Владимир Tурчинский: Я не выпендриваюсь

5 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 503

Он из семьи военных. Красивый, здоровенный. Считает, что глупый качок — это не интересно. А потому собирается внести в игру некоторые изменения. Послезавтра съемочная группа НТВ уезжает снимать “Фактор страха” в Аргентину.


— Владимир, вас на “Фактор страха” взяли специально, чтобы слабонервные отсеивались сразу, едва увидев такого страшного ведущего?

— Попал туда совсем случайно. Привел свою жену на отборочный тур. У меня шли съемки сериала. Мы пришли на кастинг, и меня по ходу дела попросили продемонстрировать мускулы в кадре. А еще шутил я много. По поводу ведущего, который изначально должен был туда поехать.

— Кто это был?

— Не скажу. Он ведь все равно им не стал. А меня оформили за две недели и отправили. И — два месяца съемок в режиме нон-стоп.

— А жена-то в это время где была? Она в игре участвовала?

— Мы на семейном совете сочли некорректным, если жена ведущего будет сниматься в одной с ним программе. А для меня поездка на “Фактор страха” — это лишний шанс проверить свои возможности.

— Хотите сказать, что вы тоже проходили испытания для участников?

— Большинство из них. Все, что мне казалось сложным. Трудные спрыгивания по стеклянному мосту, ползания под движущимися грузовиками…

— И опарышей ели?

— Нет. Просто я знаю, что если бы жизненная ситуация так повернулась и мне пришлось бы это съесть, я бы это сделал. Я ведь сам изначально проходил кастинг в качестве игрока. Если бы участвовал — съел бы все как миленький. А так… Знаете анекдот: “Я вегетарианец не потому, что люблю животных, а потому, что ненавижу растения”. Это из той же оперы.

— А сколько денег платили участникам, чтобы они это ели?

— Сто тысяч.

— Долларов?

— Рублей! И то только победителям. Остальные ели это за минуту славы и за поездку в Аргентину.

— Поедание всякой дряни — уже не приключение, а испытание.

— Да уж. Некоторые не хотели прыгать, есть и брать в рот всякую дрянь.

— И как с ними поступали? Заставляли или выгоняли?

— Выгонял. У нас же все на добровольных началах. Хотя перед отъездом с ними психологи работали. Люди, которые приехали, должны были быть адекватны формату. Хотя если я видел, что человека воротит от этого, но в принципе съесть он может, — подбадривал.

— Вообще-то вы очень жестко ведете себя с участниками программы...

— Да, когда я грожусь голову оторвать, то это как шутка не воспринимается. Не люблю беспорядок. Помню, в новогоднем эфире у меня энтэвэшники из кадра начали разбредаться. С моей стороны последовала обыкновенная команда: “Всем стоять!” И все вернулись на свои места. Кстати, после первых съемок я не хотел вести второй “фактор”, потому что главный редактор постоянно сдерживал мой искрометный юмор. Но сейчас мы вроде договорились, что мне разрешат комментировать. Так что продолжение будет повеселее. Но и позлее.

— Что “вкусненького” приготовили?

— Пока не знаю. Все это организуют аргентинцы. Приеду — узнаю. Единственное, о чем мне скажут заранее: над водой это будет или под водой, в говне или в глине. Чтобы я одевался по ситуации.

— Кроме “Фактора страха” вы еще и звезда сериалов. Как качки попадают в кино?

— Я на “России” детскую программу вел “Папа, мама, я — спортивная семья”, а продюсер программы был продюсером сериала “Кобра”. Позвал сниматься, чтобы красиво убить меня в кадре. Знаете, хотели, чтобы был такой большой красивый кусок мяса. А меня невозможно убить — заканчивал я уже главным героем.

— Где ж еще геройствовать собираетесь?

— В планах — пять картин. Знаю точно, что скоро будет сниматься продолжение сериала “Родина ждет”. И еще голливудская картина.

— В Голливуде-то вам какую роль отвели?

— Я там обыкновенный спецназовец. Ничего особенного.

— Зачем вам сериалы? Вы такой крутой, а сериалы — это низкое искусство?!

— Не знаю, кто так говорит. Практически во всех сериалах я снимался исключительно из-за того, что я имею там возможность знакомиться с хорошими людьми, с которыми я в жизни никогда не познакомился бы. На последнем — “Родина ждет” — это были Лев Прыгунов, Юрий Соломин, Валерий Николаев, Дмитрий Дюжев, Павел Деревянко, Олег Штефанко. С Игорем Лифановым мы были в главных ролях. Пореченков, Нагиев, Цекало, Колокольников… На Нагиева мне было очень трудно адекватно реагировать. Я смотрел весь “Осторожно! Модерн!”. С тех пор его иначе как прапорщика Задова не могу воспринимать. Что бы он ни сказал — смешно.

— С кем-то серьезно подружились?

— Да. Теперь Игорь Лифанов — друг. Мы ездим друг к другу в гости. Даже Новый год у него встречали, в Питере. Там у меня все спрашивали, почему я москвич, а не выпендриваюсь.




Партнеры