Контрольный удар молотком

5 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 488

“Сегодня придет отец. Я вижу его раз в полгода. Когда он придет, я украду у него деньги. Как я зол! Сейчас пойду убивать семью на компьютере”.

Это строки из дневника 15-летнего Василия Федорова (фамилия изменена. — Авт.), ученика 10-го класса гуманитарного лицея. Уж лучше бы он так и сделал — убил всю свою семью на компьютере. Но Вася поступил куда более жестоко.

Сейчас он обвиняется прокуратурой подмосковного города Электростали не в виртуальном, а в самом что ни на есть реальном двойном убийстве. Своей матери и младшей, 12-летней, сестры.


ЗЛО. О человеке: у кого душа обратилась

ко злу, противник всякого блага,

добра, порочный, нечестивый;

кто жесток, тешась страданиями других.

В.И.Даль. Толковый словарь русского языка


Семья Федоровых жила в небольшой квартире на окраине города. Отец был талантливым программистом, но любил выпить, мама работала в охране на машзаводе — стояла на проходной. А Вася и Вика учились в школе. И до 8-го класса все шло вроде бы неплохо: Вася хорошо учился, подавал надежды в секции по карате и даже получил синий пояс. А еще он обожал компьютер и мечтал стать программистом.

Но в 2001 г. родители ребят развелись. Денег в семье стало не хватать, и Васе пришлось бросить любимую борьбу. У него появились новые обязанности по дому, которые ему не очень-то нравились. Он должен был присматривать за младшей сестрой, пока мама трудилась в поте лица. Мама теперь бралась за любую работу, в выходные подменяла на проходной коллег. Отец же появлялся редко, как правило, подшофе, и каждый его приход заканчивался скандалами.

— Васька стал часто жаловаться на отца, — вспоминает его бывшая подруга Марина. — Говорил, что отец все время приходит пьяный, кричит на мать за то, что она тратит алименты на мебель и какие-то вещи.

Иногда визиты папы вообще заканчивались погромами в квартире, но в милицию Федоровы ни разу не обращались.

“Я ненавижу свою сестру”

У Василия начались проблемы в школе. Он замкнулся в себе, растерял друзей. Больше не заходил в гости к Марине. Единственным, с кем он поддерживал хоть какие-то отношения, остался его двоюродный брат Дима. Самое главное — у Димы был компьютер, и он разрешал Васе сидеть за ним сколько тот захочет.

Но компьютер — железный, ему не расскажешь о наболевшем. Свои обиды Вася стал доверять дневнику.

“Сегодня моя сестра Вика (как тяжело мне писать это имя) уронила горшок с цветком на пол. Рассыпалась земля. Мама отругала меня за это и заставила убирать, хотя это сделала сестра. Я ненавижу свою сестру и завтра за это скреплю степлером волосы ее куклы Барби. Надеюсь, что растение не погибнет”.

Случалось, что Вася допоздна засиживался за компьютером, когда мама работала в ночную смену. Нужно было возвращаться домой, к сестре, а ему так не хотелось. Он и не возвращался — оставался ночевать у Димы, а маленькая Вика всю ночь сидела дома одна. Потом это доходило до мамы, и Васе доставалось на всю катушку.

Мама требовала, чтобы после 9-го класса сын поступал в техникум, получал профессию и шел зарабатывать деньги. Но Вася сделал по-своему. Он очень постарался и перешел в 10-й математический класс. Правда, очень быстро сломался: не выдержал нагрузки, и из-за частых пропусков уроков его перевели в обычный класс.

— В нашем 10 “В” Вася проучился всего три месяца, я его почти не успела узнать, — говорит классная руководительница Елена Михайловна. — Да он и не общался ни с кем. Друзей у него не было, сидел на последней парте. Ни в каких школьных мероприятиях не участвовал. Иногда я пыталась позвонить ему домой, хотела поговорить с его мамой. Но у них телефон с определителем — он видел, что это я звоню, сам брал трубку и говорил, что плохо себя чувствует. Мама же ни разу не пришла на родительское собрание.

И вздыхает:

— До сих пор не можем поверить в случившееся. У меня в шкафу еще лежит новогодний подарок для него — шоколадка и обезьянка. Так и не успела отдать...

Танцующий сам по себе

Почти год Вася Федоров прозанимался в хореографическом ансамбле. Вот репетиций он никогда не прогуливал — ему действительно нравилось танцевать. За старания самых талантливых ребят посылали летом в Краснодарский край, отдыхать и репетировать. Вася уже за полгода занятий добился этой поездки.

— Он был очень трудолюбивый ребенок, — говорит руководительница ансамбля Алла Григорьевна. — Пришел он к нам вслед за своим двоюродным братом Димой. Сначала ничего не умел, но упорно добивался результатов. Правда, мне с ним приходилось нелегко. Если я делала ему замечание, он просто стоял и улыбался. И ребята с ним не дружили, жаловались: где Вася, там обязательно что-то случится — то драка какая-нибудь, то еще что. Он как будто притягивал к себе весь негатив.

Никто ни в школе, ни в ансамбле не знал про Васины ссоры с мамой. Рассказать об этом значило для него проявить слабость характера. А он во всем стремился быть лидером. Но если младшие дети быстро начинали его слушаться, то старшие не принимали его всерьез. Он злился...

В своем дневнике Вася Федоров позже составит “черный список” людей, на которых затаил злобу и которым он, похоже, втайне завидовал. Трое ребят из ансамбля тоже фигурируют в этом списке с пометкой “навсегда”.

Ближе к концу 2003 г. Вася должен был принимать участие в новогодних выступлениях. К удивлению учителей, самый замкнутый ученик согласился играть в школьном театре роль принца.

За четыре дня до трагедии Вася перестал ходить в школу, но на танцах появлялся исправно.

— 25 декабря он, как всегда, пришел к 19.30, — рассказывает руководительница ансамбля. — Я спросила, придет ли его двоюродный брат сегодня. Раз спросила — он молчит, второй — снова не отвечает. Такое впечатление, что его с нами уже не было. Совсем в себя ушел.

Репетиция закончилась в 21.30, и Вася отправился домой.

Орудия справедливости

После 10 вечера на Юбилейную улицу приехали по вызову “скорая” и милиция. В квартире была жуткая картина: окровавленный труп женщины и еле живая 12-летняя девочка, которую с тяжелейшей черепно-мозговой травмой отправили в городскую больницу. Сотрудников милиции встретил Вася. Сказал, что здесь побывали грабители.

Все, собственно, и напоминало ограбление: выпотрошенные шкафы, перевернутые ящики. Но когда все осмотрели подъехавшие родственники, выяснилось, что ничего не пропало. Опера стали более подробно опрашивать Васю. И парень признался: да, это он убил маму и тяжело ранил сестру. Рассказал, как наносил удары, куда выбросил орудия убийства. Причем говорил Вася об этом спокойно и как будто даже со знанием дела.

...В тот день, когда Вася вернулся с репетиции, мама, уставшая от собачьей работы, зашла к нему в комнату и стала в чем-то опять упрекать. Он ответил. Завязалась ссора. Внезапно парень схватил кухонный нож, который почему-то лежал именно у него, и несколько раз полоснул мать. Женщина упала на пол, стала кричать — просила сына опомниться. Но тот уже не мог остановиться. От злости он ударил ножом в стену с такой силой, что нож сломался. Тогда Вася взял молоток, тоже лежавший наготове, и ударил им мать по голове.

На крики прибежала из своей комнаты Вика. Вася взял другой нож — и резанул им сестру. А потом добавил молотком по голове.

Мама еще была жива, когда юный киллер вернулся к ней. Как опытный убийца, он контрольным ударом молотка расправился с матерью раз и навсегда. После чего ополоснул под краном свои “орудия справедливости”, сложил их в пакет и выбросил на улицу. Переворошил все вещи в доме и ушел — оставив умирать сестру.

Такое впечатление, что парень давным-давно продумал весь план своих действий. Не зря же он запасся ножом и молотком, пытался инсценировать ограбление. А за несколько дней до этого нарочно сломал компьютер в квартире у Димы. Может, именно на том компьютере и писался сценарий этого и других убийств фигурантов “черного списка”?

К старшему следователю горпрокуратуры Электростали уголовное дело Васи Федорова попало через три дня.

— Когда я первый раз читал дело, глазам своим поверить не мог, — говорит следователь горпрокуратуры. — Не мог представить, что 15-летний парень может так сильно ненавидеть своих родных.

Позже, когда следователь встретился с Федоровым, он удивился еще больше. Ни капли раскаяния или хотя бы волнения!

— Его беспокоили только танцы и компьютер.

После трагедии неожиданно для самого Васи трогательную заботу о нем проявил отец. Он стал просить выпустить сына под подписку о невыезде, говорил, что возьмет сына к себе, станет за ним присматривать, обещал, что тот будет приходить в прокуратуру по первому требованию, нанял хорошего адвоката. Но парня оставили под стражей.

Кстати сказать, после появления в этой истории защитника Василий Федоров немедленно вернулся к первоначальной версии с ограблением. Теперь он снова утверждает, что никого не убивал.

Вика пролежала в больнице шесть дней в коме и 31 декабря, не приходя в сознание, умерла. И маму, и дочку хоронили в закрытых гробах. Для доказательства Васиной вины, возможно, потребуется проведение дополнительных судебно-медицинских и криминалистических экспертиз, поэтому — по согласию родственников — головы погибших остались в морге.

А Васю ждет экспертиза психиатрическая — на днях его повезут в Центр им. Сербского.

...К Диминой маме теперь каждую ночь во сне приходит покойная сестра. Димина мама спрашивает у нее: кто же это сделал на самом деле? Неужели это и вправду Вася? А сестра говорит, что не может ответить на этот вопрос. Потому что ни одна мать никогда не выдаст своего ребенка.

ОБЫКНОВЕННЫЙ САДИЗМ

Вечером 21 января 13-летний Григорий Лорян вместе с другом Сашей сначала гуляли во дворе, а потом вышли на Вильнюсскую улицу. Там мальчишкам встретилась компания ребят 16-17 лет. Когда те поравнялись с Гошей и Сашей, один из них резко толкнул Гошу в живот — и вся компания продолжила свой путь.

Всего каких-то несколько секунд — Саша даже не понял, что случилась беда. Гоша схватился за живот, по его рукам потекла кровь. Что делать? Как назло, рядом ни одной живой души...

Саша взвалил на свои плечи раненого друга и потащил его домой к однокласснице, которая жила по соседству. Перепуганные ребята сначала попытались вызвать “скорую” сами, но потом все-таки позвонили домой Гошиным родителям. Тут же приехал его папа и сам отвез сына в больницу. С тяжелым ранением живота — как оказалось, подонки повредили Гоше поджелудочную железу — мальчик попал в реанимацию.

Сейчас Гошу уже перевели в хирургическое отделение. Врачи говорят, что состояние их юного пациента улучшается. Тем не менее Гоша проведет в больнице еще как минимум три недели.

— Он очень похудел, бледный, — рассказывает мама Григория Лариса. — Но к нему уже начали пускать посетителей — одноклассники его навещают. Он молодец, держится.

По словам Гоши, ребята вообще ничего от них не хотели: не требовали ни сигарет, ни денег. Просто невзначай, проходя мимо, пырнули мальчишку ножом...

Конечно, Гоша не знал ребят, которые на него напали, но говорит, что если еще раз встретит, обязательно их узнает. По этому факту возбуждено уголовное дело, но пока преступление остается нераскрытым.

ПОЧЕМУ ОНИ ТАКИЕ ЖЕСТОКИЕ?

Прокомментировать ситуацию мы попросили старшего научного сотрудника ГНЦСиСП им. Сербского Елену АНДРЕЕВУ.

— За последние годы действительно отмечен рост криминальной агрессии среди несовершеннолетних. Причем все чаще ее проявляют совсем юные ребята. По данным Государственного информационного центра за 1-е полугодие 2003 г., 10% из всех совершенных преступлений совершили несовершеннолетние. И очевидно, что эти цифры занижены в 2—2,5 раза.

Многие подростки примерно с 12 лет становятся агрессивными из-за бурного психического созревания. Просто у одних это выражено более ярко, а у других нет. На степень агрессии, безусловно, влияют как биологические (возраст, наследственность), так и социальные факторы...

Очень сказывается на психике отношение к ребенку его родителей, наличие или отсутствие между ними эмоционального контакта. Часто у родителей возникает вопрос: наказывать ребенка за проявление агрессии или нет. Однозначно, что в 15 лет игнорировать агрессивные поступки подростка уже нельзя. Он может расценить это так: раз не наказывают — значит, одобряют.

Бывает, что психическое расстройство у молодого человека проявляется только после первого совершенного им преступления. И врачам очень сложно поставить диагноз, потому что через некоторое время подросток опять ведет себя совершенно нормально. Тут требуются дополнительные обследования, которые и предстоят, судя по всему, Васе Федорову.





Партнеры