Красота по-испански

6 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 170

В мире “Формулы-1” редко кому удается подружиться, тем более под крышей одной команды. Бывали, конечно, проявления настоящей дружбы или ненависти, граничащей с любовью. Марио Андретти, рыдавший у гроба своего погибшего напарника Ронни Петерсона, “профессор” Ален Прост и “волшебник” Айртон Сенна, флегматик Герхард Бергер и холерик Жан Алези... Возможно, к Дэвиду Култхарду и Кими Райккёнену когда-нибудь тоже приклеятся свои прозвища. Но речь сейчас не об этом. Ребят из “West McLaren Mercedes” по праву величают самой гармоничной парой в нынешней “Формуле”. Но вместе они последний год — так уж распорядилось руководство.


Мы встретились в конце января на треке в Валенсии. Дэвиду и Кими было жарко: ртутный столбик над трассой “Рикардо Торрес” остановился на отметке 22 по Цельсию. Но такова жизнь: предстартовые тесты самой амбициозной ныне конюшни начались еще в декабре (Дэвид даже Рождество как следует не отметил), да и соперники, как видно, отставать не собирались. Самую революционную машину подготовил к сезону “Williams-BMW”: явное ноу-хау в аэродинамике носового обтекателя и переднего спойлера. Лидер последних лет “Ferrari” с новой версией тоже не отстает, но, по слухам, ничего нового от итальянцев и Шумахера ждать не приходится.

“Мы должны стать лидерами, — повторяет оперативный директор “West McLaren-Mercedes” Джонатан Нил, — с предыдущей версией болида MP 4/18 вышла явная неудача, и эта машина в боевых условиях не ездила. Но мы использовали ее для создания конкурентоспособной 19-й версии. Так что к сезону команда, надеюсь, будет подготовлена раньше всех остальных!”

Новый болид понравился. И пилотам, и тестеру Педро де ла Росе. К нему-то я и подошел с вопросом от моей жены, его большой поклонницы: мол, в “McLaren” хорошо, а когда же в гонки вернетесь? Испанский гонщик в ответ на это оставил мне красивый автограф с посвящением и добавил: “Только обязательно передайте супруге, что еще погоняюсь”.

А вот будущее Дэвида Култхарда остается пока под вопросом. Казалось, именно ему прочили первый номер в англо-германской команде, да вот беда: чемпионскую славу приобрел финн Мика Хаккинен, ныне ставка делается на его более молодого преемника Кими Райккёнена. При этом в “West McLaren-Mercedes” в 2005 году уже придет колумбиец Хуан Пабло Монтойя. Беспрецедентный случай в “Формуле-1”, когда гонщик, которому фактически указали на дверь, отъездит еще целый сезон. Нас с коллегами предупреждали, что вопросы на эту тему не слишком корректные, но поинтересоваться все же хотелось. Впрочем, начал я с другого.

— Все это можно назвать шагом к победе?

— Не так категорично. Мы первыми создали и освоили новый болид. И хотя все без исключения конкуренты стали готовиться к чемпионату, обгоняем пока всех. Это было ясно на тестах в соседней Барселоне.

— Что же осталось сделать вам с Кими, чтобы наконец обогнать конкурентов в лице “Ferrari” и “Williams”?

— На этом автодроме нам хорошо, спокойно — и все равно это не решение. Как ни крути, все станет ясно на первой гонке в Австралии 7 марта. Кстати, сейчас модно говорить, что итальянцы заметно отстали в доработках болида, кто-то спекулирует слухами о том, что Михаэль Шумахер сильно изменился в плане мотивации. Скажу, что это в корне не так: он не устанет гоняться, пока он здесь. Да и “жеребцы из Маранелло” ничем от нас не отличаются: тоже работают.

— Дэвид, в календаре появится два новых этапа: это Гран-при Бахрейна и Китая. Говорят, вы если не в восторге, то близко к этому...

— Скажу образно: трасса в Китае напоминает китайскую еду, такая же острая. А вот в Бахрейне, похоже, едят гамбургеры...

— Еще о новинках: меняются правила квалификации. Это добавит команде и вам лично головной боли?

— Как бы там ни было, но все равно это не революция образца 2003-го. И вообще, это не может просто нравиться или не нравиться. Мы здесь, чтобы ко всем новинкам подготовиться.

— Хорошо, а правило “одного мотора”?

— Ну а это уже проблема производителя моторов. И еще тех пилотов-психов, кто сжигает движки.

— Дэвид, вам в команде осталось гоняться один год. Насколько это влияет на отношения с партнером, руководством, механиками?

— А вы знаете, многое может за год случиться! Но я думать об этом на работе не могу. Если я, зная, что последний год езжу здесь, начну банально саботировать всю работу — кому тогда вообще буду нужен в “Формуле-1”?




Партнеры