Теракт за 100 баксов

6 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 605

В прошлом году в России по ложным сообщениям о готовящихся актах террора заведено 836 уголовных дел. Удалось задержать 24 “телефонных террориста”, на каждом — примерно по 10 эпизодов.

Но всех переплюнула одна подмосковная семейка. В конце декабря она буквально поставила на уши аэропорты “Шереметьево-1” и “Шереметьево-2”. Порой сообщения о минировании аэропортов и самолетов поступали каждые пять минут! По словам заместителя министра внутренних дел РФ Александра Чекалина, каждый раз проводилась полная эвакуация пассажиров из аэропортов, нанесен колоссальный ущерб: около $1,5 млн.

“Телефонными террористами” оказались трое малолеток из Талдомского района — родные братья 17, 15 и 12 лет, в шкодливые ручки которых случайно попали два мобильника.

Первый звонок поступил в конце ноября. В начале декабря — еще один. А в конце декабря — как с цепи сорвались: за трое суток раздалось... 96 звонков! 25 декабря аэропорты будоражили 13 раз, а 26-го — уже 70 с лишним… Похоже было, что хулиганы не едят, не пьют и не спят — тычут в кнопки мобильника сутки напролет. Звонки регистрировались в 0.12, 0.32, 1.27, 1.57, 1.59, 4.00, 5.25...

Каждый раз после сообщения о бомбе, якобы подложенной в “Шереметьево”, на место происшествия выезжали сотрудники милиции, ФСБ, департамента авиационной безопасности аэропорта, вызывали кинологов с собаками. Из залов ожидания и вылета-прилета приходилось выводить пассажиров. Иногда негодяи, которым надоедало “минировать” залы ожидания, сменяли пластинку и бубнили, что взрывное устройство заложено в одном из самолетов: то “возле туалета”, то в хвостовом отсеке, то в багажном. Тогда задерживали рейсы, выгружали багаж и с собаками тщательно проверяли отсеки.

Сейчас в аэропорту создана комиссия, которая окончательно оценит нанесенный ущерб. По каждому ложному сигналу в линейном управлении внутренних дел “Шереметьево” возбуждались уголовные дела. Был создан штаб по расследованию.

Неизвестные звонили с мобильного телефона, вытащив сим-карту. Так можно дозвониться только на номер экстренной помощи, после чего происходит автоматическое переключение звонков — либо в Службу спасения, либо в Службу ГУВД Москвы — “02”. Девушек-операторов службы “02” мерзавцы буквально достали: иногда они грязно ругались, угрожали, а иногда и хихикали.

Из ЛУВД “Шереметьево” специально направили туда оперативницу, на которую стали переключать все аналогичные звонки. Та старалась разговорить хулиганов. Кто они — сумасшедшие? Наркоманы? Подростки? “Скажите хоть, каковы ваши требования?” Ответ был несуразный: “300 тысяч долларов и вертолет”.

— Нет, ребята, это огромная сумма. Нам такую быстро не собрать.

— Ладно, — легко согласились террористы. — Тогда десять тыщ!

Потом немножко помялись и примирились на… ста баксах. Но обставили передачу денег заковыристыми условиями. Сотрудница милиции должна была 26 декабря в 21.00 поехать на Савеловский вокзал и там встретить вечернюю электричку из Талдома... На платформе, однако, никто не появился.

А тем временем в результате оперативно-технических мероприятий установили: сигнал действительно идет откуда-то из Талдомского района. В тот же день туда выехала опергруппа. Тут приезжим оперативникам очень помог коллега — оперуполномоченный угрозыска Талдомского ОВД капитан Владимир Емельянов. Проверил по компьютеру: кто из подозрительных значится в черном списке? Полночи группа колесила по району: отрабатывали жилой сектор, опрашивали школьников на дискотеке. Скоро вышли на скотника ЗАО “Красная заря” Сережу Орешина и его младших братьев: 15-летнего Максима и 12-летнего Дениса.

В полчетвертого ночи 27 декабря группа приехала в старую, вымирающую деревню Семягино, где жила бабушка Орешиных.

Криминальная наследственность

Оперативник, который принимал участие в задержании, смеется:

— Там 8—10 домов. Подъехали, на всю деревню единственное окошко светится. “Ага, — думаем, — наши!” На всякий случай перекрыли подходы к дому: думали, там взрослые. А заглянули в окно — сидит пацан с мобильником и на кнопки жмет! Опять трезвонит! Они и не собирались за деньгами на Савеловский вокзал — так, стебались. Если честно, мы ехали туда очень злые. А увидели сопливых “террористов” — жалко их стало: как голодные волчата. Купили парням колбасы, сока, хлеба. А они не берут: милицию — ненавидят...

В Семягине с поличным задержали Сергея и Максима. В соседней комнате храпел пьяный дядя братьев — 33-летний дважды судимый (в том числе за убийство односельчанина) сварщик Игорь Широков. По словам Сергея, именно он научил их технологии телефонного терроризма. В записях телефонных переговоров действительно зафиксирован мужской голос. Дядюшка, в свою очередь, подтвердил: он видел, как звонили ребята.

— А с нами еще младший брат баловался... Он теперь с мамкой, в общежитии, — сдали братишку перепуганные “террористы”.

Поехали туда: малец дрыхнет без задних ног, а рядом с постелью телефонная трубка и сим-карта валяются.

— Доигрались! — отреагировала разбуженная мать. — Говорила я вам: не звоните...

Уже подтверждено, что звонки на “02” сделаны с мобильных телефонов, которые были у ребят. Как попала к Орешиным одна из трубок, еще не узнали: не то купили, не то украли. Вторую подарил их 17-летний двоюродный брат Виталий Широков. Этот, в свою очередь, похоже, причастен к ложным сообщениям о терактах... на одном из железнодорожных вокзалов Москвы!

Орешиных привезли в ЛУВД “Шереметьево”. Вся троица признала свою вину. Младших отдали матери, а Сергея задержали. Сейчас он дожидается суда в 5-м следственном изоляторе Москвы. По статье 207 “Заведомо ложное сообщение об акте терроризма” Сергею грозит до трех лет лишения свободы. Возможно, отдадут под суд и Дениса: ответственность за это преступление начинается с 14 лет.

Но о том, чтобы хоть частично возместить ущерб, нет и речи: семья Орешиных крайне бедна и неблагополучна. Мать не работает. Отец, Орешин-старший, дважды судимый за кражи, в прошлом году замерз насмерть по пьянке. Сергея Орешина в его 17 лет тоже два раза судили — в сентябре 2000 года за серию краж из автомобилей он получил условный срок, а через два года обокрал ферму в деревне Семягино, причем в компании с родным дядей Игорем Широковым. Тоже отделался условным наказанием.

Корреспондент “МК” выехал в Талдом, чтобы побеседовать с уникальными “террористами”.

— Ищите их в микрорайоне Юбилейном, — подсказали в местной милиции. — Мать братьев сейчас перебралась туда, к сожителю...

В подъезде пятиэтажки, расписанной “наскальными” рисунками, разило. За запертой дверью квартиры кто-то тихо дышал. Я долго звонила. Наконец малец не выдержал и отозвался: “Старшие ушли… А меня заперли”. Это оказался Денис, посаженный под домашний арест. Я поговорила с узником через дверь.

— Как додумались звонить по мобильнику?

— Парень один подучил…

— По какому номеру звонили?

— По “112”.

— Интересно, зачем?

— Ха, прикалывались.

— Тебя наказали?

— Да… Мать порола.

— В каком классе ты учишься?

— В четвертом.

На прощание юный террорист пообещал помахать нам с лоджии. Высунулся в окошко по пояс. Увидел фотокамеру, поинтересовался: чего это мы его снимаем?

— Для газеты.

Он длинно сплюнул:

— А я все газеты рвать буду!

И сделал смачный жест: выставил средний палец.




Партнеры