Дорого яичко к Пасхе

6 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 242

Сколько же заплатили семье Форбса за коллекцию произведений русского ювелира Фаберже? Не менее 200 миллионов долларов. Об этом сообщил в телефонном разговоре с корреспондентом “МК”, ссылаясь на хорошо информированные источники, известный специалист по Фаберже — эксперт фирмы “Кристи” Валентин Скурлов.

По имеющимся сведениям, “операция” приобретения для России коллекции Форбса началась под завесой полной секретности уже давно — когда объявили об аукционе. В ней участвовали несколько групп российских бизнесменов, и до последнего момента никто не знал, кто одержит верх. Не знали о тайных переговорах даже рядовые сотрудники фирмы “Сотбис”, где до последнего момента готовились к аукциону и хотели уже выпускать каталоги.

— Мне звонили насчет каталога из русского отдела “Сотбис” всего за два дня до того, как объявили о сенсационной сделке, — говорит Скурлов.

— Это очень хорошо, что российские сокровища возвращаются на родину, — заявила “МК” правнучка ювелира Татьяна Федоровна Фаберже, проживающая сейчас в Швейцарии. — Будет здорово, если все “императорские” яйца окажутся наконец вместе.

Теперь, когда страсти улеглись, самое время спросить: кто и когда их вывез из музеев Кремля и кто “экспроприировал” после революции в Москве и Питере магазины легендарной фирмы Фаберже?

— С коллекцией Малкольма Форбса, который умер 14 лет назад, были проблемы, — говорит Скурлов. — Форбс говорил, будто у него самая большая в мире коллекция императорских яиц Фаберже — 11 штук, больше, чем в Оружейной палате Кремля, где их осталось только десять. Он даже ухитрился войти с ней в Книгу рекордов Гиннесса. Однако, побывав вместе с правнучкой ювелира Татьяной Федоровной Фаберже в США, мы установили, что два яйца этой знаменитой коллекции вовсе не являются императорскими, о чем и написали в 1997 году в своей книге. После этого ювелирный рекорд вернулся назад в Россию.

В списке купленного любопытные вещи. Например, изящная золотая бонбоньерка в виде миниатюрного креслица за инвентарным номером 22841 (на всех изделиях Фаберже выцарапывались номера, и потому теперь при помощи компьютера можно проследить их происхождение). Так вот, оказывается, что она была в числе 2400 вещей, изъятых ЧК при обыске в московском магазине Фаберже. Теперь эта уникальная бонбоньерка вдруг объявляется за границей. Но как она туда попала? Была украдена? Продана? Кем? Когда? Кому? Никаких документов о ее продаже и об официальном вывозе из СССР нет.

Кстати, утверждает Скурлов, нет никаких документов о продаже за границу и самих императорских яиц Фаберже, в том числе и тех, что предназначались для “Сотбис” и теперь куплены Вексельбергом. Как известно, самое дорогое ювелирное яйцо, так называемое “мозаичное” (при его создании было использовано больше всего драгоценных камней), хранится сегодня в коллекции английской королевы. И даже на него нет документов о вывозе из СССР!

Известно только, что сокровище взял из музея комендант Кремля чекист Петерс. Но кому потом отдал? Как оно вообще было ввезено в Англию? Неясно. В российских архивах отсутствуют документы на этот счет. Мнутся в ответ, когда их об этом спрашиваешь, и англичане.

Таким образом, считает Скурлов, наследники Фаберже вполне могли бы поставить вопрос о законности распродаж вещей, отобранных коммунистами у их знаменитого предка. Сама Татьяна Фаберже настроена на этот счет скептически.

— Конечно, — заявила нам она, — тогда все это было незаконно, но сейчас требовать что-то назад нереально. Еще сравнительно недавно, в 1989 году, при ремонте дома на Солянке нашли “клад Фаберже” — две шкатулки с ювелирными вещами из магазина в Москве. Все драгоценности были совершенно новые, даже с бирками. Вероятно, их спрятал бывший директор магазина, который раньше жил в этом доме. Но никто и не подумал вернуть эти вещи их историческим владельцам. Кроме того, я думаю, что многие ценности, отобранные у моих предков, до сих пор хранятся в ЧК или как оно там теперь у вас называется. Ведь после “изъятия” в магазинах многое потом так нигде и не всплыло.

В 1947 году, когда некий латыш предложил сыну Фаберже Евгению купить у него альбом отцовской фирмы, тот наотрез отказался. “А почему я должен покупать то, что принадлежит мне по праву?” — сказал он. Однако пришлось покупать... Да, приходится покупать то, что, по сути, и так принадлежит России. Какими бы мотивами ни руководствовался Виктор Вексельберг, двигала ли им страсть коллекционера или благородное чувство мецената, эту “сделку века” можно только приветствовать.


1 января вступил в действие закон о беспошлинном ввозе в страну произведений искусства. Неделю назад мы в рейтинге “Курьера культуры” предсказали: “Теперь ждем лавины шедевров”. Как в воду глядели. Весь январь и начало февраля — сенсация за сенсацией.

Сначала Артем Тарасов из Лондона привозит в Москву диадему внучки Пушкина. Затем предприниматель Владимир Логвиненко на аукционе покупает за 20 миллионов долларов картину Рубенса “Союз Земли и Воды”. И наконец, суперсенсация: беспрецедентная сделка совершена бизнесменом Виктором Вексельбергом. Он купил всю коллекцию Фаберже, принадлежащую семье медиамагнатов Форбс. В том числе 9 императорских пасхальных яиц.

Мы связались с руководством фонда “Связь времен”, который был специально создан для возвращения в Россию шедевров Фаберже. Андрей Шторх, директор Департамента по стратегии, раскрыл нам дальнейшую судьбу только что купленной коллекции:

— Сейчас мы начали оформление юридических документов, которые потребуются для перевозки коллекции в Россию. На это время аукционный дом “Сотби” обратился к нам с просьбой выставить Фаберже в Нью-Йорке. Мы пошли навстречу — западный мир ведь прощается с коллекцией навсегда. Теперь, чтобы увидеть легендарные пасхальные яйца, им придется ехать сюда.

— Что будет, когда коллекция Фаберже приедет в Россию?

— Ее владелец первым делом хочет показать ее российской публике. Пока определены три места, связанные с русскими императорами: Москва, где проходили коронации, Питер, где находился двор и где работал сам Фаберже. И — Екатеринбург, город, где была расстреляна царская семья. Наша главная задача — до Пасхи вернуть коллекцию и особенно пасхальные яйца в Москву.

Владелец коллекции Фаберже не намерен ее делить (кроме 9 пасхальных яиц в нее входит еще 190 предметов). И, что самое главное, не собирается ее скрывать. Где будет место постоянной экспозиции сенсационной покупки, еще будет решаться. Пока называются три: Оружейная палата, храм Христа Спасителя и Эрмитаж.


Президент РФ Владимир ПУТИН:

“Вопрос о социальной ответственности бизнеса будет рассмотрен на самом высоком уровне. В условиях постоянного снижения налогового бремени государство вправе рассчитывать на встречную социальную активность делового сообщества”.


23 декабря 2003 года на заседании правления Торгово-промышленной палаты.


ВЕКСЕЛЬБЕРГ Виктор Феликсович, 46 лет.

Председатель совета директоров ОАО “СУАЛ-Холдинг”. А также директор по производству нефтяной компании ТНК BP. Его состояние оценивается в 2,5 млрд. долларов. В последнем рейтинге журнала “Forbes” занимает 147-е место.

Родился 14 апреля 1957 года в городе Дрогобыче Львовской области (ныне — Украина). В 1979 году с отличием окончил МИИТ по специальности “инженер-системотехник”. В студенческие годы строил БАМ, по окончании вуза ушел работать в “почтовый ящик”, где и дорос до завлабораторией особого конструкторского бюро. В 1988 году создал кооператив “Комтек”, сотрудничавший с Иркутским алюминиевым заводом. С сентября 1997 года занимал руководящие должности в “Тюменской нефтяной компании”, “Тюменнефтегазе”, “Нижневартовскнефтегазе”, “СУАЛ-Холдинге”.

Женат, имеет сына и дочь.

Комментарии по поводу сенсационной покупки

Татьяна Мунтян, старший научный сотрудник, хранитель коллекции Фаберже в Оружейной палате:

— Для меня это полный сюрприз. Со мной никто не советовался ни по каким вопросам, и Вексельберга я в глаза не видела. Могу лишь радоваться, что знаменитая коллекция Форбса, ставшая уже хрестоматийно-музейной, не разошлась в розницу, что ее купили целиком и купил русский. Если коллекция будет выставляться в Оружейной палате, музей это будет только приветствовать.


Александр Кибовский, департамент по сохранению культурных ценностей Минкульта РФ:

— Для нашего департамента это знаменательное событие, поскольку оно подтвердило правильность борьбы с налоговым ведомством, следствием чего стала отмена ввозных пошлин на антиквариат с 1 января этого года. Мы доказывали налоговикам, что нельзя раздевать человека на таможне: ни один здравомыслящий муж при таком раскладе ничего сюда не повезет. Сейчас же ситуация принесет государству настоящую прибыль: ценности наконец-то будут ввозиться и в Россию, оседая не только в Швейцарии или Люксембурге. Чем это важно для государства? Если Вексельберг привезет коллекцию Фаберже и выставит ее, скажем, в Оружейной палате, не боясь, что завтра придут люди в штатском и его раскулачат, — одно это уже является визитной карточкой России. И выгода для бизнесмена есть. Это статус. Раньше в среде искусствоведов все говорили о Форбсе не с точки зрения бизнеса, но по факту владения им самой крупной коллекцией... Теперь, вероятно, так будут говорить о Вексельберге. Кроме того, наконец-то будет складываться в России внутренний антикварный рынок, которого пока нет: лучшими коллекциями владеют государственные музеи. Эта монополия неестественна.

— В ближайшее время ожидаются “переезды ценностей”, схожие по масштабу с вексельберговскими?

— Ну, часто ожидать таких хитов не приходится, но кое-что будет. И скоро.



    Партнеры