Сокуров вышел в народ

7 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 125

“Народный артист” — очень странное словосочетание само по себе. Еще более странно видеть эти слова перед именем кинорежиссера Александра Сокурова. Его творчество до сих пор многие считают “элитарным” и “заумным”, а фильмы “скучными” и “непонятными”. При этом фильмография Сокурова насчитывает четыре десятка названий, многие его картины удостоены наград и премий самого разнообразного ранга.

Меж тем вот доказательства народности Сокурова, предоставленные лишь минувшими тремя неделями.


В середине января в Иркутске прошла небольшая ретроспектива, состоящая из трех фильмов, в числе которых был собравший около $7 млн. по всему миру, а у нас испугавший критиков, дистрибьюторов и прокатчиков “Русский ковчег”. Этот показ был частью грандиозной программы “Эрмитаж в Сибири”, которая началась минувшей осенью и рассчитана на несколько лет. Жители славного сибирского города, на первых двух картинах заполнявшие зал до отказа, при демонстрации “Русского ковчега” чуть не снесли кинотеатр. Сидели на полу, стояли плотной стеной в проходах… Пришлось устроить дополнительный сеанс. То же самое было в Улан-Удэ, следующем городе эрмитажной программы. Вывод прост: россиянам приехать в Петербург слишком дорого, а побывать в Эрмитаже хотят все. И Сокуров дал им эту возможность.

Получается, режиссер потрудился на благо народа.

Вернувшись из Иркутска, Сокуров буквально через несколько дней, 26 января, потряс Северную столицу. Он поставил на Дворцовой площади церемонию “Венок памяти”, посвященную 60-летию полного снятия блокады Ленинграда. Это было сложносоставное действие: военный оркестр, “Гимн Великому городу”, всполохи и волны цвета на фасаде Генштаба, свет лазеров и мощных прожекторов, Бетховен и Шостакович, Левитан и Берггольц, взрывы и автоматные очереди — и снова музыка. 900 свечей было зажжено вокруг Александровской колонны, Ангел над городом, символ и защитник его, семь раз отразился в тяжелых зимних облаках. А после этого светоносного действа на большом экране, прямо посреди падающего снега и рядом с упирающимися в небо лучами, пошел специально снятый Сокуровым 20-минутный фильм “Русский перепев”: ветераны войны, сидя за столом с водочкой-закусочкой, одну за одной пели любимые песни военной поры — ветеранов пытался перепеть молодой солдатик, да не мог…

А 3 февраля Сокуров предъявил еще одну премьеру. В Малом зале Петербургской филармонии он поставил необыкновенный то ли спектакль, то ли концерт: впервые, по идее академика Александра Панченко, чьей памяти и был посвящен вечер, в одном действе исполнены целиком маленькая трагедия Пушкина “Моцарт и Сальери” и Реквием Моцарта. По словам самого Сокурова, он “предложил певцам исполнить Реквием не как погребальный гимн, а как символ сопротивления, символ жизнестойкости; это не о всесилии смерти, а о том, что человек все равно будет жить, что человек — над смертью”.

Гробовой называют тишину после того, как замолкли последние ноты. Переполненный зал выдал овацию и море цветов. Тут вышла филармоническая дама и объявила, что именно “сегодня звание народного артиста России присвоено Александру Сокурову”.


P.S. Осталось добавить, что все эти проекты Александр Сокуров осуществляет, ведя подготовку к съемкам серьезнейшего исторического фильма, посвященного императору Японии Хирохито, — третьей картины тетралогии о власти (первые две — “Молох” и “Телец”).



Партнеры