Убирайся, вонь, из Москвы!

13 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 251

Видно, нам на роду написано до скончания дней своих наслаждаться зловонием мусоропровода, читать надписи на стенах и месить грязь в подъезде. Последнее время о реформе ЖКХ столичные чиновники говорят столько, что им самим уже тошно. Однако красивые доклады, проекты и графики пока плохо соотносятся с действительностью. Для большинства москвичей обещанные перемены пока свелись к единой квитанции, в которой ДЕЗ педантично уведомляет, кому и сколько мы должны. И только немногим горожанам судьба предоставила счастливую возможность узнать, что наши дворы и подъезды действительно могут выглядеть совершенно по-другому.

Ударим свэпом по венику и тряпке

Большинство ДЕЗов содержанием домов и придомовых территорий занимается согласно многолетней практике и подробной инструкции: кого нанимать, по какой цене и чего от своих работников требовать. Существуют же общегородские нормы и правила! Подметать в подъезде нужно ежедневно, мыть пол раз в месяц (правда, первый этаж по мере загрязнения), а до подоконников и окон вооруженные тряпкой руки уборщицы на вполне законных основаниях могут дойти всего раз (!) в год. И нечего удивляться, что из мусоропровода пахнет хуже, чем из общественного туалета. Туалет моют и дезинфицируют каждый день, а мусоропровод? По городским нормативам на промывку мусоропроводов в 5 (!) жилых домах рекомендуется тратить не более 16 рублей 70 копеек в год (!). Этих денег, по расчетам чиновников, должно хватить и на моющие средства, и на веники, и на труд уборщицы.

Впрочем, в Департаменте потребительского рынка знают, как изменить сложившуюся ситуацию, и готовы предложить рецепт всем заинтересованным столичным ДЕЗам. Новый подход к уборке жилых домов называется иностранным словом “клининг”. В Европе 65% недвижимости обслуживается клининговыми компаниями. Суммарный оборот услуг в 2003 году — 30 млрд. евро. Нам до таких показателей, конечно, как до созвездия Андромеды — несколько миллионов световых лет. Даже в таком продвинутом городе, как Москва, клининг до недавнего времени применяли только западные компании и банки. Сейчас потихоньку начинает подтягиваться жилой сектор. По новой системе обслуживаются дома класса “люкс” в районе “Золотой мили”, президентский дом на Рублевке, депутатские резиденции на улице Улофа Пальме и другие элитные здания. Однако в Департаменте потребительского рынка считают, что если продавать клининговые услуги оптом (т.е. на территории от 600 тыс. до 3 млн. кв. м), то и простым жильцам они будут вполне по карману.

Чем же клининг отличается от обычной уборки? Во-первых, возможностью забыть о тряпках и вениках, а также — о ужас! — о детских колясочках, в которых дворники перевозят мусор. На смену им придут свэпы и мопы, а уборщицу тетю Машу сменит “мастер по уходу за недвижимостью”. Но главное отличие, конечно же, в подходе. Задача клининга: сократить расходы на эксплуатацию за счет увеличения срока службы технических сооружений, находящихся в подъезде. Платить жильцам даже с учетом вложений города придется несколько побольше, но зато парадная и лестничные клетки долгое время будут выглядеть как новенькие. Мусоропровод не только помоют, но и обработают препаратами, поглощающими неприятные запахи и замедляющими размножение бактерий. Вход в подъезд при помощи специальных покрытий надежно защитят от грязи. А стены, перила и двери лифтов покроют особыми пленками. В общем, клининг — это целая наука о том, как сделать жизнь человека лучше и веселей.

Интересное кино

Другое ноу-хау, которым уже начали делиться с жителями некоторые столичные ДЕЗы, — системы видеонаблюдения. Вещь при нынешней криминогенной ситуации в столице незаменимая. Чтобы посадить в подъезде консьержку, надо соблюсти ряд условий. Пожарные требуют специальной отделки помещения, санэпидстанция — наличия туалета и рукомойника. Все-таки консьержка живой человек. Однако во многих домах не то что о туалетах говорить не приходится — стол и стул негде поставить. А домофон — даже самый совершенный — от нежданных гостей, как показывает практика, защищает плохо.

Первые системы видеонаблюдения появились в Преображенском районе, который считается чуть ли не самым передовым в столице. Для начала камерами, в поле зрения которых попадает площадка перед входными дверями, оснастили 32 подъезда. Жильцам ничего говорить не стали: боялись, что у кого-нибудь, как это обычно бывает, зачешутся руки — и прощай, дорогостоящее оборудование! Но граждане не подвели... Камера преображенцам заменила консьержку. Изображение в режиме реального времени транслируется на диспетчерский пульт, где сидят охранники частного охранного предприятия. У всей системы есть только один существенный минус. Охранники — люди посторонние, чужого человека, пытающегося зайти в подъезд, они вряд ли опознают. “Вот если бы за входом могли наблюдать сами жильцы”, — подумали в “Мостелекоме”.

Сказано — сделано. Новые, более совершенные системы видеонаблюдения позволяют поучаствовать в процессе слежения всем, у кого в квартире есть хотя бы один телевизор. Причем необязательно цветной. С помощью нехитрых манипуляций голубой экран настраивается на определенную частоту, и вместо “Бригады” или “Секса в большом городе” сиди и смотри себе сериал из жизни собственного подъезда. По желанию клиентов, говорят специалисты “Мостелекома”, камеры можно повернуть на придомовую парковку или детскую площадку. Для нервных мамаш и водителей дорогостоящих авто — настоящая находка.

Что касается этики, то на уровне города проблем с этим, судя по всему, не будет. После серии терактов власти открыто призывают население внимательно наблюдать друг за другом и сообщать обо всех подозрительных лицах и случаях куда следует. Системы видеонаблюдения могут стать настоящим подспорьем для следователей, расследующих кражи, угоны, вандализм и хулиганство. Конечно, как и клининг, услуга эта будет предоставляться жильцам по отдельному тарифу. Массовым потребителям — муниципалитетам или микрорайонам — видеонаблюдение на дому обойдется примерно в два доллара с квартиры в месяц.

Одновременно с видеокамерами ДЕЗам рекомендуется устанавливать в домах системы автоматического контроля за состоянием здания. Принцип тот же. На все инженерное оборудование, двери в подвал и на чердак, а также лифты навешиваются специальные сверхчувствительные датчики, запрограммированные на определенное состояние объектов. Если с ними что-то происходит (лифт ломается или в подвале скапливается пар), система реагирует и подает тревожный сигнал на диспетчерский пульт ДЕЗа. Дежурному остается только оценить масштабы аварии и принять меры к ее устранению.

Старые сказки на новый лад

Только не надо думать, что все это — сказки не про нашу жизнь. В Москве есть районы, где описанные методы с успехом используют и гордятся полученными результатами. Правда, их, увы, меньшинство. По признанию главы Департамента коммунального хозяйства Николая Павлова, у ДЕЗов нет материальной заинтересованности в проведении подобного рода экспериментов. Главный рычаг реформы ЖКХ не действует, поэтому все перемены и достижения в этой области — результат деятельности конкретных людей. Вот есть в Преображенском районе такая Татьяна Подберецкая, значит, есть там и видеокамеры на подъездах, и домовые счетчики, и малая техника во дворах. А другим ДЕЗам с кадрами повезло меньше, поэтому реформой там и не пахнет. Теоретически любой ДЕЗ должен стоять на страже интересов жителей подотчетных домов. Но реальных прав у них кот наплакал. Даже если на доме установлены специальные счетчики на тепло, газ и воду, платить все равно приходится не по их реальным показаниям, а по счетам продавцов услуг — Мосводоканала, Мосгортепла, Мосэнерго и т.п. Конкретный пример из жизни. По счетчикам выходит, что платить за тепло нужно 115 млн., а тепловики требуют с ДЕЗа (и, соответственно, с жильцов) 137 миллионов. Согласитесь, разница весьма существенная. При этом оспорить данные поставщиков даже при наличии документов весьма проблематично. Что значат перед авторитетом монополистов какие-то непонятные счетчики!

Москвичи тоже не всегда охотно идут на поводу у ДЕЗов. Например, сразу в нескольких районах Юго-Западного округа, в Косине и на Преображенке проводился эксперимент по сепарации мусора. Рядом с домами поставили несколько разноцветных контейнеров и попросили жильцов сортировать содержимое помойных ведер: пластик, бумагу и стекло выбрасывать отдельно. Казалось бы, все просто и понятно. В Европе эта система действует уже несколько десятилетий и никаких проблем ни людям, ни обслуживающим организациям не создает. Но Россию-то аршином общим не измерить... В общем, не выдержали наши сограждане проверки на аккуратность. Сначала путали контейнеры, а потом и вовсе напрягаться перестали: бутылки полетели в одну кучу с пакетами из-под кефира и прочитанными газетами.

По горячим следам в Академии коммунального хозяйства разработали новый, более адаптированный к столичной действительности подход к нечистотам. Горожан, которые согласны “сепарировать” мусор, хотят стимулировать материально. Принес на сортировочный пункт пару мешков — получи заслуженное вознаграждение. О больших деньгах речь, конечно, не идет, но малоимущие пенсионеры и дети, желающие заработать на карманные расходы, наверняка заинтересуются.

Емкость рынка коммунальных услуг московское правительство оценило в 33 млрд. рублей. Однако только маленькая толика этой суммы приходится на нестандартные технологии типа клининга, гидроимпульсной очистки труб, автоматического контроля и т.п. Большинство столичных ДЕЗов предпочитают работать по старинке: 16 рублей на мытье мусоропроводов в год, генеральная уборка раз в пятилетку и гнилые картонки вместо ковриков при входе в подъезд. А потом начальники удивляются, почему москвичи не знают, что ДЕЗ пишется через “е”, и все свои многочисленные жалобы адресуют уже не существующим ДЭЗам.

От перемены букв в названии смысл, к сожалению, не меняется.





Партнеры