Новая цель АК-47

7 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 224

Последняя игра команды Кириленко “Юта Джазз” — против “Чикаго Буллз” — была, мягко говоря, ниже средней. Уступить дома со счетом 79:95 — удовольствие только для мазохистов. Тем не менее после игры Андрей вовсе не выглядел подавленным. Возможно, его отвлекли от грустных мыслей юные московские спортсмены — участники зимних Игр Москва—Юта, выстроившиеся к звезде в очередь за автографами. Но скорее всего дело не в этом. А в том, что отныне Андрей может именоваться звездой без всяких кавычек. Так решили тренеры НБА, включившие его в команду Запада, которая 15 февраля сыграет против Востока в ежегодном матче All Stars.


Тем не менее мы не могли не начать разговор с Кириленко с обсуждения игры против “Чикаго”, разочаровавшей местную публику настолько, что за несколько минут до конца матча домашняя арена Юты — 18-тысячный Delta Center — осталась полупустой.

— Андрей, можешь объяснить, что происходит с командой? И с твоей игрой?

— Да, не очень удачные у нас были последние три игры. Мы потеряли командную концентрацию. С “Чикаго” просто безобразно отыграли в защите, хотя в нападении что-то старались делать... Но там тоже не забивали легкие мячи. Так, конечно, играть нельзя. Вот, кстати, в чем огромная разница между суперзвездой и хорошим игроком. Я не считаю себя звездой, потому что мне не хватает стабильности. Стабильного качества игры. Но я считаю, что этот сезон провел на высокой ноте. Точнее, почти провел. Очень тяжело обмануть сразу 29 тренеров, которые выбирают вторую пятерку команды Всех Звезд Западной конференции. Фанатов можно было бы обмануть. Если у тебя много рекламных контрактов, ты постоянно мелькаешь на телевидении, можно сподвигнуть фанов голосовать за тебя. Но запасных выбирают тренеры. А их не обманешь.

— Вызов на All Stars — твоя большая победа. Кому бы ты ее посвятил?

— Лично?

— Да.

— Конечно же, близким людям. В первую очередь это моя семья. Моя жена, мой сын. Когда тебя ждут дома, когда ты спокоен за свой тыл — это 95 процентов успеха. Второе — конечно, я посвятил бы это достижение моим тренерам, которых у меня было человек 10—15. Начиная с первого тренера и заканчивая тренером “Юты”. Каждый что-то в меня вложил. Ну и вся моя нынешняя команда в меня верила, помогала мне весь сезон, а я старался платить той же монетой.

— Что-то изменилось в твоей жизни за то короткое время, как ты стал официально признанной звездой НБА?

— Да ничего не изменилось... Хотя нет. Мне неприятно, когда некоторые люди начинают с тобой общаться чуть на отдалении.

— Неужели всего за сутки такое уже успело случиться в команде?

— Я чувствую такие подвижки. Но мне не хочется говорить об этом. Во мне же самом ничего не изменилось. И я стараюсь сейчас все это сгладить.

— Тебе уже сказали, как ты будешь готовиться к матчу Всех Звезд, который пройдет 15 февраля в Лос-Анджелесе? Наверное, будут какие-то командные сборы?

— Да, будут, два дня. Впрочем, какие это сборы? Там будет миллион журналистов. Я уже был на подобных матчах новичков и второгодников. Выходишь в 9 утра, садишься за столик, и тебя атакуют со всех сторон...

— Тогда будем считать, что “МК” организовал тебе перед суперматчем первую тренировку.

— Похоже.

— Как ты думаешь, сколько времени тебе дадут поиграть в Лос-Анджелесе?

— На самом деле это не важно. Я же не суперзвезда. Естественно, люди в первую очередь придут посмотреть на них. И грех было бы требовать от тренера: мол, поставь меня! Уже попадание туда говорит о том, что этот сезон я провел на уровне звезды. Но это не значит, что я был звездой в прошлом или буду в следующем сезоне.

— Ощущать себя в роли звезды приятно?

— Очень приятно. Но это не значит, что можно задрать нос и сказать: так, ребята, дайте мне мяч и уйдите с дороги. Звезда — понятие очень растяжимое. Ты можешь быть звездой только на площадке, а можешь и на площадке, и в жизни. Последнее гораздо важнее. Такой человек, например, Женя Паршутин. Он мог одним своим присутствием завести людей, даже не обязательно играя. Или тот же Джон Стоктон в этой команде. Или Мэлоун...

— Андрей, ты и раньше был популярным человеком в Юте. Сейчас — тем более. Американские коллеги сказали мне, что ты появляешься здесь на телеэкранах чаще, чем губернатор штата. Это значит, что кроме всего прочего ты целенаправленно занимаешься своим имиджем? Или нет?

— Имидж — такое понятие... Я просто стараюсь быть самим собой. Но постольку, поскольку я веду себя, может быть, положительно, это очень нравится...

— ...мормонам.

— Можно и так сказать. И в целом жителям Солт-Лейк-Сити. Здесь ведь в основном живут очень правильные люди, отрицательно относящиеся к курению, выпивке. И, быть может, они находят во мне положительнейший пример. Местные родители больше хотят, чтобы их дети были похожи на Андрея Кириленко, чем, скажем, на Алена Айверсона, у которого более скандальный имидж. Но специально для этого я ничего не делаю. Каждый должен быть самим собой. А я такой, что, даже если мне что-то не нравится, предпочитаю не подавать вида. Стараюсь быть корректным.

— Послушай, Андрей, а у тебя случайно нет недостатков?

— Есть. Мне, например, не хватает наглости. Чтобы, скажем, какому-то журналисту сказать: да иди ты, отстань!

— Надеюсь, ко мне это не относится?

— Но я же корректный, вы же знаете...

— И, по-моему, тебя любят журналисты.

— В России?

— И в России, и здесь. Я каждое утро читаю местную прессу, и там почти каждый день на спортивной полосе интервью с тобой.

— Наверное, это закономерно. Если бы кто-то еще забивал за “Юту” столько же, сколько я, было бы больше интервью с тем человеком. А сейчас есть еще и дополнительный интерес из-за матча Всех Звезд — сам бог велел спрашивать. Ведь за последние 18 лет из игроков “Джаз” только Карл Мэлоун и Джон Стоктон были на All Star Game. Никто никогда больше не попадал. Пустячок, а приятно... Хотя, конечно, не пустячок. Я в своей биографии поставил такую планочку, которую никто уже не отнимет.

— Кстати, про планочку. К чему теперь ты будешь стремиться?

— Перед каждым сезоном я ставлю себе новую цель. Я, конечно, не планировал попасть в число Всех Звезд. В этом году как минимум 15—20 игроков Запада были этого достойны. Я просто хотел быть лидером своей команды. И я рад, что тренеры отдали свои голоса мне, потому что выбор у них был очень тяжелым.

— Как ты считаешь, почему именно ты? Какие твои качества они оценили?

— Мне кажется, первое — то, что я командный игрок. Мне не важно, какая статистика у меня. Гораздо важнее, чтобы побеждала команда. При этом я еще и сам успеваю забивать, перехватывать, подбирать, накрывать, отдавать... Даже несмотря на то, что сегодня у нас была действительно плохая игра, вот какая статистика получается: 8 очков, 4 подбора, 5 передач, 4 перехвата, 3 блок-шота. Притом что я не играл много времени. Такой статистикой можно похвастаться даже при плохой игре. Но я недоволен, потому что мы отвратительно играли. И зрителям неприятно смотреть, и сам думаешь: когда же этот кошмар закончится. Такие игры подламливают и меня, и команду.

— Но вернемся к твоей цели. Какая она теперь?

— Буду стремиться получить титул самого полезного игрока НБА. Это не бравада, хотя это и не значит, что я стану им на следующий год. Но, как говорится, плох тот солдат... И, конечно, теперь надо каждый год попадать в состав Всех Звезд, постараться попасть в стартовую пятерку. А главное — играть стабильно каждый матч за свой клуб.

— Интересно, а как ты думаешь, нынешняя “Юта Джазз” смогла бы победить нынешний ЦСКА?

— Чтобы это выяснить, надо сыграть. Давайте сыграем! Я слышал, шли разговоры по поводу игры ЦСКА и “Юты”. Но последний слух — что вместо нас в Москву поедет играть “Сан-Антонио”. Если это правда, то для меня это очень странно. Я очень расстроен. Думаю, для российских болельщиков матч моей нынешней и бывшей команд был бы отличным подарком...

— Вы хотите что-нибудь им сказать?

— Спасибо огромное! За поддержку. За то, что эти люди верят в меня. Я постоянно читаю свой сайт. Люди постоянно обо мне отзываются и хорошо, и плохо. Без хорошей критики игрока не получится. Поэтому продолжайте меня критиковать. Продолжайте меня любить, а я отплачу вам тем же.

Ковальчук тоже сыграет в матче всех звезд. Уже сегодня

Хоккейный “всезвездный” уик-энд открывается уже сегодня. И наверняка основное внимание заокеанских репортеров привлечет снайпер “Атланта Трэшерз” Илья Ковальчук. Он, конечно, далеко не первый россиянин, участвующий в энхаэловской All Stars Game, но его успех трудно оставить незамеченным — по результатам опроса болельщиков, выбиравших стартовые составы, больше всех голосов собрал именно экс-спартаковец... Накануне корреспондент “МК” связался с Ильей по телефону и задал ему несколько вопросов.

— Больше всего я рад не столько за себя, сколько за Андрея Кириленко, — сказал Илья, — ведь он первый русский в матче всех звезд в НБА. Это хороший сигнал, что о наших вспоминают все чаще.

— А у вас как настроение?

— Не очень: наша команда практически провалила эту неделю, причем играли-то неплохо, но против нас соперники выступали просто великолепно! И от зоны плей-офф сильно отстаем.

— И все же надежда есть?

— Ну а как же иначе? Об этом практически все мысли. Ну и, конечно, об игре Запада с Востоком. На эту встречу полетит наше руководство.





    Партнеры