Заказ на ЮКОС

12 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 571

Пришел старик к синему морю, стал кликать золотую рыбку.

Приплыла к нему рыбка, спросила:

“Чего тебе надобно, старче?”

“Хочу, — говорит старик, — быть молодым, здоровым,

чтобы было у меня много денег

и чтобы я сидел и ничего не делал”.

“Иди себе с Богом”, — грустно сказала ему золотая рыбка.

Вернулся старик в свою землянку и лег спать.

Наутро проснулся, а он — Ходорковский.



Похоже, что Эвенкия, где зимой столбик термометра опускается ниже 60 градусов, вновь вымерзнет. Нет, не в буквальном смысле. В социальном.

В конце прошлого столетия эта участь постигла многие районы Севера. Там ничего не ремонтировалось и тем более — не строилось. Жизнь была заморожена, в том числе и в Эвенкии. Традиционно эвенки выращивали оленей, которых еще 20 лет назад было более 20 тысяч. К концу 90-х оленей там осталось — 2 тысячи.

В 2001-м в Эвенкию пришел ЮКОС.

В соседней Якутии компания закупила тысячу оленей и на самолете перевезла их в Эвенкию. ЮКОС оснастил компьютерами и доступом в Интернет учебные заведения республики, платит студентам стипендии, оплачивает проезд тем, кто учится в других регионах России. Многие города и поселки Эвенкии получили от компании современное медицинское оборудование, за счет ЮКОСа здесь ремонтируются школы и больницы. Дети в школах и детских садах наконец смогли пользоваться нормальными теплыми туалетами. Благодаря налогам, выплачиваемым ЮКОСом, республика утроила расходы на социальные нужды.

А между тем в Эвенкии компания даже не качает нефть.

С приходом ЮКОСа жителей Эвенкии охватила эйфория. Ныне она сменилась тревожным ожиданием разгрома компании. “Без нее мы прямиком вернемся в каменный век”, — сказал заместитель директора местной телефонной станции.

Разгром компании начался вполне обыденно. 19 июня прошлого года был арестован начальник отдела экономической безопасности ЮКОСа Алексей Пичугин. Его обвинили в двойном убийстве, совершенном в Тамбове в 2002 году.

Казалось бы — вполне заурядная (по нашим временам, конечно) уголовщина. Но это только казалось. Дело в том, что на момент убийства у Пичугина было стопроцентное алиби: он находился в Москве, это могли бы подтвердить два десятка свидетелей.

Могли, но не подтверждают. Потому что Генпрокуратуру алиби Пичугина не интересует. А что же ее, Генпрокуратуру, интересует? А вот что: следователи пытались выбить из подследственного показания на крупнейших акционеров ЮКОСа.

Далее дело Пичугина развивалось (и продолжает развиваться) по накатанной схеме. Басманный суд Москвы неоднократно отказывался выпустить подследственного под подписку о невыезде и денежный залог в три миллиона рублей (родственники Пичугина собирали деньги у всех своих знакомых), а также под личные поручительства депутата Госдумы и генерала МВД. Тогда-то в столице появилось выражение “басманное правосудие”.

Правозащитники и адвокаты обвинили следователей Генпрокуратуры в применении к Пичугину психотропных средств. По-видимому, в ответ на это обвинение следователь вызвал на допрос исповедника Пичугина — отца Иоанна.

Со времен ЧК тайна исповеди не дает покоя нашим следователям.

Алексей Пичугин отказался участвовать в каких бы то ни было следственных действиях. А Генпрокуратуре того и нужно: хлопот меньше. И вот так, без хлопот и без участия подследственного, в конце января следствие благополучно завершилось. Теперь дело за судом. Одна надежда — чтобы не за Басманным.

* * *

Но это, повторю, было только началом. Дальнейшие события приняли лавинообразный характер.

3 июля все тот же Басманный суд Москвы выдал санкцию на арест председателя совета директоров международного финансового объединения “Менатеп”, владельца 7-процентного пакета акций ЮКОСа Платона Лебедева. Его обвинили в хищении, а спустя несколько дней — еще и в уклонении от уплаты налогов. Все, сами понимаете, в особо крупных размерах.

В тюрьму Лебедева привезли прямо с больничной койки. В сентябре (удивительная прыть обычно никуда не спешащей Генпрокуратуры) предварительное следствие было уже закончено: 146 томов. В который уж раз адвокаты обратились с ходатайством в суд: выпустить обвиняемого под подписку о невыезде — чтобы хоть читать все эти тома в нормальной обстановке. Последовал очередной вполне ожидаемый отказ. Причем медицинские документы, свидетельствующие “о хронических заболеваниях Платона Лебедева, не позволяющих ему находиться под стражей”, суд счел не заслуживающими внимания и к делу не приобщил.

Сразу после ареста Лебедева все пошло по нарастающей.

* * *

Обыск в здании архива ЮКОСа, причем постановление об обыске не предъявлено. Проведены многократные обыски — и с многократными же нарушениями — в компаниях ЮКОС-Лизинг и ЮКОС-Москва. На все жалобы адвокатов Басманный суд Москвы не реагировал.

В цепи этих “оперативных мероприятий” особо отмечу обыск в детском лицее-интернате в подмосковном Коралове. Этот интернат содержится на деньги ЮКОСа.

3 октября минувшего года интернат был окружен вооруженными людьми. На сей раз было предъявлено постановление на обыск, подписанное первым заместителем генпрокурора г-ном Бирюковым. Что же искали в интернате сотрудники Генпрокуратуры при поддержке вооруженных до зубов спецслужбистов? Материалы об уклонении ЮКОСом от уплаты налогов — дескать, эти данные могли сохраниться в стареньком компьютере, давным-давно привезенном в интернат из ЮКОСа. Додуматься до такого мог только шибко умный прокурор.

И что же улов? Прямо скажем, небогатый. Перво-наперво — служебная переписка относительно постройки при интернате прачечной. Ну и прочее в том же духе.

В интернате учатся 125 детей. Главным образом — сироты. Многих из них, потерявших родителей в “горячих точках”, вывозили оттуда на военных вертолетах. Есть дети погибших пограничников, среди них — сын генерала Гамова. Здесь живет и учится мальчик, оставшийся круглым сиротой после трагедии “Норд-Оста”... После налета детей пришлось приводить в чувство, многие были сильно напуганы. “Нас закроют?” — спрашивали они воспитателей.

В те же дни состоялся “визит” офицеров Центрального управления ФСБ в школу, где учится дочь Михаила Ходорковского. Пришли они якобы для проверки готовности школы к противодействию террористам. Ни до, ни после этого посещения, а также ни в одной другой московской школе никаких “антитеррористических проверок” не проводилось.

Впрочем, не проводилась она и здесь. Визитеры проследовали в школьную канцелярию, где потребовали личные дела учеников в возрасте от 11 до 13 лет. Насте Ходорковской исполнилось 13.

У этой чекистской традиции — многолетняя история. В первые годы советской власти семьи “социально чуждых” истреблялись под корень. Позднее, когда чекисты получили сталинское разъяснение — “сын за отца не отвечает”, — появились специальные лагеря для “детей врагов народа”. Во времена Брежнева—Андропова, с разгулом демократии, детишек и вовсе сажать перестали. Опекали только. Вот так же приходили в школы, где учились дети инакомыслящих, интересовались их отметками, поведением, высказываниями по “политическим вопросам”. Словом, давали понять родителям: имейте в виду, ваши детишки — вот они, ежели что — вы хоть не себя, так их пожалейте...

Сейчас, похоже, происходит то же самое. И удивляться тут нечему: мы ведь нашей преемственностью традиций очень даже гордимся.

* * *

Ходорковский не внял. Слава Богу, с его дочерью ничего не случилось. Взялись за папу.

Глава ЮКОСа был арестован 25 октября. Ордер выдал все тот же Басманный суд. Предлог для взятия под стражу: Ходорковский, мол, может скрыться от нашего гуманного правосудия. Чтобы не скрылся, его арестовали в Новосибирске, где олигарх в тот момент находился (заметьте: не где-нибудь на Канарах, а в Новосибирске), этапировали в Москву и посадили в “Матросскую Тишину”. Его обвиняют в нарушении семи статей Уголовного кодекса.

Кроме того.

Генпрокуратура предъявила обвинение члену совета директоров компании ЮКОС-Москва Василию Шахновскому в уклонении от уплаты налогов. Шахновский виновным себя не признал. Но тем не менее заблаговременно деньги в казну внес. Осудить-то его все равно осудили. Дали один год лишения свободы, а потом освободили от отбывания срока из-за отсутствия угрозы обществу.

А если у человека — и к тому же невиновного — нет денег, чтобы откупиться?

Один из совладельцев ЮКОСа, президент фонда “Открытая Россия” Леонид Невзлин сейчас в Израиле. Фонд, в частности, субсидировал Российский государственный гуманитарный университет, преподаватели которого наконец-то начали получать достойную зарплату. Министерство образования РФ заставило руководство университета отказаться от субсидий.

В настоящее время Леонид Невзлин и еще двое крупнейших акционеров ЮКОСа объявлены Генпрокуратурой в международный розыск, хотя никто из них и не думает скрываться. Не означает ли сие начало разгрома крупнейшей компании страны?

Не означает, скажете вы. Кого-то арестовали, кого-то разыскивают... Это еще ни о чем не говорит.

Что ж, пойдем дальше.

* * *

В Ханты-Мансийском автономном округе началась комплексная проверка ОАО “Юганскнефтегаз” — самой крупной дочерней компании ЮКОСа. Спустя два месяца (видимо, не найдя ничего предосудительного) сотрудники управления радиационной безопасности этого округа начали внеплановую проверку “соблюдения норм радиационной безопасности на месторождениях ЮКОСа”.

Не там, так тут. Глядишь, чего-нибудь и раскопают.

А кое-где уже и раскопали.

В Ямало-Ненецком автономном округе нашлись серьезные нарушения в работе добывающих предприятий ЮКОСа. По утверждению прокуратуры округа, “выявленные нарушения касаются недостаточно активного освоения месторождения и воспроизводства природных ресурсов”.

Стало быть, недостаточно активно качают нефть. А “недостаточно активное воспроизводство природных ресурсов” — это как? По мнению ямало-ненецких прокуроров, нужно, по-видимому, в те скважины, по мере их опустения, опять закачивать нефть. Для воспроизводства.

В Якутии местное министерство сельского хозяйства обнаружило ужасающие нарушения в работе подсобных хозяйств дочерних компаний ЮКОСа. Нарушения, стало быть, такие: “В подсобных хозяйствах подсосные свиноматки находятся в общих станках, а крольчихи содержатся вместе с кролами, что недопустимо. Случка бессистемная, зоотехнический учет отсутствует”.

Случка, видите ли, бессистемная.

Министерство природных ресурсов РФ приказом от 31 декабря минувшего года (новогодний подарок!) обязало дочернюю компанию ЮКОСа на Ямале “озеленить территорию Самбургского лицензионного участка в срок до 2 февраля 2004 года”. В случае невыполнения данного приказа “виновный будет привлечен к ответственности согласно действующему законодательству”. Между прочим, в феврале на Ямале столбик термометра обычно опускается до минус 60 градусов. Да и среднегодовая температура там отрицательная. В этих условиях “озеленение” тундры — задача, мягко говоря, идиотская.

Конечно, эти примеры атак на ЮКОС анекдотические. Однако происходило кое-что и не столь смешное.

Министерство природных ресурсов РФ объявило о проверке объектов ЮКОСа в Оренбургской области. Более того: министр сего ведомства заявил о возможности “превентивного отзыва лицензий” у ЮКОСа.

“Превентивно” — это мы любим.

Правда, Президент страны высказался в том смысле, что “не видит причин” для отзыва лицензий у ЮКОСа. “Я рассчитываю, — сказал он, — что правительство воздержится от шагов подобного рода”. Еще жестче выразился премьер-министр: “В отношении создания атмосферы угроз вокруг ЮКОСа считаю ее недопустимой, и министр (природных ресурсов. — М.Д.) получил и получит указания на этот счет”.

Забавно. Президент “не видит причин”, председатель правительства дает “указания на этот счет”, а министр все это игнорирует и приказывает озеленять тундру. С чего бы это?

Между тем Генпрокуратура возбудила еще одно уголовное дело против ЮКОСа — “по факту расчетов с бюджетом” ОАО “Томскнефть ВНК” через банк МЕНАТЕП. Следователи прокуратуры Томской области прибыли в командировку в Москву для “выемки документов” в центральном офисе ЮКОСа. Несмотря на то, что два года назад компания, получив высокую прибыль, перечислила в бюджет сумму денег, эквивалентную налоговым платежам, которые зависли на счетах обанкротившегося банка МЕНАТЕП в 1999 году.

В Самаре арестован председатель совета директоров Куйбышевского нефтеперерабатывающего завода компании ЮКОС по стандартному обвинению в уклонении от уплаты налогов. Правда, вскоре арестованного освободили — прямо в зале суда в связи с “недоказанностью”. Тут у Генпрокуратуры вышла явная недоработка.

Однако еще не все для нее — Генпрокуратуры — потеряно. Возбуждены два новых уголовных дела: против руководителей региональных подразделений ЮКОСа...

Все это время адвокаты компании, фиксируя многочисленные нарушения Генпрокуратурой Уголовно-процессуального кодекса, пытались протестовать, заявляли соответствующие ходатайства. Все эти ходатайства Басманный суд оставил без внимания.

А может быть, прав Басманный суд? Может быть, наша прокуратура всегда действует строго в соответствии с законом?

Вы, граждане, в это верите?

* * *

“Российский бизнес в целом понимает проблему, связанную с ЮКОСом, — заметил Владимир Путин. — Российский бизнес становится все более патриотичным”.

Конечно, понимает. И становится. А куда ему деваться? Не все готовы поставить на карту свое благополучие и тем более — свободу, как это сделал Ходорковский.

Только вот “патриотичность” здесь понимается по-другому. Получается, образовательные программы, запущенные ЮКОСом и отрывающие подростков от улицы, непатриотичны. А воспитание сирот в детском доме — это тоже против интересов страны? Патриотичность подменяется здесь политическим лизоблюдством.

Он, бизнес, предупрежден. И не только арестом главы ЮКОСа, но и совершенно прозрачными намеками руководства Генеральной прокуратуры.

Сакраментальный вопрос “Кто виноват?” для заместителя Генпрокурора г-на Колесникова вовсе не вопрос. Виноваты, понятное дело, олигархи вообще и Ходорковский с его ЮКОСом в частности. Именно из-за них простые россияне недополучают свои зарплаты и пенсии, а беспризорные дети “нюхают клей на улицах”.

Любопытно, что в данном конкретном случае речь идет о компании, на чьих предприятиях — одни из самых высоких в стране зарплат. О компании, которая обеспечивает стипендиями многих студентов и содержит интернаты для детей-сирот.

“Те, кто еще не сидит, должны призадуматься — чем же они занимаются в итоге”, — предостерег заместитель Генпрокурора.

Как вы думаете: уловил ли российский бизнес этот намек?

Для тех, кто еще не уловил, г-н Колесников расщедрился на дополнительные разъяснения. Дескать, ежели вина Ходорковского будет доказана, олигарху грозит 10 лет тюрьмы. “К сожалению, больше мы ему дать не можем”, — огорчено заключил заместитель Генпрокурора.

Это “мы” дорогого стоит. В качестве наглядной иллюстрации независимости наших судов.

* * *

Оно конечно: ситуация с ЮКОСом — наше сугубо внутреннее дело. А все-таки любопытно: что они там, на Западе, в этой связи про нас думают?

Как выясняется, ничего хорошего. Нам, понятное дело, ихнее мнение до лампочки. Мы все еще — “одна шестая часть суши” (или какая там нынче — одна седьмая?), а наша армия, топя свои подлодки и замораживая до смерти своих новобранцев, якобы по-прежнему всех сильней “от тайги до британских морей”. Но все-таки — интересно. К тому же мы вроде бы уже не за “железным занавесом” живем, не в безвоздушном пространстве...

Полистаем немного тамошнюю прессу.

“The Financial Times”, Великобритания:

“Москва дрожит от страха, который вызван решением президента Путина упрятать в тюрьму богатейшего человека России Михаила Ходорковского и наложить арест на его пакет акций компании ЮКОС. Публичная демонстрация власти государственных прокуроров несет в себе безошибочный отзвук коммунистических времен.

Есть достаточно смелые люди, которые предостерегают г-на Путина, чтобы тот не заходил слишком далеко. Таков, в частности, премьер-министр Михаил Касьянов, который выразил “глубокую озабоченность” в связи с расследованиями против ЮКОСа. Однако справиться с последствиями событий будет нелегко. От Балтийского моря до Тихого океана Кремль запустил машину, которая с возрастающей скоростью устремляется к тоталитарному правлению.

В государственной администрации несколько человек обогатились благодаря коррумпированному сотрудничеству с олигархами. Остальные обозлились, видя, что рушится мир, в котором они господствовали. Особенно остро почувствовал эти перемены КГБ, считавшийся элитой старого порядка. “КГБ больше других потерял в результате процесса приватизации”, — считает российский социолог Ольга Крыштановская.

Приободренные государственные чиновники и сотрудники правоохранительных органов вместе с действующими и бывшими офицерами Вооруженных Сил, которых сегодня именуют “силовиками”, заняли множество ключевых должностей в правительстве и впервые выступают в качестве единой силы.

Нападки на олигархов приносят политическую популярность. Судя по опросам общественного мнения, подавляющее большинство россиян думают, будто все самые богатые люди страны приобрели свои состояния криминальными способами и поэтому их нужно преследовать в уголовном порядке. Вполне возможно, что г-н Путин использует эти настроения, чтобы перед выборами укрепить свой рейтинг.

Однако президент Путин, возможно, начал то, что уже не в силах остановить. По всей России “силовики” стали сводить счеты с представителями бизнеса — как большого, так и малого. Недаром богатые россияне ускоренными темпами переводят свои капиталы за границу. Что касается долговременных последствий, Россия — не такая страна, которая может легко совладать с авторитарным правлением. В ней нет глубоких демократических традиций, она готова подчиняться власти и страшится стука в дверь”.

“The Guardian”, Великобритания:

“Одна из теорий, объясняющих арест российского олигарха Михаила Ходорковского и замораживание контрольного пакета акций ЮКОСа, является опасно наивной. Согласно этой упрощенной теории, г-н Ходорковский сам навлек на себя неприятности — занявшись политикой, вместо того чтобы продолжать заниматься бизнесом. Больше же никто политикой не занимается, вопрос о новой национализации в повестке дня не стоит, и поэтому никому (кроме г-на Ходорковского и некоторых его коллег) беспокоиться не стоит.

Однако западные инвесторы, размышляющие о вложении средств в Россию, а также и российские инвесторы, раздумывающие о возвращении на родину вывезенных ранее капиталов, наверняка считают, что арест Ходорковского под дулами автоматов совсем не похож на то, что они считали верховенством закона”.

“Berliner Zeitung”, Германия:

“Гигантская империя вновь двинулась вспять. Был арестован олигарх Михаил Ходорковский, разгромлен нефтяной концерн ЮКОС-Сибнефть, по указанию Кремля происходили манипуляции в ходе парламентских выборов.

По мнению Сергея Хенке, эксперта по Восточной Европе из правительства Бранденбурга, диагноз однозначен: парламентская демократия в России умерла, Путин является продолжателем традиций царской империи и Советского Союза.

Его образ действий в отношении Ходорковского восстанавливает прежнюю иерархию: экономика в своей основе подчинена государству и обслуживает потребности государства при полном пренебрежении интересами частных лиц. В России всегда было так. Торговля и промышленность в этой стране зарождались не как в Западной Европе — независимо от центральной власти, а всегда под ее надзором”.

“Der Standard”, Австрия:

“40-летнего предпринимателя Михаила Ходорковского пришлось убрать не потому, что он, как и все олигархи, после распада советской системы заработал свои “первые миллионы” сомнительным путем, а потому, что он, продемонстрировав блестящие успехи, публично выступил против разрастающейся коррупции, и не в последнюю очередь по той причине, что хотел создания гражданского общества путем поддержки оппозиционных организаций. Короче говоря, он, будучи богатым, решительным, располагающим обширными связями, стал представлять опасность для клана Путина, добивающегося полного соития бизнеса и власти”.

“The Financial Times”, Великобритания:

“Александр Яковлев, один из авторов теории гласности, который способствовал переводу России на рельсы демократических реформ, пытается понять, почему через 12 лет после распада Советского Союза его страна проголосовала за националистов, чиновников и коммунистов. “Эти выборы явились серьезным поражением для демократии в России, — говорит г-н Яковлев. — Чиновники и аппаратчики захватили власть в нашей стране. Сегодня у нас воцарилась диктатура чиновника, который уже не ожидает команд сверху, но сам является диктатором. Представляется, что гигантская статуя Сталина размерами со страну была расколота на тысячи мелких кусков, или маленьких диктаторов, бывших членов советской “номенклатуры”, которые быстренько приспособились к новым порядкам и сегодня заседают в парламенте — институте, который они ненавидели всего несколько дней назад. Эти люди запрограммированы на борьбу со свободами”.

Свои взгляды г-н Яковлев убедительно проиллюстрировал примерами избирательных кампаний всех выигравших партий: “Заметьте, ни одна из них даже не упомянула слово “свобода”, все лозунги касались запретов, арестов и наказаний”.

Г-н Яковлев возлагает значительную долю ответственности на Владимира Путина, чьи идеи “сильной государственной власти” и “порядка” трансформировались в возрастающее влияние военных и сотрудников секретных служб. “Военные поняли “порядок” как всё новые ракеты, всё новые танки и всё новые деньги. Чиновники поняли его как всё новые властные полномочия в отношениях со свободными предпринимателями или с демократией. Это восстановление прежних порядков под лозунгом стабилизации”.

Александр Яковлев озабочен количеством власти, которая сосредоточена в руках г-на Путина и его администрации. “Кремлевская администрация призвана всего лишь помогать президенту. Вместо этого она превратилась в невыборный орган реальной власти — нечто вроде того, чем был ЦК КПСС. Путин сегодня имеет возможность проводить любой политический курс, а мы все являемся заложниками президента”.

Г-н Яковлев считает, что страх и безразличие — две самые опасные болезни современного российского общества. Особенно его удручает то обстоятельство, что примерно 44% населения России не участвовали в парламентских выборах. “Они думают, что политика никак не влияет на их жизнь. Они ошибаются. Можно изолировать себя от демократической власти, но нельзя изолировать себя от власти тоталитарной”.

* * *

Михаил Ходорковский подготовил иск в Европейский суд по правам человека против российских властей. Он обвиняет власти в незаконном аресте, нарушении его права на защиту, а также в незаконном проведении судебных слушаний по его делу в закрытом режиме.

Стремление Ходорковского пройти свой путь до конца вызывает уважение. А ведь мог бы спокойно жить себе где-нибудь на Майорке или на Канарах, безо всяких волнений и тюремных нар... К сожалению, его упование на Европейский суд кажется мне чрезмерным. Какая Европа, какой суд? У нас ведь уже есть один. Басманный. Вполне достаточно.

Александр Яковлев подметил абсолютно точно: представители ни одной из победивших партий в своих предвыборных кампаниях ни разу не произнесли слово “свобода”. Но не только. Выражение “права человека” тоже напрочь отсутствовало в их лексиконе. А почему?

Да потому что не нужны нам эти досадные мелочи. Ни свобода не нужна, ни права человека.



Партнеры