Любовь побеждает политику

14 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 134

Сегодня на Берлинском фестивале покажут последний фильм конкурсной программы “Зимняя жара” (оригинальное французское название переводится как “25 градусов зимой”) с Ингеборгой Дапкунайте в главной роли. Это — единственная лента, которую мы хоть и на треть, но можем назвать нашей: Россия участвовала в ее производстве вместе с Бельгией и Францией. Наши — это студия Сельянова “СТВ” и, конечно, Ингеборга Дапкунайте.

Правда, играет она не русскую и не литовку (каковой, собственно, и является), а украинку. Так захотел режиссер — ему показалось, что украинка будет звучать романтичнее, чем русская, и Ингеборга так и не смогла его переубедить, что на хохлушку она не похожа — ни статью, ни речью. Я видела этот фильм еще в Москве и могу сказать, что из Берлина он выглядит иначе, поскольку оказался не обычной милой европейской романтической картиной с элементами комедии, а — в контексте Берлинале — фильмом в духе нынешних фестивальных тенденций. А именно: любовь и чуть-чуть политики.

Причем любовь лидирует. Самые большие рейтинги по опросам критиков, которые публикует фестивальная газета “Screen”, — у фильмов про “любовную чепуху”. На первых позициях “Близкие посторонние” Патриса Леконта (о нем “МК” писал во вчерашнем номере), “Перед закатом” Ричарда Линклейтера и любовь, замешенная на крови, — “Монстр” Патти Дженкинс, о котором уже тоже было сказано немало. Живой классик Тео Ангелопулос, которому, правда, еще не все поставили оценки, успел отхватить сразу две “четыре звездочки” — высший балл по местным правилам. Двух четверок еще не давали никому. Самые низкие рейтинги у фильмов, где любовь — фон для большой политики. Скажем, “Страна моего черепа” Джона Бомана — обличение апартеида длиною в сто минут не могли спасти Жюльет Бинош и Сэмюэль Л. Джексон.

Линклейтер картиной “Перед закатом” продолжил свой же фильм “Перед рассветом”. Тогда американец и француженка бродили по Вене. Теперь они встречаются в Париже и болтаются по его улочкам. В ролях те же Итэн Хоук и Жюли Дельпи. Завязкой для второго свидания стала книга, которую он написал про ту их единственную ночь. За начало этой истории Линклейтер уже получал “Серебряного медведя” на Берлинале десять лет назад. Будет забавно, если история повторится не только в кино. Играют и Хоук, и Депи неплохо, но только русскому человеку “Перед закатом” смотреть все-таки тяжко, поскольку избавиться от ассоциаций с “Прогулкой” Алексея Учителя никак невозможно. Такой поток слов обрушивается в минуту при полном отсутствии действия, что даже виды Парижа не спасают, поскольку гуляют герои почти как наши — в режиме реального времени: улицу успеваешь рассмотреть до мельчайших деталей, а они все идут по ней и говорят, говорят.

Ангелопулос со своим мощным проектом требует отдельного разговора, поэтому ограничимся тем, что обозначим его. “Трилогия: плачущий луг” — сага о греках, которые бежали в 1919 году от красных из Одессы, в центре которой, согласно всем канонам, история любви мужчины и женщины, которые знакомятся еще детьми в тот момент, когда глава общины ищет новое место для своих людей. Действие первой части заканчивается в 1949 году в Греции во времена Гражданской войны. Большое эпическое полотно, в котором почти отсутствуют крупные планы героев, поскольку они — частичка истории.

“Зимняя жара” — легкая картина о серьезных вещах. Соня, которую играет Дапкунайте, нелегально приезжает в Бельгию искать уехавшего три года назад в Брюссель на заработки мужа. Ее ловят, отправляют в тюрьму и пытаются депортировать на родину. У самого аэропорта машину с ней атакуют демонстранты с лозунгами “Свободу нелегальным эмигрантам!”. В суматохе ей удается бежать. Она прячется в машине легального эмигранта из Испании, у которого, естественно, и без нее забот хватает: его жена тоже уехала на заработки, но в Америку — петь по барам, хотя считается, что она там записывает пластинку. Он вынужден один воспитывать дочку и сдерживать бурные эмоции своей пышущей энергией мамочки. Дапкунайте — немного заторможенная, но так, видимо, предполагается по роли. В целом все укладывает в жанр, кроме невнятной сцены объяснения с найденным мужем, обрести которого, чтобы, разумеется, навсегда потерять, ей помогает как раз эта забавная испанская троица. Ну не объясняются так русские, не говорят возвышенно и медленно в таких ситуациях: мы же не скандинавы, мы — русские, чего режиссер так и не смог понять.

Раздача “медведей” — в воскресенье.




Партнеры