Золото для немцев заработал турок

16 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 147

В субботу вечером закончилась берлинская лихорадка — первый из самых больших кинофестивалей назвал своих победителей. И главного сами берлинцы уже носят на руках — 18 лет в Германии не было такого праздника: “Золотой медведь” наконец остается дома. Забавно, что герой дня Фатих Акин появился на красной дорожке одним из последних — запыхавшийся, чуть ли не бегом, в джинсах, кроссовках и куртке с трикотажным капюшоном. Молодая надежда немецкого кино Фатих Акин — турок, родившийся в Гамбурге в семье эмигрантов, взял “Золотого медведя” за фильм “Напролом”, который рассказывает как раз об этом — о жизни турецких эмигрантов в Германии. Жюри выбрало фильм, который, как зеркало, отражает программное заявление директора Берлинале Дитера Косслика, сделанное им перед началом фестиваля. “Напролом” — это любовь на фоне политики, немного гламура и много политики.


Интересно, что вся церемония закрытия соответствовала этому лозунгу. Сначала по красной дорожке ко входу в Берлинале-палас проследовали политики в строгих костюмах, затем немецкие звезды в гламурных нарядах, а потом ее атаковали голые студенты-демонстранты. Полицейские начали стягиваться на Марлен-Дитрих-плац — маленькую площадь перед Берлинале-палас, становящуюся на десять февральских дней центром фестивальной жизни, еще за два часа до церемонии. А на экране справа от дорожки, на котором весь фестиваль демонстрировали самые его ударные моменты, Дайан Китон в красном кожаном плаще целовала своего партнера по внеконкурсному фильму “Любовь по правилам и без” Джека Николсона в щечку и кричала “Ах!”. Вот вам и гламур, и политика — в одном месте, в один час. “Ахи” Китон звучали как рекламная пауза чуть ли каждые пять минут, прерывая один большой клип, подогревающий публику: лучшие моменты из прошлых церемоний и... кадры, запечатлевшие рождение “Медведей”: как дядя в клетчатой рубашке деловито шлифует предмет вожделения всех кинематографистов мира. Как раз перед студентами на дорожке появилась Клаудиа Кардинале в черном платье с обнаженными плечами, тоже являющемся демонстрацией — роскошных форм.

Студенты же, которые на открытии ограничились декларацией лозунгов и плакатами, на этот раз выступили более радикально, хотя не ново. Раздеваясь до трусов, они тем самым хотят показать, до чего их довели власти. Проблема эта очень остро сейчас стоит в Германии: плата за учебу повышается, факультеты закрываются посередине курса, и учащиеся на них остаются у разбитого корыта. Красиво поступил Косслик. Когда полиция заломала молодежь, он вышел из Берлинале-палас вместе с председателем жюри Фрэнсис Макдорманд и заявил, что не будет делать никаких письменных заявлений на нарушителей торжественного церемониала. А студентам сказал с улыбкой: “Быстро делайте то, что хотели, и уходите”. Фрэнсис Макдорманд, несмотря на свой независимый имидж, судя по выражению лица, была явно озадачена таким поворотом событий.

Но вернемся к главному герою. В Берлинале-палас его ждала красавица жена, которая принесла ему парадный костюм, он схватил его и кинулся в туалет — переодеваться. И на сцену Фатих Акин выходил уже в черном костюме, правда, вместо рубашки — в белой майке. Он был так ошарашен наградой, сказал, что никак не ожидал, очень трогательно поцеловал лапку своему мишке и добавил: “Премия — это хорошо, но больше всего я счастлив от того, что фильм понравился моим родителям”. “Напролом” — четвертый полнометражный фильм 30-летнего режиссера, начинавшего как актер. Но, как он заявил на пресс-конференции, он считает своей родиной Германию и потому стал снимать сам, чтобы показать жизнь турецкой общины такой, какая она есть, а не какой ее видят немцы. Про “Напролом” он сказал: “Я должен был выдавить из себя этот фильм, как прыщ, который очень долго зрел и мешал мне”. Интересно, что фильм его попал в конкурс только благодаря Дитеру Косслику. Сначала он стоял в Панораме, и Акин долго сопротивлялся тому, чтобы вступать в борьбу за “Медведей”, считая, что ему ничего не светит в такой компании: Кен Лоуч, Тео Ангелопулос, Патрис Леконт, Эрик Ромер, Ким Ки Дук.

Второе место и “Серебряного медведя” взяла картина “Пустое объятие” (Аргентина —Франция—Италия—Испания) Даниэля Бурмана. Это история еврея польского происхождения, чья семья пережила холокост и обосновалась в Буэнос-Айресе.

Приз за лучшую женскую роль достался Шарлиз Терон за ее “Монстра” (США, режиссер Патти Дженкинс) и Каталине Сандрине Морено (Колумбия), фильм “Милостивая Мария” (США—Колумбия, режиссер Джошуа Марстон). Лучшая мужская роль — снова “Пустое объятие”, актер Даниэль Хендлер (Уругвай).

А любимец российской критики кореец Ким Ки Дук увез из Берлина за свою “Самаритянку” “Серебряного Медведя” за режиссуру.




Партнеры