Листогонное средство

7 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 129

Кому — бутылка шампанского, а кому — разорение. Завтра станет известен исход многих пари — кого зарегистрируют кандидатами в президенты? Центризбирком ответит на этот вопрос.

Между тем “Яблоко”, КПРФ и СПС продолжают утверждать: думские выборы были сфальсифицированы. Правые дали “МК” несколько копий протоколов с разных избирательных участков. В документах видны вопиющие нарушения. С этими протоколами мы отправились к главе ЦИК Александру Вешнякову...


— Александр Альбертович, как может повлиять вчерашняя трагедия на ход президентских выборов?

— В девяносто девятом году была похожая ситуация. Это был год выборов в Государственную думу, и все прекрасно помнят, как террористы в Москве взрывали дома. Авторы взрывов ставили своей целью сорвать ход избирательной кампании. Но нам хватило воли не поддаться на это и провести выборы в установленном порядке. Сейчас мы тоже не поддадимся на провокации и проведем президентские выборы 14 марта, как и запланировали.

* * *

— В ночь выборов президент позвонил Григорию Явлинскому и поздравил его с прохождением в Госдуму. Чем объяснить эту странность?

— Я не знаю, поздравлял президент Явлинского или нет. Возможно, в разговоре он высказал предположение, что, раз Москва голосует за “Яблоко” намного активнее, чем остальная Россия, значит, шансы для прохождения у этой партии есть...

— С трудом верится, что Путин руководствовался только своими предположениями.

— Президенту я говорил то же самое, что говорил той ночью всей стране.

— Когда коммунисты заявили, что данные сфальсифицированы, вы назвали их слова “шулерством”. Мнение не изменилось?

— Нет. Через неделю после выборов коммунисты разместили на своем сайте данные параллельного подсчета. По КПРФ, “Единой России” и “Родине” цифры примерно сходились с нашими! Что касается правых сил, то они, по данным коммунистов, прошли в Думу. Но КПРФ опиралась на сведения только с 15% избирательных участков неизвестно каких регионов России. Несколько дней назад я посмотрел на этот сайт — там уже обработаны данные примерно с половины участков. И у СПС теперь выходит меньше 4,5%, у “Яблока” — 5,01%. Глядишь, окончательные результаты сравняются с официальными. А заявлено-то уже на всю Россию, на весь мир, что выборы сфальсифицированы. Это не шулерство?!

— А разве коммунисты не представили данные по конкретным нарушениям? Помнится, они дали вам копии протоколов, утверждая, что фальсификации налицо.

— Да, чуть меньше 200 копий протоколов, в которых, по их данным, есть расхождения с официальными итогами. Но это было за сутки до подведения результатов выборов. Сами понимаете, рассмотреть за такой короткий срок то, что представила КПРФ, было невозможно.

— Вы пообещали провести проверку по каждому факту нарушений. Как движутся дела?

— Такое впечатление, что коммунисты сами внимательно не изучали документы. По каждому ЦИК провел предварительный анализ. И он показал: только около 20 копий протоколов оформлены наблюдателями юридически правильно. Остальные копии не имеют юридической значимости. Мы, например, нашли копии, в которых написано, что они с одного избирательного участка, а на самом деле они с другого. Поставили коммунистов об этом в известность. Они говорят: ну давайте направим протоколы в регионы, пусть разберутся избирательные комиссии на местах. Мы направили (кстати, аналогичная ситуация и с “Яблоком”). Сейчас эта работа завершается. Примерно в середине февраля мы сможем обобщить результаты проверки и дать полный ответ.

Но о тенденции можно говорить уже сейчас. Отмечается торопливость, небрежность, халатность со стороны отдельных участковых комиссий и наблюдателей. В большинстве случаев погрешности, которые допускались при оформлении протоколов, равняются небольшим числам. Может ли это привести к оспариванию и отмене выборов по федеральному округу? Шансов никаких. Но по отдельным избирательным участкам возможность пересмотра есть. И, если будет обращение “Яблока” или КПРФ в суд, мы даже будем им помогать.

— В СПС нам дали любопытные копии протоколов с разных участков. Из них видно, что искусственно завышалась явка. Например, на избирательном участке №935 в Москве проголосовали 1303 человека. Но если подсчитать число голосов, поданных за все партии, то выходит, что проголосовали 2320! Как вы объясните невесть откуда взявшуюся тысячу избирателей?

— Мне комментировать это сложно. Данный документ юридической силы тоже не имеет.

— Почему?

— Потому что он должен быть заверен участковой избирательной комиссией. На протоколе должно быть написано: “копия верна”, должны стоять печать и подпись того, кто заверил. Печать я вижу. А где подпись? Не является ли это технологией, когда представитель СПС взял без всякого разрешения печать и шлепнул? Ведь членами комиссий являются представители разных партий.

— У СПС больше двух тысяч протоколов с нарушениями. Вы всерьез полагаете, что все искажения — дело рук их представителей?

— Я этого не говорю. Я говорю, что нужно разбираться по всем этим случаям.

— Ну все-таки откуда могла взяться “лишняя” тысяча избирателей?

— Я сейчас не ставил цель выступать в роли эксперта по каждому такому документу. Если будет конкретная жалоба, станем разбираться. Но ставить вопрос так: “А ну давай-ка, Вешняков, ответь мне, что это такое!” — некорректно. Могут быть разные варианты. И подделка наблюдателя, и подделка комиссии. Или, например, комиссия оформила протокол, начала проводить проверку, а цифры не сходятся. Начинают искать ошибку, находят, но наблюдатель к этому времени уже взял копию и ушел.

Как бы там ни было, если такие юридически несостоятельные документы будут представляться в суд, их не примут! Ну почему партии проявляют такой непрофессионализм?!

— А вы сами как думаете?

— Я не знаю! И кстати, почему, получив копию протокола и видя, что она не соответствует результатам, по горячим следам не обратиться в вышестоящую комиссию или в суд на местах? Ведь это можно было сделать еще в понедельник, 8 декабря...

* * *

— Еще до окончания срока сдачи подписей вы говорили, что их соберут два-три человека. А зарегистрированы, с учетом тех кандидатов, которым собирать подписи не нужно, по вашему прогнозу, будут человек пять. На основании чего вы сделали такие выводы?

— Относительно пяти кандидатов — я этот прогноз высказал год назад, когда был принят в новой редакции Закон о выборах президента. Логика была следующая. Первый мой прогноз, который основывался на опыте прошлых выборов, заключался в том, что в Госдуму пройдут 4—5 партий. Четыре прошло. Партия, блок, которые прошли в Госдуму, выдвигая своего кандидата, не собирают подписи. Совершенно логично, что тот, кто проходит в Думу, всего вероятнее, будет участвовать в президентской кампании. Вот примерно 4 человека. И один-два человека, которые могут за полтора месяца — если это действительно весомые, авторитетные фигуры, со структурами, которые есть на местах, — собрать два миллиона подписей. Остальным — вряд ли реально. Это мы сегодня и наблюдаем. Льготной преференцией воспользовались только две партии: КПРФ и ЛДПР. Собрали подписи пять человек, хотя я говорил примерно о двух. Но то, что многие из подписей не собирались, а в значительной мере их “рисовали”, — это действительно так, и проверка это подтверждает. Мы сейчас завершаем проверять подписи и уже видим основания, чтобы по ряду подписных листов ставить конкретные вопросы перед прокуратурой о привлечении к уголовной ответственности лиц, совершивших их подделку.

— Имеются в виду подписные листы Глазьева и Рыбкина?

— Не называю фамилий, потому что вопрос еще не рассматривался на заседании комиссии. Одно уголовное дело прокуратурой Москвы уже возбуждено — по тому обращению, которое мы сделали. Много было сюжетов в СМИ, касающихся нарушений при сборе подписей. Но только один носил ярко выраженный криминальный характер. Речь шла о том, что в организованном порядке большая группа занимается подделкой подписных листов — собирая людей по всей Москве, инструктируя их и рисуя подписи, пользуясь базой данных.

— Уже известно, на кого они работали?

— Не знаю, возможно, на многих кандидатов. Кстати, мы даже обнаружили в подписных листах одного из них “произведения” этой группы. Берем папку — есть заполненный лист, фамилия, имя, отчество избирателя, паспортные данные, адрес... Лист заверяют сборщик подписей и доверенное лицо. Но ни одной подписи избирателя!

— Как ни крути, а все сводится к неугодным Кремлю Глазьеву или Рыбкину. То, что сейчас их “мочат” по телевидению, устраивают обыски в офисах и допрашивают сборщиков подписей, можно расценивать как подготовку почвы для отказа в регистрации.

— Это ваше личное мнение.

— А если ЦИК не зарегистрирует их, как прикажете расценивать происходящее?

— Вот когда будет решение Центральной избирательной комиссии, мы с вами к этому вопросу вернемся.

— И все-таки?

— Я говорил и повторяю: мы будем отказывать в регистрации только тогда, когда у нас будут неопровержимые доказательства: у кандидата недостоверные, недействительные подписи превышают четверть от общего числа проверенных.

— В СМИ приводились примеры нарушений при сборе подписей за Путина. Например, наша газета писала, что в Саратове студентам не ставили зачет, если они не подпишутся за президента. Почему вы не проводите проверку по этим фактам?

— Мы направили специальное письмо в адрес всех избирательных комиссий, чтобы они взяли под свой контроль организацию работы по сбору подписей. И принимаются меры по пресечению нарушений. Теперь что касается отдельных публикаций. Мы не то ведомство, которое должно реагировать на каждое предположение в изданиях, преследующих разные политические цели. Если вы обладаете такими фактами, оформляйте жалобы к нам или в суд.

— Но на телесюжет-то среагировали.

— Сюжет показан по Первому федеральному каналу телевидения. В нем показаны конкретные лица, конкретная процедура, свидетельствующая о массовой подделке подписей в пользу неназванных кандидатов. Сюжет имел огромный общественный резонанс, не реагировать на который мы просто не имели права. А что касается газет... Вы считаете, я должен прочитывать их все от корочки до корочки и давать поручения: ну-ка, там, Ивашечкин, давай-ка быстро делай запрос? Эта задача невыполнима для председателя Центризбиркома. Тем более что в газетах, как правило, высказываются предположения.

— Ваше бездействие можно расценивать иначе: вы не хотите задевать президента...

— Я вам ответил на все вопросы. И доказал, что мы действуем по всем конкретным фактам. Поэтому не надо обвинять, что ЦИК действует избирательно.

— Ходят слухи, что после выборов вас отправят послом в Норвегию. Чем же вы провинились?

— Первое, что я могу сказать, — спасибо за внимание к моей персоне. Второе: видимо, кто-то хочет выдать желаемое за действительное. Рекомендую так же дальше фантазировать на эту тему.




Партнеры