Предвыборная бомба

7 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 354

Самый естественный вопрос: кому нужен взрыв? Кто и что хочет получить от истерии в столице? Кто готов к любому жертвоприношению?

Наверное, что-то мы узнаем достаточно быстро. По первым же данным нельзя исключить ничего. Террористы, которые идут на взрыв в публичном месте, пытаются сделать поражение максимально сильным. Для этого и кладут гайки, болты, обрезки металла. Они разлетаются с огромной скоростью и зачастую являются главным поражающим фактором. На этот раз вроде бы шрапнель не применялась.

Может быть, кто-нибудь перевозил взрывчатое устройство. По каким-то причинам оно сдетонировало. Во всяком случае, эта версия должна быть исследована.

Или, например, другая: известно, что первый взрыв в московском метро состоялся 8 января 1977 года. Армянская террористическая группа под руководством Затикяна решила начать вооруженную борьбу против “советско-жидовской империи”. Бомба была подложена в урну. Семь человек погибли, сорок пострадали. Террористов взяли уже в Армении и приговорили к высшей мере. А из московского метро навсегда исчезли урны. КГБ распорядился их убрать на всякий случай.

Сейчас в Москве находится со своим первым официальным визитом в Россию президент Азербайджана Ильгам Алиев. Может быть, это салют в его честь. Богатая история терроризма в Армении заставляет не сбрасывать со счетов и эту версию.

Но главное, что приходит всем в голову, — это Чечня. Слишком уж много террористов-смертников и просто наемных убийц пытались нанести удар именно в нашем городе. В этом случае кажется, что все мотивы понятны и не требуют дальнейших разбирательств. Хотя нельзя не обратить внимания на то, что взрыв произошел именно тогда, когда началась реальная президентская выборная кампания. Собственно говоря, этот взрыв ее и начал.

Критики президента Путина привычно утверждают, что его политика на Северном Кавказе — это бесконечное и бессмысленное убийство, которое не дает никакого результата. Почему-то игнорируется, что в 99-м году Чечня уже была фактически независимой, и это привело только к бесчисленным унижениям и развалу России.

Агрессия в Дагестане, которая наверняка бы продолжилась в Татарии и Башкирии. Тысячи похищенных, сотни убитых. Критики Путина почему-то об этом не вспоминают, хотя многие из них имели непосредственное отношение к началу первой чеченской войны. Они требуют каких-то переговоров, которые по сути не с кем вести. Но любой террористический акт как бы подтверждает их точку зрения.

Люди действительно устали от войны. Им не хочется думать, что конфликт, так легко начатый в начале 90-х, который стал отличным рычагом для воздействия на российскую власть, на котором заработаны десятки миллионов долларов, нельзя прекратить так же легко. Что на это уже потребуются десятилетия. К тому, что в Чечне есть успехи, что многие “моджахеды” переоделись милиционерами и на самом деле воюют плечом к плечу с федералами — стало хорошим тоном относиться скептически. “Вы видели лицо Кадырова? Чем он лучше Масхадова?” Лицо действительно неприятное. Но чем он лучше, очень понятно — тем, что наш. Что он помогает разгребать эвересты дерьма, которые эти скептики оставили за предыдущие десять лет.

К нашему горю, уже не может быть простого и ясного решения. Но вести переговоры действительно не с кем. Капитуляция невозможна. И не потому, что она означает уход Путина. Бог с этим. Она означает, что Россия перестанет существовать.

Впрочем, заметка эта не о войне. Заметка о том, могли бы политические соперники нынешнего президента “заказать” взрыв в метро для того, чтобы “политически” поддержать нанятых ими кандидатов?

Любое утверждение, безусловно, требует следственных доказательств. Но исключать такое тоже нельзя. Не секрет, что в Кремле уверены, будто Борис Березовский перед “Норд-Остом” по крайней мере знал о том, что в Москве готовится грандиозная акция. Во всяком случае, он предупреждал нескольких политиков, что в России скоро будут большие изменения и к ним надо быть готовыми. Что имел в виду Березовский — кто знает. Но толкуют его вполне конкретно.

Сам Путин уверен, что “Норд-Ост” должен был превратиться в грандиозный кровавый спектакль. Террористы с заложниками по плану должны были ездить по Москве на автобусах, подъезжая к Кремлю, Думе, ФСБ... Время от времени расстреливать кого-нибудь из заложников.

Если бы такой сценарий состоялся, перемены действительно были бы большие. Российская власть рухнула бы от позора, унижения и недееспособности. Наверное, чеченцы были бы рады такому унижению. Но вряд ли Бараев мог планировать так далеко. Если Путин не ошибается, то версия о норд-остовских следах кого-то из “новых герценов” кажется вполне вероятной. И это же делает возможным то, что нынешний взрыв в метро действительно приурочен к предвыборной кампании.

Басаевцам, по идее, должно быть все равно, когда именно взрывать Москву. Ясно, что они вряд ли ставят перед собой цель политического уничтожения путинского режима. Путина они воспринимают как врага. Наверняка мечтали бы его устранить. Но вряд ли они ставили бы цель “победы на выборах”. Такую цель могут ставить люди, которым раньше удавалось ее достигать. Самыми разными методами. То есть это не сами террористы. А те, кто привык их использовать при необходимости.

Впрочем, все версии имеют цену только после получения доказательств. Но одно ясно уже сейчас. Наши силовые структуры привыкли отчитываться об успехах. Привыкли становиться Героями России по секретным приказам. При этом и прокуратуре, и ФСБ, и МВД, очевидно, проще бороться с “хозяйственными преступлениями”, чем с терроризмом. Но содержат их прежде всего для второго. И если многозвездные генералы не могут предотвратить взрывов в московском метро, они должны уходить. И спорить здесь не о чем. А то мы будем каждый раз упираться в предвыборную “борьбу с оборотнями”, которая заканчивается, как только очередной Грызлов уходит на повышение. Вот, пожалуй, за выбор этих бездарных кадров с президента имеет смысл спросить построже. Это один из очевидных выводов в первый день после взрыва.




Партнеры