ЧМО мирового масштаба

16 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 258

Зариэлторилась глубинка, зачудесатилась... Что ей столичные штучки, когда ошеломленные москвичи вдруг обнаруживают в своих квартирах прописанными еще 10 чеченцев! А 80 китайцев не хотите? Все это реально происходит в подмосковном Зарайском районе, где гостеприимно находят кров выходцы со всего необъятного СНГ — и не только. Так, в 2001 году бывший вице-премьер Туркменистана Худайберды Оразов, объявленный в розыск в связи с покушением на жизнь Туркменбаши, спокойненько прописался в селе Жемово. В доме уже было зарегистрировано 15 человек на 19 “квадратах”. Не верите?..


Квартирный вопрос портит не столько москвичей, сколько тех, кто жаждет попасть в столицу или хотя бы в столичную область. Что в свете терактов последних лет вроде бы должно стать немного проблематичнее. Но это вроде бы. После выхода в “МК” статьи “Деревенский детектив” о прописанных в дом неблагополучной мамы восьми кавказцах автору позвонили из Зарайска.


— Да что вы там пишете про жалких восемь грузин! Приезжайте к нам. В Зарайске мигрантов десятками прописывают — скоро не город будет, а сплошная ассамблея стран СНГ. Везде “Вихрь-Антитеррор”, а мы одни хлебосольные такие...

Звонившая женщина рассказала о том, что есть в старинном и одном из красивейших городов Подмосковья дома, где приезжих регистрируют по 80 человек одним махом. Нет, она не нацистка и не экстремистка, и голос у нее типичный интеллигентский. Просто, наверное, обидно, когда ты в родном для себя мунобразовании не можешь купить и пары квадратных метров, а приезжает какой-нибудь Гоги — и через считанные дни греет ноги у личного камина в собственном доме.

Рожденный брать давать не может

Попытки получить информацию официальным путем выходили из рук вон плохо. В прокуратуре города Зарайска корр. “МК” обращалась к двум, без сомнения, самым честным людям — заместителю прокурора Сергею Евгеньевичу и самому прокурору Николаю Ивановичу Красильникову. Первый в телефонном разговоре после произнесения мной словосочетания “прописанные кавказцы” разумно заметил, что сам он не прокурор, и, подсказав номер телефона начальства, дал отбой. Николай Иванович оказался ненамного словоохотливее подчиненного. Фрагмент телефонного разговора с ним, записанный на диктофон, с удовольствием передаем.

— Здравствуйте, вас беспокоит Михайлина Елена, я журналист газеты “Московский комсомолец”. Дело в том, что мне рассказали две истории о прописанных в Зарайске кавказцах, об истории с БТИ, а я эту тему…

— О чем, о чем?!

— Мне сказали, что в одной городской квартире было прописано 80 человек, а в доме, которого нет, — 30…

— Что вы от меня хотите?!

— Мне сказали, что прокуратура проводила проверку…

— Кто вам сказал?!

— А это не так?

— Я спрашиваю, кто сказал?!

— Так вы не проводили проверку?

— А какая разница?! Кто вы такая, по телефону?! Вы извините меня, я никаких сведений по телефону не даю, я вас не знаю. Вы мне не представились.

— Я хотела попросить вас о встрече и тогда бы показала вам все удостоверения...

— Дорогая моя! Даже если покажете удостоверение, я не могу вам ничего дать путного.

— А почему?

— А почему я должен давать? А?!

— Это военная тайна?

— Государственная!

Согласитесь, государственная тайна, о которой говорит полгорода и о которой прокурор этого города не может “дать ничего путного” не может не интриговать, не так ли?

И наконец, фортуна улыбнулась. Другие должностные лица рассказали историю о мигрантах на диктофон — правда, при условии не печатать в газете их фамилий. Говорят, за разговорчивость в Зарайске мстят.



Гостеприимство в законе

То, что Зарайск — один из самых гостеприимных городов Подмосковья, даже оспаривать не пытайтесь. Здесь знают не только о пятом измерении, но и о пятьдесят пятом не понаслышке. Только за 2001 год в результате активной эмиграции иногородних граждан в Зарайск прибыло порядка 1800 человек. Все они регистрировались, по странному стечению обстоятельств, не только на одни и те же улицы, но порой и в одни и те же дома. Выбрать этот город местом своего нового жительства пожелали представители практически всех стран СНГ — кавказцев среди них процентов 30.

Поначалу в состоянии легкого недоумения оказались сотрудники подразделений городского хозяйства, на чьи участки без устали прибывали жильцы, большую часть из которых никто и в глаза не видел. Но особо непонятливые оперативно получили вполне подробное разъяснение. Прямо от администрации города.

Документ №1319 от 20-09.01 любопытен. Адресован он начальнику МУП “ЗГХ” “для ознакомления руководителей производственных участков” и подписан первым заместителем главы Зарайска С.В.Сысоевым. “В связи с обращениями граждан разъясняю, что согласно письма прокурора Московской области от 03.12.98 г. №20-7-71-98 органам прокуратуры дано указание присекать (орфография оригинала. — Авт.) действия должностных лиц, которые ставять регистрацию граждан в зависимость от нормы жилой площади, фактического состояния жилья, сроков проживания граждан по месту прибывания и наличия родственных отношений…”

Выходит, если кто-то решит прописать в свой однокомнатный сарай сто пятьдесят китайцев и парочку шахидок, а кто-то сдуру этому решит препятствовать, прокуратура такое геройство быстро присечет? Наш источник в ОВД Зарайска поведал милицейскую версию всей истории. Уж бог с ней, с численностью вновь прибывших, но вдруг оперативники выяснили, что некоторые граждане умудрялись “прибывать” на жилплощади, вообще непригодные для жилья.

— К нам поступили данные о том, что люди получают регистрацию на несуществующих реально площадях. Когда мы проверили дома, в которые прописывались приехавшие, оказалось, что от некоторых только стены и остались. Такое наблюдалось в деревнях Кобылье, Жемово, Карино...

Если верить предоставленным “МК” документам, деревня Жемово — вообще Бермудский треугольник какой-то. В доме №31 упомянутого селения площадью 89 квадратных метров зарегистрировано аж 115 человек. Получается, что приезжие — люди, безусловно пылающие огромной любовью к Подмосковью, и, конечно же, они замечательные… Но маленькие, блин! Семьдесят квадратных сантиметров на одно лицо им для домашнего уюта в самый раз.

Люди компетентные смотрят на этот факт глобально.

— Понимаете, они решали свою проблему: стать жителями Московской области. В принципе люди все небедные, потому что простой бомж не имеет тысячи долларов, чтобы оплатить подобную услугу риэлторам. Некоторые, если брать вариант по Жемову, уже в Москве фирмы свои открыли. Им просто нужно было легализоваться, перестать быть жителем, к примеру, Пскова или гражданином Армении… Вот и все.

— В Иванчикове тоже дом замечательный такой — почти голый фундамент. А ведь жилое помещение предусматривает крышу хотя бы! — рассказывает один из собеседников.

В распоряжение нашей редакции попал список граждан, зарегистрированных по месту жительства на территории Зарайского района, согласно которому в доме №61 деревни Мендюкино на площади 32,1 кв. м прописано 34 человека, в доме №32 села Апотинищи — 32, в доме №17 поселка Текстильщиков — 35 жильцов. Причем последние сумели чудом разместиться на 26 квадратных метрах.

Проехавшись по парочке адресов, где значилось зарегистрированным подозрительное число граждан, вот что мы выяснили. Отыскать хотя бы одного из тринадцати жильцов дома №37 по улице Благоева не представляется возможным, потому как и невооруженным глазом видно, что жить там нельзя (см. фото). Для очистки совести мы пытались стучать в заколоченные железом окна, позвать хозяев, но в ответ была тишина. Увы, люди-невидимки в Зарайске реально существуют...

Можно было бы, как оно обычно и бывает, свалить все на нечистых на руку паспортистов — прописывают ведь! Но до паспортного стола гражданин, желающий получить регистрацию, должен пройти еще целую кучу инстанций. В частности — бюро технической инвентаризации, отдел регистрационной палаты, домоуправление (сельсовет и т.п.) Кроме того, жители иных государств типа Таджикистана для начала должны заиметь российское гражданство. Получается, все документы, необходимые для предъявления в паспортно-визовой службе, у вновь прибывших были в полном ажуре?

Переломить ситуацию зарайского “гостеприимства” пробовали раз несколько. Пытались создать какую-то комиссию, дело уголовное завести, чтобы хотя бы относительно прекратить массовую миграцию людей-полуневидимок в дома-полуневидимки. Но согласно постановлению от 11.05.2002 старшего следователя Зарайской городской прокуратуры юриста 3-го класса Плотичкина в возбуждении уголовного дела было отказано. И оснований он нашел для этого массу, причем абсолютно законных.

Например, у сотрудников БТИ нет ни должностных инструкций, ни машин для того, чтобы они реально проверяли жилье, в которое кто-то намеревается прописаться. Поэтому, как правило, данные по строению используются со времен последней инвентаризации. А за несколько лет с домом всякое может приключиться — например, он может рухнуть... Но “в должностных обязанностях начальника БТИ и техника-инвентаризатора не указано, что они должны проверять пригодность или непригодность помещения для проживания”, — пишет Плотичкин. Значит, получить нужный документ не проблема. С документом человек идет к паспортистке, на которую, как установил Плотичкин, “не возложены должностные обязанности по выезду на место регистрации граждан”… Так что “а есть ли домик” — действительно мало кому интересно.

Посему государственных мужей хотелось бы предупредить: когда вы в сотый раз начнете беспощадную борьбу с терроризмом — почитайте наши блистательные законы и постановления. Кажется, сложновато жить в их условиях и пытаться контролировать ситуацию. Следующий эпизод — как раз об этом.



Как я нашла врага Туркменбаши

История о, бесспорно, самой знаменитой зарайской регистрации последних лет была рассказана корреспонденту “МК” очередным человеком в штатском, но при звании. И снова просьбы не выдавать. По крайней мере пока.

Бывший председатель Валютного фонда и Центробанка Туркмении, первый заместитель председателя совета министров Туркмении Худайберды Оразов, по словам моего собеседника, регистрировался в общем потоке. Седой, невзрачный и незначительный. Настолько, что никто из должностных лиц Зарайска и внимания-то на него не обратил. На собеседовании был безупречен.

Напомню, Генеральная прокуратура Туркменистана обвиняет Худайберды Оразова в том, что он в бытность свою председателем Центрального банка Туркменистана похитил и растратил 72 млн. долларов. Кроме того, согласно официальной версии Оразов вошел в преступный сговор с Шихмурадовым и Ханамовым и стал одним из организаторов преступной группировки, которая 25 ноября 2002 года совершила попытку посягательства на жизнь президента Туркменистана Сапармурада Ниязова с целью насильственного изменения конституционного строя и вооруженного захвата власти. Худайберды тогда загодя исчез из поля зрения общественности, и все было очень таинственно. Все помнят и первую, и последнюю скандальные истории. Газеты пестрели предположениями, куда пропал беглый экс-премьер. Версии выдавались в диапазоне от “изменил внешность” до “тайно перешел Каракумы”. Злые языки судачили, что для Туркменбаши поимка Оразова значила очень много — почти как Усамы бен Ладена для сами знаете кого. Говорят, лучшие силы спецслужб были брошены на его поиски.

“Как же это такое известное в СНГ и за его пределами лицо попало в Зарайск?” — спросит дотошный читатель.

Как считают наши правоохранительные структуры, Оразов изготовил поддельную справку на свое имя за №20413 от 13.12.2000 года, выданную посольством РФ в Туркменистане и дающую право на получение паспорта гражданина России. 17 августа 2001 г. он незаконно перешел государственную границу Туркменистана, представил поддельный документ в Зарайский отдел внутренних дел и уже на следующий день получил паспорт гражданина РФ и прописался… в селе Жемово Зарайского района Московской области. (К слову, то ли в уже упомянутом доме №31, то ли в доме №54, в коем зарегистрировано 15 человек на 19 квадратах.)

О том, что именитый человек-невидимка находится в розыске, в Зарайске узнали почему-то только в октябре 2002 года. Теперь Оразова объявили в международный розыск уже решением Зарайского городского суда еще и за подделку документов.

— Тот, кто обеспечил Худайберды российским гражданством, куда-то с работы делся, печати изменились — сличить нельзя, подписи сравнить невозможно по причине отсутствия подлинника… Дело уперлось в стену, — продолжает рассказ мой собеседник.

Смотрите, как все вышло быстро и сердито, хотя, может быть, и недешево.



Грустный эпилог

Как сказала бы Алиса Льюиса Кэрролла, “чудесатость зашкаливает” в славном городе Зарайске. Гостеприимные власти, постановления, беглые туркмены, нежилые дома и люди-невидимки…

А вот у местных жителей с жильем (реальным, разумеется) дела обстоят не очень. Очередники, как и в целом по Подмосковью, мечтают о квартирах много-много лет подряд. И они склонны винить в собственных жилищных бедах, конечно же, главу Зарайска господина Владимирова. Который почему-то для приезжих — отец родной, а для своих — просто руководство. В небольших городах всегда так: мэр и на свадьбе жених, и на похоронах покойник — в курсе всего, а потому и спрос с него соответствующий. А тут еще дом новый масла в огонь подлил. Дом этот был редкой стройкой, поэтому очередники ждали его ввода в эксплуатацию с особенным трепетом.

Когда же увидело свет постановление главы района от 21.04.2003 г. 157/4 “О резервном фонде”, мечты их накрылись медным тазом. Зато заместитель главы Сысоев (с семьей из двух человек, включая его самого) стал счастливее на трехкомнатную квартиру, начальник пожарной части №5 Кирьянов — тоже на трехкомнатную, глава администрации Протекинского с/о Зарайского р-на Буров (говорят, земляк главы Зарайска, тоже из Тамбова) — на трехкомнатную и так далее. Хотя чего тут злиться? Хорошие люди руководят городом — радушные и к бюджетникам внимательные — как однажды заметили вашей покорной слуге: в администрациях, между прочим, тоже бюджетники трудятся.

Только вот народ почему-то руководящую политику не очень понимает. 7 февраля в Зарайске случился митинг с участием тысяч жителей: они уже несколько лет протестуют против строительства в черте города вредного производства — завода по переработке аккумуляторов. Среди плакатов манифестантов нами был замечен такой: “Иван Васильевич, меняй профессию!” Это мэра так зовут.


* ЧМО-ЧЕЛОВЕК МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ





Партнеры