Вставай, поднимайся, рабочий народ

9 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 1709

Москву захлестнула мода на высшее образование. Вузовский диплом стал своего рода фетишем. А столица уже столкнулась с дефицитом рабочих. Не хватает слесарей, продавцов, сварщиков и строителей. И ситуация продолжает ухудшаться. В чем проблема?

Версия 1. Демографическая

Некому учиться. Спад рождаемости, произошедший в 87-м году, привел к тому, что резко снизилось число выпускников школ. В этом году 11-классников так мало, что поступить в университеты смогут почти все.Не секрет, что контингент училищ и техникумов формируется в том числе и за счет тех, кто срезался на приемных экзаменах в вузах. Но в этом году на “неудачников” рассчитывать не приходится. А с дефицитом учеников профессиональные училища и техникумы столкнулись уже два года назад, когда “поколение-87” закончило 9-й класс.

Чтобы вузы по-прежнему оставались не для всех досягаемой вершиной, Минтруд ратует за сокращение числа студенческих бюджетных мест. Складывается впечатление, что правительство никак не может подсчитать, сколько и каких специалистов они хотят вырастить.

Версия 2. Правовая

Несовершенство системы. Чиновники полагают, что для привлечения молодежи в училища и техникумы нужно в первую очередь вернуть к жизни советскую систему гособеспечения: предоставление бесплатного питания, проезда в общественном транспорте, места в общежитии и прочих льгот. Правильно говорят. Если государство не в силах сделать начальное и среднее спецтехобразование престижным, пусть оно будет хотя бы выгодным для молодежи.

На коллегиях столичного Департамента образования то и дело поднимается вопрос об отсрочке для студентов училищ и колледжей. Но дальше разговоров дело не идет.

Версия 3. Финансовая

Нужен работник — дешевый плотник. Помните объявление, которое дали родители в сказке о Мэри Поппинс? “Ищем очень хорошую няню на очень маленькую зарплату”. Согласиться могла только фея.

На волшебство надеются и столичные работодатели, желающие за мизерную сумму получить хорошего исполнителя и качественную работу. Выпускник московского училища требует приличную зарплату и социальные блага, кроме того, претендует на жилье. Тогда как гастарбайтер из Молдовы согласен трудиться почти задаром, без трудовой книжки и медицинского полиса. Выход один — улучшить качество образования, чтобы заказчик отдавал предпочтение квалификации, а не дешевизне работника.

Почему в цивилизованных странах грин-карта ценится на вес золота, а в Москве получить работу без всяких проблем может любой иностранец? Москвичи сидят без работы (за копейки мучиться диспетчером в ЖЭКе никто не хочет), приезжие надрываются за те же копейки. Зато работодателю выгодно. Лишних денег платить не надо. И так желающие найдутся.

Версия 4. Социальная

Мертвые души. В России каждый год заканчивают 9-й класс примерно 2,2 млн. школьников, из них 700 тысяч идут в профучилища и техникумы. Позднее, после 11-го класса школы, к ним добавляются еще 400 тысяч человек. То есть в принципе специалистов должно хватать (кризис 87-го года все же не норма).

Значит, мы теряем кадры или в процессе обучения, или сразу после выпуска. Исходя из данных Департамента образования, 70 процентов студентов училищ и техникумов — социально неблагополучны. 10 процентов — откровенно “трудные подростки”. Вывод прост: какое-то число учащихся оказывается в колонии или нарколечебнице еще до получения диплома.

Определенный процент не успевает доучиться — забирают в армию. А 20-летний дембель не желает снова садиться на скамью с 17—18-летними и идет работать охранником, в милицию или поступает в вуз, пользуясь льготой для отслуживших.

Некоторая часть “берется за ум” и начинает заниматься бизнесом или доучиваться — по специальности они работать уже не будут.

Оставшиеся — честно трудятся на строительстве или в ДЕЗах за копейки, не давая умереть подзабытому понятию “люмпен-пролетариат”.

Такая перспектива, естественно, не привлекает современную молодежь. Хочется быть успешным, социально значимым и даже богатым.

Решение проблемы-1.
Техникум — это круто!

Многие училища и техникумы из кожи вон лезут, чтобы хоть в своем конкретном учебном учреждении дать ребятам хорошее образование и привить уважение и (без пафоса) гордость своей будущей профессией. Пытаются выпустить конкурентоспособного специалиста, востребованного на современном рынке труда. Например, в торговых колледжах будущим продавцам преподают... психологию. Ученикам предлагают определить темперамент покупателя по незначительным проявлениям: если человек нервно барабанит пальцами по прилавку и может категорично заявить продавцу “Вы не правы!” — перед вами холерик. Его ни в коем случае нельзя раздражать. Искусственная любезная улыбка продавца холерика не обманет, лучше деловито рассказать ему об ассортименте прилавка. А вот сангвиник с удовольствием поговорит “о погоде” и поблагодарит за обслуживание. Меланхолик — образцовый покупатель, с ним даже говорить не обязательно, можно просто вручить инструкцию к товару. Меланхолик без ошибок заполнит все нужные бланки, один минус — меланхолик мстительный и в случае чего непременно пожалуется в вышестоящие органы.

Чтобы хоть как-то поднять престиж таких специальностей, как маляр-штукатур, методисты рекомендуют преподавателям более тщательно следить за внешним видом учеников на занятиях. Многих ребят в профессии маляра отталкивает грязная спецовка и замызганные краской штаны. Тогда как в Европе рабочие выглядят крайне аккуратно, фирмы выдают своим сотрудникам спецодежду с логотипом. А в последнее время на рабочие комбинезоны маляров принято прикреплять бейджи с именем работника, чтобы заказчик мог обратиться к маляру лично, а не воспринимать его как безымянную рабочую силу.

Решение проблемы-2.
На высоком уровне

Свою точку зрения на проблему высказал начальник Управления науки и профессионального образования Департамента образования Москвы Николай РАЗДОБАРОВ:

— Падает престиж профтехобразования. На экранах телевизоров — боевики и бизнесмены. Современная молодежь делает вывод: круто быть именно таким, а не стоять по восемь часов у станка. Кроме того, дефицит учеников училищ и техникумов спровоцирован еще и тем, что с 1991 года мэр постановил: принимать в училища и техникумы можно только москвичей и жителей Московской области в радиусе 30 км. Устарела и материально-техническая база училищ. В советское время у каждого ПТУ был шеф — завод или фабрика; новейшее оборудование поставляли сначала в мастерские, чтобы обучать новые кадры. Не хватает и грамотных педагогов. Мастера не идут преподавать, потому что на заводе получают больше. Мы столкнулись с проблемой старения педсостава. Но сейчас мы собираемся полностью реформировать систему профессионально-технического образования и сделать его привлекательным для молодежи.

По прогнозам социологов, начавшийся после кризиса 1998 года рост российской экономики востребовал забытый было рабочий класс, и ближайшие 25 лет спрос на исполнителей останется стабильно высоким.



Партнеры