Есть ли жизнь в Cовфеде?

11 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 432

Недавно у верхней палаты парламента случилась дата. Два года сей орган трудится в реформированном виде: в 2002-м губернаторов и глав законодательных собраний сменили “обычные” представители.

С тех пор ежедневный труд сенаторов, помимо “штамповки” думских законов, для граждан — тайна, аки жизнь на Марсе. Лишь иногда с Большой Дмитровки доносятся маловразумительные “сигналы” вроде экстравагантных речей спикера Миронова или отставок двух его замов (как заметил по этому поводу Борис Немцов, интересна такая новость может быть разве что сенаторским женам да подружкам).

А у “акул пера”, когда-то в ожидании сенсаций дежуривших в Совфеде, нынче есть темы и погорячее — вроде очередных выборов… Корреспонденты “МК” решили исправить эту несправедливость и десантировались в сенаторскую обитель.

В фойе первого этажа нынче раскинулась выставка — из нее случайный посетитель сможет получить представление о трудах и заботах парламентариев. 43 фотографии, размещенные на четырех стендах, посвящены “мироновскому” Совету Федерации. Чтобы проиллюстрировать историю прежней — губернаторской — “палаты регионов”, снимков понадобилось вдвое меньше — 21 и всего два стенда. Сразу становится понятно, какой именно Совфед сыграл самую значимую роль в развитии парламентаризма…

А еще в местном киоске — там же, на первом этаже — вовсю торгуют “Путиными”. Правда, приевшиеся портреты и фотографии здесь нынче не в моде. Под стеклом на прилавке “последний писк”: карманные часы на цепочке. На крышечке лик гаранта, если ее откинуть — играет гимн. Это в изделии за 1680 рэ. Есть еще за 1400 — без музыки. “Путины” тоже отличаются: на одних часах ВВП — блондин с близко посаженными глазами, в голубом галстуке, а на других — чернобровый шатен в темном. “Разные художники рисовали, — объяснила продавец. — Каждый видит главу государства по-своему...” Нынешние члены СФ не в пример прежним — губернаторам, президентам республик — могут воочию лицезреть президента нечасто. Как правило, дважды в год — на послании Федеральному собранию и в Совете законодателей. Ну а так лишний раз поглядеть на ВВП могут и они.

А еще, не выходя из здания, могут порадеть о здоровье душевном. Поправить расшатанные законотворчеством нервишки поможет консультант-психолог — как гласит бумажка на доске объявлений, по вторникам и четвергам с 9 до 18.

* * *

Но, к счастью, большинству обитателей верхней палаты услуги доктора скорее всего без надобности. Три года назад одной из главных идей обновленного Совфеда стала работа сенаторов на постоянной основе. Руководство палаты и новички рисовали радужные перспективы, обещая каждый день корпеть в своих кабинетах над законами, доводя их до совершенства. Теперь многие признаются, что частенько им банально нечем заняться. “Если б не дни рождения, и не знаю, что бы делали”, — скептически заметил репортеру “МК” один из старожилов палаты.

Однако совфедовцы все же придумали, чем разнообразить трудовые будни. Теперь у них популярны выездные заседания комитетов и комиссий — дабы поглубже, так сказать, изучить какую-нибудь проблему. При этом принцип отбора региона для “десанта” нередко озадачивает. К примеру, Комитет по обороне отправился с выездным заседанием в Сочи — обсуждать работу правоохранительных органов и спецслужб на... Северном Кавказе. Грозный или на худой конец Гудермес, где можно было бы освоить тему гораздо основательней, парламентарии проигнорировали...

Совершают сенаторы и вояжи за границу. Рассказывают, некоторые особо ответственные законотворцы специально приезжали на один день из Страсбурга поучаствовать в заседании Совфеда! А потом уезжали обратно. Не надо объяснять, что билеты туда и обратно вряд ли приобретались на сенаторскую зарплату. Благодаря активности членов СФ, по слухам, в конце прошлого года неожиданно обнаружилось, что деньги на командировки в казне палаты вдруг почему-то кончились.

* * *

Оживление в скучную и размеренную жизнь Совфеда вносят и некоторые новые сенаторы, среди коих попадаются люди известные. К примеру, очевидцы взахлеб рассказывают, как недавно на узенькой Большой Дмитровке вдруг откуда ни возьмись возникли устрашающего вида огромные, черные, танкообразные “Хаммеры”… Ничего страшного, как выяснилось, не случилось. Просто это к своему новому месту службы прибыл сенатор Умар Джабраилов.

А вот фармацевтический магнат, тесть певца Баскова и по совместительству представитель от Пензенской области Борис Шпигель прославился в качестве самой активной из “знаменитостей” — говорят, в Комитете по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии он частенько воюет с ведомством г-на Шевченко. Среди коллег известен как человек отзывчивый. “Если нужно, лекарствами может помочь”, — уверяют некоторые. А на съемках “Клуба сенаторов” с Борисом Исааковичем однажды произошел забавный случай. Как рассказывали очевидцы, увидев сенаторшу от одного из северных регионов, появившуюся вместе с симпатичным молодым человеком, Шпигель подошел к ней поздороваться. И, переведя взгляд на ее спутника, вдруг замялся, явно не зная, как к нему обратиться. “Это мой сын, — со смехом пояснила сенаторша и добавила: — Чтобы так, как у вас, у меня денег нет”.

Зато другой сенатор — посланник от Тывы, банкир Сергей Пугачев — настоящий совфедовский фантом. Слышали о нем многие, а вот увидеть его практически невозможно. Притом что один из офисов Межпромбанка, к коему г-н Пугачев имеет некоторое отношение, находится метрах в 30 от палаты, на другой стороне дороги.

* * *

Несмотря на все это, жизнь обитателей здания на Большой Дмитровке отнюдь не безоблачна. Многие боятся, что в любой момент те, кто их делегировал в палату, могут сенаторское кресло отнять — и без всяких объяснений. Если, к примеру, у конкурента окажется больше связей и прочих возможностей для лоббизма или он посулит более весомую материальную поддержку региону. Бывают и экзотические случаи — к примеру, некий товарищ вроде бы получил совфедовскую корочку по причине того, что состоял бойфрендом дочки ответственного лица в регионе. А потом с VIP-дочкой они разбежались, и — прощай любовь, прощай сенаторство!

А вот судьбы попавших в какую-нибудь переделку коллег, как показывает практика, членов Совфеда волнуют гораздо меньше. Например, задержание Андрея Вавилова для “беседы” с правоохранительными органами на территории другого государства никаких последствий, вроде специального рассмотрения вопроса, протестов и прочего, в палате не вызвало. Легко представить, какой шум в подобном случае подняли бы американские сенаторы!

* * *

Ровно раз в две недели в Совфеде “красный день” календаря — то бишь очередное заседание. За год “одобрены все федеральные конституционные законы и 168 федеральных законов, 8 законов отклонено”, — докладывал спикер Миронов перед Новым годом. И сразу же спешил успокоить коллег, заявляя, что “по отклоненным 8 законам все разногласия преодолены” и они уже подписаны президентом… Ни для кого не секрет, что теперешний Совфед — предприятие практически “безотходное”. Сенаторы наивно хвастаются, что все споры с Госдумой они решают на самой начальной стадии — когда закон еще и сами депутаты не рассмотрели.

Интересно, если все вопросы разрешаются еще на думских стадиях, в чем смысл конституционной обязанности Совфеда собираться на заседания и рассматривать законы?!

“Реальные полномочия у нас остались разве только в отношении 102-й и 107-й статей Конституции”, — откровенничает знакомый сенатор. Это если нужно назначать генпрокурора, судей Верховного, Конституционного и Высшего арбитражного судов, “кадры” в Счетную палату или — совершенно фантастический случай — если Госдума захочет преодолеть вето президента. Тогда нужно две трети голосов депутатов и сенаторов.

* * *

В прошлом году сенаторы внесли в Госдуму 13 законопроектов. Правда, как правило, их инициативы предлагают изменения и дополнения в уже существующие законы. Есть в Совфеде и те, кто, смирившись с отсутствием больших “рычагов” власти, уповает на малые — записываются во всевозможные комитеты, ездят по министерствам, засыпают коллег из прочих органов власти многочисленными запросами. Часто они жалуются, что “достучаться” до чиновников бывает сложновато. Еще сенаторы недовольны, что всякие “тузы” из правительства теперь посещают заседания все реже, присылая своих замов. “Раньше-то они сюда как на Голгофу шли — это было хуже, чем в Думе: там покричат и успокоятся, а тут приходилось отвечать на вполне конкретные вопросы”, — с ностальгией вспоминал член Совфеда из “старой гвардии”…

* * *

Сергей Миронов в отношении работы СФ всегда полон оптимизма. Сами обитатели палаты, правда, не всегда понимают своего спикера. За два года он так и не смог собрать и сохранить собственную “команду”. Вице-спикер Вихарев лишился поста без внятного объяснения причин — по слухам, из-за скандала с сенаторшей Петренко не то в иркутской гостинице, не то в самолете. Потом вдруг оказалась незаконной должность первого зампреда. Чересчур активный Валерий Горегляд, который одно время очень нравился Миронову, ушел, а пост… решили сохранить.

Такая ситуация не только в “верхушке”. Через пару месяцев после избрания Миронова спикером палаты уволился глава пресс-службы Юрий Алгунов, его место занял, казалось бы, привыкший ко всему г-н Черемухин, ранее занимавший подобный пост в Госдуме. Со спикером не сработался ни он, ни временно исполняющий обязанности. С недавних пор этим подразделением рулит новый человек — г-н Куржиямский. Не прижилась и должность пресс-секретаря — “питерская” Людмила Фомичева, проработав некоторое время с Сергеем Михайловичем, вернулась обратно. С не меньшей интенсивностью, говорят, у Миронова меняется охрана. Злые языки утверждают, что среди фэсэошников попасть в спикерскую “личку” уже считается чем-то вроде “штрафбата”.

Два года назад некоторые персонажи, жаждавшие перемен, регулярно пытались куда-нибудь переехать — то в здание мэрии на Новом Арбате, то в Парламентский центр, который якобы будет построен на Кутузовском проспекте. “Активистам” быстро дали понять: и без того есть на что тратиться (см. справку). Так и остались сенаторы жить, как прежде, на Большой Дмитровке. Но на ремонт денежек хватило — сначала кое-где сделали белые стены и постелили серый ковролин, а осенью прошлого года мягкими светло-кремовыми коврами и красивыми золотистыми светильниками оснащали шестой, “спикерский” этаж. Только вот как-то забыли про отопление, и часть парламентариев в доме 26 регулярно мерзла. Но это разве важно: ведь главное-то нынче в Совфеде — это не внешняя роскошь, а богатейшее внутреннее содержание…

ИЗ ДОСЬЕ ”МК”
Сенатору полагается:

— зарплата федерального министра (среднемесячный заработок со всеми надбавками — около 45000 руб.);

— 48-дневный отпуск;

— лечение на “министерском уровне” — в медцентрах Управления делами президента;

— обставленный кабинет с телефоном, компьютером, факсом, ксероксом;

— бесплатный проезд на всех видах транспорта, кроме такси;

— служебный автомобиль;

— федеральный номер — с “флажком”;

— квартира в элитном доме на ул. Гришина с бассейном, кинозалом и прочая, прочая...



    Партнеры