Анатомия распада

6 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 828

Ровно 14 лет тому назад Советский Союз получил первую “черную метку”. В ночь на 20 января 1990 года советские войска ворвались в охваченный беспорядками Баку. В ту же ночь председатель Верховного Совета азербайджанской автономии Нахичевань Сакина Алиева заявила по местному ТВ: наша республика вышла из состава СССР.

Конечно, никакой “независимой Нахичевани” тогда не получилось. Первый секретарь местного обкома КПСС Джалилов (кстати, по слухам, побочный сын Гейдара Алиева) отрапортовал начальству: спикера заставили подписать декларацию о независимости под дулом пистолета. Вслед за этим злосчастная Сакина Алиева быстро отправилась на пенсию. Но, странным образом, ее слова по ТВ оказались пророческими.

Занимавший во время трагедии пост председателя КГБ Азербайджана Вагиф Гусейнов однажды уже пытался откровенно рассказать о тех событиях. В 1994 году в одной из местных типографий была напечатана его книга о бакинской трагедии. Но после прочтения книги новым президентом Азербайджана Гейдаром Алиевым весь тираж был арестован. С тех пор ставший одним из известных российских аналитиков по Кавказу Вагиф Гусейнов хранил молчание о тех январских днях в Баку. Нарушить его он решил в интервью “МК”.

ФИТИЛЬ ПЕРВЫЙ.
УБИВАЮЩИЕ ИНТЕЛЛЕКТОМ

На просторах бывшего СССР к интеллигенции было принято относиться с придыханием. А между тем во времена агонии “великого и могучего” действия представителей именно этого социального слоя привели к большой крови. Лидер азербайджанской оппозиции, филолог и бывший диссидент Абульфаз Эльчибей — фигура абсолютно типичная для того времени. Точно так же себя вело огромное число лидеров национальной интеллигенции чуть ли не в каждой советской республике. Разница лишь в том, что одним — как тому же Эльчибею или Гамсахурдиа в Грузии — удалось прийти к власти. А других удалось остановить.

В.Г. В октябре 1989-го я встретился с лидерами Народного фронта — будущим президентом Азербайджана Абульфазом Эльчибеем и Этибаром Мамедовым. Тогда я их спросил: “Почему вы не хотите пойти по пути народных фронтов Литвы, Латвии и Эстонии? Вы тоже можете в рамках конституции и существующих законов добиваться избрания в Верховный Совет”. Они ответили, что, мол, каждая страна имеет свои особенности. “И вообще, завоевание свободы не бывает без крови. Да, мы знаем, что будут жертвы! Но это будут жертвы во имя свободы!”

“Вы берете на себя ответственность за будущие жертвы? Вы сознательно ведете людей на кровопролитие?” — воскликнул я. “Да, мы считаем, что чем больше прольется крови, тем лучше будет сцементировано мужество и идеология нации” — таким был ответ.

Беспорядки в Баку тщательно готовились Народным фронтом. В новогоднюю ночь толпой была разрушена госграница с Ираном. А 11 января в Баку начались погромы. Всего по городу ходило около 40 групп (от 50 до 300 человек), занимающихся погромами. Царила полная анархия. Милиция ничего не могла сделать. 59 человек (из них 42 армянина) было тогда убито, около 300 ранено.

Ни в одной нормальной стране центральные власти не могут игнорировать подобные погромы. Восстановление порядка с использованием силы было прямой конституционной обязанностью Москвы. Перед вводом войск в Баку у боссов НФА был шанс избежать еще большей крови. Так вспоминает то время Гусейнов:

В.Г. О предстоящем вводе войск центр нам не сообщил. Но КГБ располагал службой, контролировавшей радиоэфир. И 19 января мы заметили большую активность на используемых военными частотах. Стало понятно, что войска готовятся войти в город. Я по собственной инициативе вновь встретился с Эльчибеем, сказал ему, что надо предпринять все меры для того, чтобы избежать столкновения жителей Баку с войсками. В ответ Эльчибей пообещал мне поговорить с руководителями Народного фронта.

В пять часов вечера он мне позвонил и сказал, что лидеры НФА вышли из его подчинения. Поэтому он ничего не может сделать. Эльчибей также заявил, что ЦК, правительство тоже виноваты. Они довели ситуацию до такого тупикового состояния.

Я знаю, что, говоря о выходе прочих лидеров Народного фронта из-под его контроля, Эльчибей лгал. В чем был смысл позиции НФА? Они хотели замазать кровью тогдашнее руководство ЦК, держать их на коротком поводке, напоминая об этих событиях. А также привлечь внимание мировой общественности. Эльчибей так прямо и заявил: пока в Тбилиси не пролилась кровь, международные правовые организации не обращали на Грузию никакого внимания...

20 января ночью в Баку вошли войска. Из-за баррикад в них стреляли и оказывали сопротивление. Всем этим управлял Комитет обороны Азербайджана — самопровозглашенный неконституционный орган, целиком состоящий из активистов Народного фронта.

С бакинских улиц еще не успели убрать трупы, а боссы демократической оппозиции уже начали переписывать историю. “Вторжение в Баку огромного контингента частей Советской Армии и внутренних войск сопровождалось особенной жесткостью и невиданными зверствами. В результате расправы над мирным населением и незаконного введения войск 131 мирный житель был убит, 744 — ранено, 841 — незаконно арестован... Военнослужащими было разрушено и сожжено 200 домов и квартир” — так уже долгие годы выглядит официальная азербайджанская версия трагедии. Про погромы и прочие “неудобные” детали тех событий не сказано ни слова.

ФИТИЛЬ ВТОРОЙ.
КОЛЕБАНИЯ ГЕНСЕКА

В Азербайджане Михаил Сергеевич до сих пор официально считается “врагом народа”. Любой местный житель расскажет вам, как генсек поддался влиянию армянского лобби и вычленил из Азербайджана Нагорный Карабах. На роль “суперзлодея-заговорщика” Горбачев вряд ли тянет. Но он виноват в не менее тяжелых грехах: нетвердости, нерешительности и медлительности.

Отношения между азербайджанцами и армянами никогда не были безоблачными.

В.Г. В царское время не слишком доверяющие мусульманам российские власти целенаправленно заселяли Карабах христианами-армянами. В конце 40-х годов решением Совнаркома за подписью Сталина из мест компактного проживания в Армении было выселено 160 тыс. азербайджанцев. Предлогом для этого послужила репатриация армян из Ближнего и Среднего Востока. Я видел документы об этом переселении. Велось оно совершенно варварским способом.

Во время постепенного демонтажа жесткого советского политрежима в эпоху перестройки некий “взрыв национального самосознания” был абсолютно неизбежен. И при малейших признаках насилия союзный центр, по нормальной логике, был обязан быстро вмешаться. Ведь экстремистов лучше бить по рукам, пока они не успели пролить кровь. Но Кремль демонстрировал странную апатию.

В.Г. Помощником члена Политбюро ЦК КПСС Александра Яковлева был воспитанный в семье Микояна Кузнецов. В 1987 году он устроил армянскому писателю Зорию Балаяну и поэтессе Сильвии Капутикян аудиенцию у своего начальника. Эта пара заявила Яковлеву: армян всячески унижают в Нагорном Карабахе, поэтому этот регион надо передать из Азербайджана в Армению. Яковлев повел их к Горбачеву. Генсек попытался было их переубедить. Мол, ваши требования приведут к большой крови. Но армянские представители стояли на своем. Обстановка начала накаляться.

В 1988 году началась депортация азербайджанцев из Армении. Империя еще не разрушилась, еще существует всемогущий ЦК, функционируют многие государственные механизмы, но в течение десяти дней 190 тысяч советских граждан азербайджанской национальности выдворяются из Армении в Азербайджан — с использованием войск, пограничников, милиции.

В феврале 1988 года облсовет Нагорного Карабаха потребовал передать область в Армению. Увещевать приезжал сначала второй секретарь ЦК КП Азербайджана Коновалов, а затем и первый секретарь Багиров. Но их из зала заседаний просто выгнали...

Армянский политик наверняка описал бы начало конфликта несколько по-другому. Гусейнов видел ситуацию так, и суть даже не в этом. Важно, что Москва действительно упустила момент, когда еще были шансы удержать ситуацию под контролем. Дальше все начало катиться по наклонной — к еще большей крови.

ФИТИЛЬ ТРЕТИЙ.
БЕЖЕНЦЫ КАК ДЕТОНАТОР

В современной России на беженцев принято по-прежнему смотреть сверху вниз. Беженцев из Чечни, например, сначала поселили в палатках в Ингушетии, а затем насильно вернули на “родные пепелища”. Азербайджанский опыт ясно свидетельствует: пренебрежение к беженцам смертельно опасно.

В.Г. В феврале 1988 года в азербайджанском городе Сумгаите происходят армянские погромы. Почему рвануло именно в Сумгаите? Девять тысяч отселенных из Кафанского и других районов Армении азербайджанцев компактно поселили именно вокруг Сумгаита. Там же находилось несколько крупных сел и поселков городского типа, построенных для тех, кто был выселен из Армении в 40-е годы.

После начала конфликта в Азербайджане появилось около 200 тысяч беженцев из Армении и Нагорного Карабаха. Прошел год, и беженцы увидели, что в их жизни нет никаких реальных улучшений. Беженцы и стали тем “горючим материалом”, что был использован в событиях января 1990 года. Сначала они поддерживали перестройку. Но уже в 1989 году на собиравшихся в Баку митингах в 200—400 тысяч человек стали звучать другие лозунги. Например, освободить квартиры армян и поселить там беженцев.

Можно ли было предвидеть взрыв? Однозначно да. В октябре 1989 года мы в КГБ Азербайджана подготовили записку. Там руководство страны и республики прямо предупреждалось: в ближайшее два-три месяца может произойти кризис и взрыв: массовые беспорядки... Об этом знали и союзные лидеры.

ФИТИЛЬ ЧЕТВЕРТЫЙ.
СИЛОВИКИ С ТБИЛИССКИМ СИНДРОМОМ

В 1989 году во время поиска виновных в жестоком разгоне демонстрации в Тбилиси политические лидеры страны изящно переложили всю вину на генералов. В прямом эфире ТВ козлом отпущения сделали будущего министра обороны России Игоря Родионова. Последствия этого хитрого маневра Горбачева оказались страшными. Силовики перестали доверять политикам.

В.Г. В те времена только центр обладал реальной властью и реальной полицейской силой для предотвращения крупномасштабных организованных или стихийных беспорядков. Но первые девять дней беспорядков в Баку силовики ни во что не вмешивались. В Баку находился большой контингент внутренних войск МВД СССР — более 4 тысяч человек. Они бездействовали, ссылаясь на то, что у них нет распоряжения руководства.

У Везирова (первого секретаря ЦК КП Азербайджана) состоялось совещание. На нем замминистра МВД СССР Лискаускас заявил, что сигналы о возможных погромах были, но МВД республики не смогло предотвратить массовые беспорядки. Упомянул он и о фактах, когда работники милиции не только бездействовали, но иногда и потворствовали погромщикам. Но после этого Лискаускас твердо заявил: “Необходимо принципиальное решение центра на возможное применение силы. Без этого решения ВВ МВД СССР задействованы не будут!”

...После совещания мне позвонил председатель КГБ СССР Крючков. Он поинтересовался, почему внутренние войска МВД СССР не пресекают беспорядки. Я ответил: “Руководство МВД заявило, что без соответствующего письменного распоряжения или введения ЧП ничего предприниматься не будет”. Я напомнил Крючкову слова, сказанные ранее командующим внутренними войсками МВД СССР Шаталиным: “С нас довольно Тбилиси. Решение принимали политики, а отвечали мы”.

Наступило молчание. Выждав, я спросил у Крючкова: “Владимир Александрович, наверное, вы меня поймете, если я спрошу вас: “Что происходит? Тысячи людей выбрасывают из Армении в Азербайджан, а центр бездействует. Это похоже на какой-то кошмарный сон. Теперь здесь, в Баку, убивают людей, сжигают, сбрасывают с балконов, параллельно многочасовые совещания, доклады в Москву, многозначительные кивки, и все в ожидании. Но никто ничего не хочет делать. Что стоит за этим?” Крючков ответил: “Вы же знаете, что решения у нас принимаются, к сожалению, поздно или вообще не принимаются...”

ФИТИЛЬ ПЯТЫЙ.
СТРЕЛЬБА В СТЕКЛЯННОМ ДОМЕ

Во время начала чеченского кризиса в 1994 году российские военные с изумлением обнаружили, что вводить танки в города — это неэффективно. Если бы в нашем Генштабе хоть немного изучали опыт прошлых не слишком успешных операций в бывшем СССР, они могли бы сделать много полезных для себя выводов гораздо раньше.

В.Г. Мы предлагали осуществить ввод войск рано утром, объявить комендантский час, оповестить население, как это было сделано во время беспорядков в Баку 1988 года. Тогда ведь не было никаких проблем, никто даже не был ранен. Вместо этого они были введены ночью.

Вместо войск надо было использовать спецчасти, которые должны были заняться полицейскими операциями. Зачем въезжать в Баку на танках? В любой стране мира полицейские операции не являются функцией армии. Для этого существует контингент внутренних войск. Очень подозрительно, что в Баку этот контингент не был задействован. Разве у нас Советском Союзе не было спецчастей, которые могли бы разогнать толпы в 100—300 человек? Были, но никто ничего не предпринимал. Дождались, пока начались погромы с убийствами, и ввели войска. Хотя перед январскими событиями в Баку уже был похожий опыт: события в Тбилиси, Нагорном Карабахе, Киргизии, Узбекистане...

ФИТИЛЬ ШЕСТОЙ.
АНАРХИЯ — МАТЬ КАРЬЕРЫ

Революции задумывают идеалисты, осуществляют фанатики, а их плодами пользуются негодяи — гласит старая мудрость. Хаос и разгул национализма позволяли очень многим гражданам быстро решать свои шкурные вопросы.

В.Г. Народный фронт в период своего зарождения носил достаточно демократический характер. Это были действительно представители интеллигенции, люди, недовольные существовавшими в государстве недостатками.

Но летом 1989 года старые члены НФА с ужасом вдруг стали обнаруживать, что на многих важных постах во Фронте появились совершенно новые люди, никогда не участвовавшие ни в каких демократических движениях. Это были выходцы из Армении, Нахичевани, люди из одного очень влиятельного в республике номенклатурного клана. Их задачей было выгнать с поста первого секретаря республиканского ЦК боровшегося с этим кланом Везирова. Для этого эмиссары клана постоянно встречались с лидерами Народного фронта и помогали им, в том числе материально. После января 1990 года Везиров был вынужден срочно покинуть страну. А в 1992 году лидер НФА Эльчибей сам стал президентом.

* * *

Лето 1993 года. Режим экс-лидера азербайджанских “демократов” президента Абульфаза Эльчибея шатается, словно одуванчик на ветру. Год назад одного слова Эльчибея было достаточно, чтобы на митинг явилась толпа в 400 тысяч человек. А нынче около здания президентской канцелярии тусуется лишь жалкая кучка сторонников. Все реальные властные рычаги уже находятся в руках поднявшего военный мятеж полковника Сурета Гусейнова. Именно в этот момент к воротам ставки Гусейнова подкатывает автомобиль с бывшим членом советского Политбюро Гейдаром Алиевым.

Как вспоминал позднее сам Сурет Гусейнов, тогда он вволю поиздевался над бывшим властителем советского Азербайджана. Но Алиева не смутила ни необходимость долгого ожидания аудиенции, ни другие проявления неуважения. Напротив, допущенный в конце концов к мятежному полковнику, он опустился на колени и поцеловал бронетранспортер, на котором приехал Сурет Гусейнов. Затем в течение пяти часов хитроумный Гейдар убеждал полковника: я, мол, стар, дряхл, смертельно болен и не помышляю ни о чем, кроме как о передаче тебе своего опыта. Наконец Гусейнов соглашается на пост премьера при президенте Алиеве. В этот момент он подписывает себе приговор. Меньше чем через два года полковника объявляют “изменником родины”, а позже приговаривают к пожизненному заключению. Так закончилась революция, начатая азербайджанской интеллигенцией.

При всей местной специфике азербайджанская трагедия типична для советских провинций в эпоху распада СССР. Волна бездумной националистической истерии тогда с головой накрыла как минимум пять республик: Азербайджан, Армению, Грузию, Молдавию и Таджикистан. Еще две республики — Киргизия и Узбекистан — чудом удержались на краю пропасти.

Похожим почти везде был и финал “национального возрождения”. Грузия и Молдавия распались на несколько частей. Азербайджан проиграл войну с Арменией и тоже лишился куска своей территории. Армения войну выиграла, но победа даже ей не принесла благополучия... Везде, кроме Армении, неспособных к управлению государством харизматических лидеров интеллигенции у руля власти быстро заменили старые номенклатурщики. Но вывести экономику этих стран из состояния коллапса не удается до сих пор.

Хроника пикирующего союза

Февраль 1988 года

Облсовет Нагорного Карабаха (население: 62% армян, 38% — азербайджанцев и других) принимает решение о выходе области из состава Азербайджана. Официальный Баку выступает резко против.


Апрель 1989 года

Разгон войсками демонстрации в Тбилиси.


Январь 1990 года

Ввод войск в Баку.


Март 1990 года

Новые власти Литвы провозглашают независимость. Примеру Вильнюса вскоре следуют в Латвии и Эстонии.


Июнь 1990 года

Кровавый конфликт между узбеками и киргизами в приграничных районах двух республик.


Лето—осень 1990 года

Силы, выступающие за независимость, приходят к власти в Грузии и Молдавии. В Грузии центральные власти постепенно теряют контроль над Абхазией и Южной Осетией. Населенное преимущественно русскими и украинцами Приднестровье заявляет о своем отделении от Молдавии.


Апрель 1991 года

Референдум о сохранении Союза. 75,98% высказывается “за”.


Лето—осень 1991 года

После провала августовского путча Москва признает независимость прибалтийских республик. Конфликт между Арменией и Азербайджаном превращается в полномасштабное военное столкновение. В Грузии и Таджикистане начинается гражданская война.


Декабрь 1991 года

СССР распускается.



Партнеры