт расположен в подвале, куда трудно было подобраться с аппаратурой. В окошко оперативники однажды разглядели, как участковый, даже не задернув занавеску, из кулька отсыпает белые гранулы, развешивает их в кусочки полиэтилена, а затем зажигалкой запаивает получившиеся шарики...



Доллары от замминистра

Тем временем Рома свирепо торговался: согласился купить сразу 5 кг героина и сбросил цену до 10 долларов за грамм.

Чудненько... Только где взять 50 тысяч для покупки?

Первый замминистра Рашид Нургалиев (теперешний и.о. министра МВД) в виде исключения лично выделил из спецфонда на операцию настоящие доллары. Каждую зеленую бумажку следовало отксерокопировать под протокол в присутствии понятых. Этим занимались на Петровке, 38. Разложили сотенные купюры на белых листах бумаги — получилось 125 листов. Замучились, прокатывая.

Сделку Мирюсупов назначил на вечер 10 ноября — как раз в День милиции. Наблюдение за Вачевым показало: участковый провел профессиональный праздник, целенаправленно объезжая торговые палатки. Собирал дань? При форме, в белой рубашке. В таком виде и подрулил к дому на проспекте Маршала Жукова, где (по легенде) жил Рома. Подъезд с неработающим кодовым замком подобрали специально, чтобы после встречи Рома спокойно мог уйти “домой”.

Оперативник уже топтался во дворе, увешанный записывающей техникой, как новогодняя елка. В руке — барсетка с вмонтированной видеокамерой, под одеждой — радиопередатчик. За Рому ужасно тряслись: вдруг видеокамера пискнет в неподходящий момент? Поэтому был приказ — ограничить общение с продавцами до минимума. Даже если наркоторговцы привезут обещанную партию не полностью, Роме все равно следовало сделать закупку — операцию ни в коем случае не отменять.

И вдруг — неожиданность: Вачев и Мирюсупов приехали вообще с пустыми руками.

Из приговора суда:

“Вачев и Мирюсупов предложили ему (Роме. — Р.М.) с деньгами проехать с ними, где они продадут ему 2 кг героина за 23 тыс. долл. США, после чего, примерно через час, смогут продать еще 3 кг”.

У Вачева — табельный пистолет, дубинка. Свободно могут и деньги отобрать, и грохнуть — подумал Рома. К тому же захват подготовлен именно здесь, во дворе на проспекте Маршала Жукова. Кругом, в нескольких машинах, чуть ли не закопавшись в сугробы, притаились коллеги и понятые... Рома заартачился:

— Мальчик я вам, что ли? Везите сюда!

Продавцы уступили, и скоро “семерка” снова въехала во двор. На заднем сиденье лежал черный полиэтиленовый пакет. Рома ножом разрезал одну из упаковок: героин. Отсчитал доллары: дружки жадно схватили пачки.

— Смотри, если “герыча” немножко не хватает, я подвезу, — расщедрился довольный Мирюсупов. Как в воду глядел: в пакете вместо 2 кг оказалось 1 кг 884,3 г. Рома достал мобильник и стал звонить “домой”:

— Я поднимаюсь к тебе, дружок! — сказал он в трубку. Это был условный сигнал.

“А куда же делись еще 3 обещанных килограмма?” — спросила я у одного из участников операции.

“Были разные версии, — ответил опер. — Лично мне кажется, на тот момент этих килограммов у них вообще не было. Похоже, торговцы надеялись обезопаситься на случай, если сделка все-таки совершается под контролем милиции. Думали, с частью товара их не станут задерживать, будут дожидаться остального...”



Из милиции — в Бутырку

Как рассказывают опера, которые “вели” Вачева, он вовсе не первый задержанный участковый в истории ОВД “Кунцево”. В том же опорном пункте до Вачева охранял законность его коллега, который сейчас содержится в “красной хате” Бутырки. Милиционеру вменяется соучастие, ни много ни мало, в нескольких заказных убийствах.

...В ОВД меня встретили хмуро. Ни на один самый невинный вопрос типа: “Как характеризовался Вачев по службе?” — ответа не дали. “Вам расскажешь, а вы потом напишете, что мы с ними вместе наркотиками торговали...” А когда я спросила про предшественника в Бутырке, на меня аж руками замахали: “Выйдите, вы мешаете нам работать!”. Все ясно... Это только про успешные задержания рапортовать легко и приятно.

Не думаю, что опытные, прожженные мужики “работали” единственно на свой страх и риск. Наркодельцов явно кто-то прикрывал — конечно, не даром. Допускаю даже, что этот “кто-то” состоит на государственной службе по охране и защите правопорядка. Предполагать такое позволяют некоторые детали.

Скажем, при досмотре машины всеядного Вачева нашли кучу припрятанных документов. Под половичком лежали 8 паспортов граждан Туркмении и Таджикистана. Все без московской регистрации. Мелкий бизнес на мигрантах тоже приносит прибыль, это понятно. А вот почему под задним сиденьем “семерки” лежала папка с чистыми бланками прокуратуры, да еще со штампами? Как прокурорские бумаги попали к рядовому участковому?

Или такая, например, деталь. Когда следствие уже было закончено, стали поговаривать, будто одна из вачевских “криминальных” квартир продана за 60 тыс. долл., и что с такими-то деньгами Вачев запросто выйдет на свободу прямо из зала суда. И действительно, оба подсудимых, их друзья, родственники и адвокаты вели себя на процессе удивительно спокойно. Будто заранее были уверены в мягком приговоре. Значит, эти 60 тыс. долл. были кому-то переданы? Интересно, кому? И если 3 кг героина все-таки существовали в природе, то кто их унаследовал?

Всех как громом ударило, когда судья произнесла: “14 лет лишения свободы”. Каждому.

Приговор наркоторговцам пока не вступил в законную силу. Осужденные уже написали кассационные жалобы. И значит, это еще не конец истории.





Партнеры