Пиф-паф — и в дамки?

9 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 311

Если у вас есть хоть какие-то деньги — значит, головная боль вам обеспечена. Рублевые цены растут, доллар падает, евро скачет вверх-вниз. А проценты по банковским вкладам уже не покрывают инфляцию. Единственным доходным местом, где можно реально приумножить свои сбережения, в такой ситуации остается фондовый рынок. В прошлом году удачливые игроки смогли заработать на нем больше 200% прибыли. Средний же доход составил 50% годовых.


Почему бы не подзаработать, подумал корреспондент “МК”. И пошел на рынок...

К середине января, несмотря на возражения жены, были изысканы 300 долларов для экспериментального размещения в ПИФах (паевых инвестиционных фондах — “Личный счет” от 22 декабря). В этом смысле можно сказать, что в ближайшие три месяца (таким будет срок опыта) автор этих строк решил уподобиться “лошадке” на скачках по минному полю фондового рынка. И на собственной шкуре проверить, удастся ли дойти до финиша, оставшись при своих.

Первым делом обнаружилось, что далеко не во все фонды можно идти с такой суммой. Среди тех ПИФов, что входят в десятку самых доходных за прошедший год (см. таблицу), большинство держит планку минимального взноса не ниже 10 тысяч рублей. И почти все они — интервальные: деньги в них можно забирать только “интервально”, в определенные, строго ограниченные сроки, примерно в течение недели три-четыре раза в год. Допустим, в январе, потом весной, затем осенью, а дальше — под следующий Новый год.

Кстати, в интервальных ПИФах, работающих с четким временным ограничением, доходность выше, чем в открытых (так именуются ПИФы, которые отдают деньги в любое время). Ее планка поднимается до 80% годовых, ну а в “открытых” доходность на 10—15% ниже. Но даже эти цифры не идут ни в какое сравнение с доходностью банков, где она не поднимается выше 10—15% годовых и даже не может перекрыть инфляцию.

Раньше нам по простоте душевной казалось, что банки призваны приумножать наши деньги. Мы не знали, что основные “дрожжи” находятся на фондовом рынке, — там, где продаются и покупаются ценные бумаги, эквивалентные стоимости заводов, газет, пароходов — всему хозяйству страны.

Эти ценные бумаги вместе с экономикой либо растут, либо, когда случаются кризисы, падают. Впрочем, они могут изменяться в цене и совершенно отдельно от всей экономики. В зависимости от того, как работает какой-нибудь отдельный директор. Или если вдруг главный акционер оказывается за решеткой, как это случилось с хозяином известной всем российской нефтяной компании. Цены на акции (а соответственно и стоимость паев в ПИФах) после событий в ноябре прошлого года за одну неделю совершили зигзаг в 15—20%, доставив всем вкладчикам очередное потрясение.

Но когда фондовый рынок за пару недель оправился от удара и стал неуклонно набирать в цене, это послужило аргументом в пользу того, что в России даже такие, казалось бы, “тектонические” сдвиги в финансовой сфере уже не могут поколебать общей тенденции роста. Для фондового рынка (а точнее, для ПИФов) оказалось: нет, как говорится, худа без добра.


Разделяй и властвуй

Есть такой термин, употребляемый довольно часто, — диверсификация вкладов. Иначе говоря, рассредоточение их по разным держателям. Чем шире эта диверсификация, тем безопаснее для ваших денег. Собственно, именно это и делают в самих ПИФах. Они вкладывают деньги в различные по уровню рискованности фондовые инструменты. Часть идет на приобретение акций, часть — на облигации, среди которых есть и государственные долговые обязательства.

А для того чтобы повысить надежность сохранения денег в самих ПИФах, действует еще и диверсификация ответственности за принятие решений — функции управления фондом разделены между двумя независимыми структурами: управляющей компанией и специализированным депозитарием (читай, хранилищем денег). А учет прав на паи (т.е. на ваши деньги) ведет независимый специализированный регистратор. Идет своего рода перекрестный контроль.

Но ведь можно так же поступить и с самими ПИФами. Совершенно не обязательно все “вываливать” в какой-то один. Автор этих строк так и сделал. В два фонда он разместил по 3 тысячи рублей (как выяснилось, таким в них является минимальный взнос), а в третий фонд, который принимал начиная со 100 рублей — все остальное. Естественно, тут вот выяснились некоторые тонкости.

Считай, а то проиграешь!

Обнаружилось, что фонды сразу же забирают себе от 1 до 1,5% от ваших денег. Не могу сказать, что это показалось справедливым. Может быть, стоило это брать все-таки с тех денег, на которые пай увеличивается — благодаря усилиям самого ПИФа? Впрочем, оказывается, там происходит и это. Когда вкладчик забирает деньги, у него вычитают еще около 2%. Надо заметить, забирают эти деньги в любом случае, автоматически — есть прирост, нет его, не важно. Таким образом, в момент вложения денег из 300 долларов я сразу же лишился около 10 долларов — 300 рублей как языком слизнуло…

Мой пыл — пропагандиста и агитатора ПИФов — несколько “подувял”. Не знаю, как кого, но меня это несколько обидело. Однако в следующие дни фондовый рынок пополз вверх — и эти деньги почти “восстановились” за счет роста цены паев. Должен заметить, выбранные мною ПИФы добросовестно присылали мне по электронной почте всю информацию с ежедневными изменениями стоимости. Также информацию можно было узнать по телефону.

Казалось бы, пиф-паф — и в дамках. Но тут вдруг погода испортилась — ветер подул в другую сторону. И прироста денег не стало. А потом паи вдруг опять оживились и стали расти…

Внимательнейшим образом в эти дни ваш покорный слуга изучил все важнейшие события, происходившие как в российском финансовом мире, так и на международной арене. Если серьезно, то ничего существенного не случилось. Доллар продолжал дешеветь, чуть-чуть приостановилось “распухание” евро. Присвоение России международным агентством нового инвестиционного рейтинга на мои деньги не оказало, увы, никакого благотворного влияния. А в фондах, когда я поинтересовался мнением специалистов, ситуацию оценили одним словом: “коррекция”.

Фондовый рынок, как огромный океан, просто катил свои волны и слегка волновался. А кроме того, мне сказали: “Нет никаких поводов для огорчений. Наоборот, Россия наконец поворачивается лицом к ПИФам…”

До окончания финансового эксперимента осталось два месяца.

Разделяй и властвуй

Есть такой термин, употребляемый довольно часто, — диверсификация вкладов. Иначе говоря, рассредоточение их по разным держателям. Чем шире эта диверсификация, тем безопаснее для ваших денег. Собственно, именно это и делают в самих ПИФах. Они вкладывают деньги в различные по уровню рискованности фондовые инструменты. Часть идет на приобретение акций, часть — на облигации, среди которых есть и государственные долговые обязательства.

А для того чтобы повысить надежность сохранения денег в самих ПИФах, действует еще и диверсификация ответственности за принятие решений — функции управления фондом разделены между двумя независимыми структурами: управляющей компанией и специализированным депозитарием (читай, хранилищем денег). А учет прав на паи (т.е. на ваши деньги) ведет независимый специализированный регистратор. Идет своего рода перекрестный контроль.

Но ведь можно так же поступить и с самими ПИФами. Совершенно не обязательно все “вываливать” в какой-то один. Автор этих строк так и сделал. В два фонда он разместил по 3 тысячи рублей (как выяснилось, таким в них является минимальный взнос), а в третий фонд, который принимал начиная со 100 рублей — все остальное. Естественно, тут вот выяснились некоторые тонкости.

Считай, а то проиграешь!

Обнаружилось, что фонды сразу же забирают себе от 1 до 1,5% от ваших денег. Не могу сказать, что это показалось справедливым. Может быть, стоило это брать все-таки с тех денег, на которые пай увеличивается — благодаря усилиям самого ПИФа? Впрочем, оказывается, там происходит и это. Когда вкладчик забирает деньги, у него вычитают еще около 2%. Надо заметить, забирают эти деньги в любом случае, автоматически — есть прирост, нет его, не важно. Таким образом, в момент вложения денег из 300 долларов я сразу же лишился около 10 долларов — 300 рублей как языком слизнуло…

Мой пыл — пропагандиста и агитатора ПИФов — несколько “подувял”. Не знаю, как кого, но меня это несколько обидело. Однако в следующие дни фондовый рынок пополз вверх — и эти деньги почти “восстановились” за счет роста цены паев. Должен заметить, выбранные мною ПИФы добросовестно присылали мне по электронной почте всю информацию с ежедневными изменениями стоимости. Также информацию можно было узнать по телефону.

Казалось бы, пиф-паф — и в дамках. Но тут вдруг погода испортилась — ветер подул в другую сторону. И прироста денег не стало. А потом паи вдруг опять оживились и стали расти…

Внимательнейшим образом в эти дни ваш покорный слуга изучил все важнейшие события, происходившие как в российском финансовом мире, так и на международной арене. Если серьезно, то ничего существенного не случилось. Доллар продолжал дешеветь, чуть-чуть приостановилось “распухание” евро. Присвоение России международным агентством нового инвестиционного рейтинга на мои деньги не оказало, увы, никакого благотворного влияния. А в фондах, когда я поинтересовался мнением специалистов, ситуацию оценили одним словом: “коррекция”.

Фондовый рынок, как огромный океан, просто катил свои волны и слегка волновался. А кроме того, мне сказали: “Нет никаких поводов для огорчений. Наоборот, Россия наконец поворачивается лицом к ПИФам…”

До окончания финансового эксперимента осталось два месяца.

“Спешите зарабатывать”
Завкафедрой фондового рынка и инвестиций Высшей школы экономики НИКОЛАЙ БЕРЗОН:

— Прошлый год для фондового рынка был удачным. Индекс РТС (российской торговой системы), который характеризует динамику всего рынка акций (кроме “Газпрома”), вырос на 50%. То есть если вы 1 января 2003 года купили “голубые фишки” (акции РАО ЕЭС, Сургутнефтегаза, Лукойла, Ростелекома, Сбербанка, Норникеля, Аэрофлота...) и 31 декабря продали, даже не проводя никаких операций с ними в течение года, то заработали 50% в валюте. А если умудрялись еще и “спекулировать” в течение года (постоянно покупали какие-то акции и продавали), то доходность зашкаливала за 200%.

Российский рынок акций тем и хорош, что растет уже несколько лет подряд начиная с 1999 года. В 2003-м — плюс 50%, в 2002-м — 34%, в 2001-м — 71%!

— А что получили люди на руки? Есть же налоги.

— В соответствии с Налоговом кодексом доход по ценным бумагам отдельного человека облагается по ставкам подоходного налога — 13%. С фирмы берут 24% как налог на прибыль. Если в рамках этих 50% вы получили еще и дивиденды, то они облагаются по ставке 6%.

— Каков ваш прогноз на этот год?

— В 2004 году ожидать повторения такого бурного роста не стоит. В среднем аналитики сходятся на 20%. Я бы задал более широкие рамки: рынок может вырасти на 15—25%. “Голубые фишки” уже раскручены, и многие акции достигли своей справедливой цены, а значит, доход по ним сократится. Однако не все акции равноценны. Есть так называемые акции первого эшелона — те же голубые фишки, или лидеры продаж. А есть второй эшелон — ими меньше торгуют, их меньше знают. Сейчас весь рынок состоит из пятнадцати эмитентов акций, хотя в России 40 тысяч акционерных обществ.

В нынешнем году инвесторы переориентируются на второй эшелон и даже на третий. Рынок пойдет вширь. Акции, которые долгое время находились в забвении, имеют потенциал роста. Если люди переориентируются на них, фондовый рынок продолжит динамично развиваться. А значит, мой прогноз окажется ошибочным, и индекс РТС вырастет более чем на 20%. В прошлом году уже были примеры, когда акции некоторых региональных энергосистем (Тюменьэнерго, Читаэнерго, Колэнерго...) за неделю прибавляли по 20—30%!

На самом деле для раскрутки тех или иных ценных бумаг не надо много денег. Достаточно единственному брокеру начать активно скупать акции, на которые еще вчера никто не обращал внимания. Остальные участники рынка тут же поддержат инициативу.

— Простому человеку это не под силу...

— Конечно, лучше всего купить пай в фонде и доверить сбережения в управление специалисту. Но можно играть на бирже напрямую. Для этого придется найти приличную брокерскую компанию. Их уже достаточно на рынке. К вам прикрепят индивидуального брокера. Он заинтересован в клиенте и не станет пичкать вас ложной информацией. Ошибки при этом тоже возможны, но вероятность, что он их допустит, куда меньше, если бы на рынке действовал самостоятельно обычный человек. Можно отдать деньги и в доверительное управление.

— Ну, это дорогое удовольствие.

— Как правило, серьезные компании начинают работать с людьми, имеющими как минимум 10 тыс. долларов. Есть компании, которые берутся и за 10 тыс. рублей, но это не очень серьезно. Нормального портфеля не составить.

— Тем не менее 20% ожидаемого дохода в 2004 году соблазнить людей трудно...

— А где можно заработать больше?

— Есть еще земля и недвижимость...

— Безусловно, этот рынок очень привлекателен. Однако, чтобы зарабатывать на нем, нужно иметь весьма существенный капитал — 90—100 тыс. долларов, который будет выключен из работы на год-два. Акции же позволяют работать с очень маленькими суммами. На ММВБ может прийти обычный гражданин с 10 тыс. рублей. Конечно, брокеру лучше работать с крупными суммами. Но фактически разница лишь в комиссионных. Известна история одного инвестора, который упорно приносил на биржу 37 рублей 11 копеек и покупал какие-то акции. Правда, это было не в Москве. Так что заключить можно договор на любую сумму, но надо помнить о комиссионных, которые придется заплатить. А они могут быть на порядок выше.


СПРАВКА “МК”. На 1 января 2004 года число пайщиков российских паевых фондов достигло 28 500, в то время как на 1 октября оно составляло 20 300. За три месяца прирост составил 40%, в то время как ранее не превышал 15—20%. А по сравнению с позапрошлым годом количество желающих разбогатеть с помощью ПИФов и вовсе удвоилось.



Партнеры