Арми—матер

16 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 587

Любой старшеклассник знает: чтобы не загреметь в армию, надо поступить в институт. А ведь есть и такие (и их немало!), кто специально поступает в вуз, чтобы потом всю жизнь, как выражаются ярые антимилитаристы, “портянки нюхать”. Кто-то считает их сумасшедшими. А кто-то уверен, что именно они — генофонд нации. Речь идет о военных курсантах. Впрочем, поступают они в вуз по разным причинам...

История российского высшего образования началась в 1701 году, когда Петр I основал в Москве Навигацкую школу. Первый российский вуз был военным, первые его выпускники стали офицерами. Много воды утекло с тех пор, но одно так и не изменилось: и в нынешней армии нельзя стать офицером, не получив корочки о высшем образовании.

В современных милитари-академиях лепят прежде всего командиров, и даже будущим военным журналистам преподаватели терпеливо вдалбливают: “Вы должны всегда быть готовы, если Родина скажет, бросить свое перо и взять в руки автомат”.

Впрочем, абитуриенты этого не знают, а если и догадываются, то закрывают глаза. Движут ими, как правило, следующие причины:

— Жажда халявы. Военное образование у нас до сих пор бесплатное. Если ты поступил в военный вуз, можешь смело заявить любому очкастому ботану с “гражданки”, что стоишь в пять раз дороже него. Это истинная правда: студент-бюджетник обходится государству в среднем в $1 тыс. в год, а на обучение каждого курсанта Минобороны отваливает $5 тыс. ежегодно. Будущего защитника Родины и кормят на халяву, и одевают, и возят (в общественном транспорте постоянно, а на поезде один раз в год, куда твоя душенька пожелает прогуляться во время отпуска и обратно). А еще предоставляют общагу после 2-го курса (первые два уж будь добр оттарабанить в казарме), бесплатно лечат, воспитывают, заботятся и спать укладывают.

— Качественное образование. Каждый офицер имеет не просто высшее образование, а целых два! Одно гражданское, другое военное. То есть кроме специальности инженера, юриста, экономиста, переводчика и т. д. вуз дает возможность дослужиться до полковника и рулить целым полком. Ко всему прочему курсанты лекций не прогуливают, да еще и уроки учат — с этим у них строго. Поэтому на выходе в головах военных выпускников остается больше знаний, чем у некоторых штатских.

— Откос от армии. Как бы парадоксально это ни звучало, но многие в army-mater занимаются именно этим — самым наглым образом отлынивают от срочной службы. И хотя здесь за срочку засчитывается 4 года учебы, но ведь лекции слушать — это тебе не сортиры драить...

— Продолжение рода. Каждый родитель стремится воспитать свое чадо по собственному образу и подобию. Генералам и полковникам в этом плане даже париться не надо. Отдал сынулю в военвуз — глядишь, через пять лет оттуда вышла твоя точная копия. Только без пуза, лысины и синяков под глазами. Да и дети, гордясь традициями предков, часто не прочь продолжить военную династию...

— Романтика. Ну какой пацан в детстве не играл в войнушку, не устраивал родителям засады под столом и не двигал одну на другую армии оловянных солдатиков. В военвузе каждый закоренелый романтик может почувствовать себя настоящим Рэмбо. Правда, если силенок хватит...

Девушка? В погранцы!

Стать курсантами могут только избранные. Главное, что отличает будущего офицера, — стремление носить погоны. Причем оно должно проявиться как можно раньше. Если гражданские абитуриенты до последнего мечутся, раздумывая над выбором альма-матер, то желающим посвятить свою жизнь армии надо определиться с вузом и специальностью примерно за год. Зачем? Чтобы успеть пройти всевозможные комиссии.

Сначала нужно не протормозить с подачей документов. Вообще-то райвоенкоматы принимают заявления до 20 апреля, но лучше побеспокоиться заранее — тогда будет больше времени на прохождение медкомиссии. Кстати, врачи будут изучать вас, как лошадь на базаре, трижды — в районном военкомате, в областном и в самом вузе. Здесь действует обратный принцип по сравнению с медосмотром на предмет годности к срочной службе. Помните: к срочке вы сгодитесь, даже будучи хромым и косым, а будущий офицер должен быть стопроцентно здоров.

Но медкомиссии — это еще не все. Если вы здоровы как бык, но разгильдяй — забудьте о военном вузе. Вас отсеют еще в РВК: военкоматам приказано беречь казенные деньги, к тому же существует разнарядка Минобороны, и вузы не могут принять абитуры больше трех кандидатов на место.

Страсти по поступлению начинаются 1 июля. Вступительные испытания состоят из трех “кругов ада”. Сначала медкомиссия. Потом после обычных врачей вас будут терзать психологи. Затестировав до смерти, они вынесут свой приговор: “рекомендуется в первую очередь”, “рекомендуется”, “рекомендуется условно” и “не рекомендуется”.

И только затем абитуриент предстает перед преподавателями, которые определят у него наличие интеллекта. Экзамены во всех вузах разные, но одного миновать еще никому не удавалось: физической подготовки. На “троечку” нужно подтянуться 7 раз, пробежать стометровку за 14,8 секунды, а 3 километра — 13 с половиной минут.

Вас испугал такой изнурительный вступительный марафон? Тогда вам нужно еще в школе совершить подвиг. Только так, чтобы за это наградили Звездой Героя России — при ее наличии в военвузах вас освободят от экзаменов. На худой конец, можете отхватить какую-нибудь медальку (сойдет даже школьная — золотая или серебряная): кавалеры госнаград и школьные медалисты имеют преимущество в конкурсе. Так же, как дети Чернобыля, сироты и спортсмены-разрядники.

И еще. Если вы уже бежите в военкомат подавать заявление, постарайтесь вспомнить, сколько вам лет: военвузы не принимают переростков старше 24 и вундеркиндов до 16. И не забудьте уточнить собственный пол — девушек у нас берут только пограничники.



Евгений Ревенко носил погоны

В этом году для поступления открыты 57 вузов Минобороны, из них 19 — университеты и академии, остальные — институты, военные факультеты и филиалы. Раньше уже по названию можно было определить профиль вуза, теперь некоторые из них звучат загадочно. Но как бы то ни было, военвузы можно четко разделить на три категории.

— Командные. Сюда относятся всевозможные общевойсковые, танковые, артиллерийские, десантные и т.д. институты, где готовят командиров для соответствующих родов войск. Курсанты изучают здесь тактику и управление подразделением в бою, оттачивают строевой шаг и тренируют мускулы. Технику тут тоже изучают, но командиру совсем не обязательно знать, почему танк ездит, главное — уметь в совершенстве им управлять. Специальности соответствующие. Например, “инженер по эксплуатации гусеничной техники”. Зато вышедший отсюда лейтенант — это настоящий коммандос, всегда готовый ринуться в бой. Плюс он умеет управлять большим коллективом, что сейчас очень ценится на гражданке.

— Технические. Здесь куют инженерные мозги армии. Все, что касается техники, у нас, так или иначе, всегда было связано с оборонкой. И ведущие научно-технические школы работали и работают на армию. Разница лишь в том, что в “штатских” вузах готовят конструкторов-разработчиков, а в военных — эксплуатационщиков. Базовые знания и там и здесь дают одни и те же. Специальности самые разнообразные — от автомобилей до сложнейшей радиоэлектроники и военно-космических систем.

— Обеспечивающие. Отсюда выходят офицеры, которые занимаются различными видами обеспечения войск. Это не только “тыловые крысы” (в строевых частях почему-то не любят тех, кто их одевает, кормит и возит), но и финансисты, медики, воспитатели. Кстати, гуманитарный вуз в Вооруженных силах всего один. Он снабжает армию психологами, культурно-досуговыми работниками, журналистами, социологами, юристами и переводчиками. За последними, кстати, охотятся крупные компании, связанные с экспортом. Еще бы: здесь преподают в основном бывшие разведчики, которые уж если дают курсантам язык пушту, то во всем многообразии его 18 диалектов.

Так что выбор есть. Правда, дорожки к вершинам карьеры для выпускников разных военвузов неравнозначны. На 2-м курсе все курсанты заключают контракт, по которому обязуются отдать Родине пять лет по окончании вуза. Потом кто-то по блату удобно устраивается в столичных штабах. Если лейтенант по распределению попал в НИИ или КБ — тоже считается, что повезло. Но известно, что больше всего возможностей для продвижения — в строевых частях.

А вот у военных журналистов шансов стать генералами нет никаких: ни одной генеральской должности в военном ведомстве для них не предусмотрено. Бывший первый замначальника Генштаба, “говорящая голова” Российской армии генерал-полковник Валерий Манилов, вышедший из тружеников пера, — исключение из правила. Зато они нарасхват в гражданских СМИ. Вспомним хотя бы заместителя гендиректора РТР Евгения Ревенко или занимающего ту же должность на ТВЦ Игоря Прокопенко — они тоже когда-то носили курсантские погоны.



“Черная дыра” Минобороны

Ежегодно бросает по различным причинам учебу и уходит из военных вузов около 10 тысяч курсантов. Учеба в военном вузе в последние годы стала популярным способом: а) откосить от срочной службы и, отучившись 4 года, отчислиться всеми возможными способами, получить диплом о неполном высшем образовании и восстановиться в гражданском вузе; б) получить образование, специальность, диплом гособразца и удрать на вольные хлеба после распределения в войска (это сложно, но можно). Если прикинуть, сколько расходует Минобороны на подготовку одного курсанта, то получается совершенно астрономическая “черная дыра”.

Военные чиновники и командование вузов воем воют и благим матом орут. Чего уж они только не предлагали, чтобы не готовить специалистов для бизнес-контор: и законодательно установить материальную ответственность граждан за полученное военное образование, и диплом выдавать ведомственный, как в советские времена. Но пока ничего не меняется, чему и радуются нынешние курсанты: после выпуска для них открываются самые широкие горизонты.



Кем можно стать с таким дипломом?

Валерий ЗАКУТСКИЙ, телеведущий, арт-директор крупного казино, экс-капитан команды КВН “Эскадрон гусар”.

Окончил Гуманитарную академию Вооруженных сил (теперь — Военный университет). Ведет программу “Час совы”. С начала 2003-го на пару с Аликой Смеховой помогает людям найти свою любовь в еженедельном развлекательном шоу “Агентство одиноких сердец”.


Сергей СТЕПАШИН, председатель Счетной палаты РФ.

Родился в семье морского офицера. В 1973 году окончил высшее политическое училище МВД СССР в Ленинграде. А в 1981-м — Гуманитарную военную академию (бывшую Военно-политическую академию им. Ленина). С 1973-го по 1990-й служил во внутренних войсках МВД, выполнял сложнейшие задачи в таких “горячих точках”, как Баку, Фергана, Нагорный Карабах, Сухуми. 1992 г. — заместитель министра безопасности РФ. 1995 г. — директор Федеральной службы безопасности РФ. После отставки Евгения Примакова назначен исполняющим обязанности премьер-министра Правительства РФ. В апреле 2000 года избран Госдумой на должность председателя Счетной палаты РФ. Кандидат исторических наук. Доктор юридических наук. Генерал-лейтенант. Награжден орденом Мужества.


Владислав ТРЕТЬЯК, хоккеист, заслуженный мастер спорта, трехкратный олимпийский чемпион, многократный чемпион мира.

Родился в семье майора в отставке, летчика. Окончил Военно-политическую академию им. Ленина, офицер Советской армии. Вратарь ЦСКА и сборной СССР по хоккею. В течение 15 лет оставался вратарем номер один в стране. Когда ушел из хоккея, стал работать на административном посту в ЦСКА и в спорткомитете Министерства обороны СССР, представлял Вооруженные силы в президиуме Федерации хоккея СССР. Полковник запаса, награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, Дружбы народов, “Знак Почета” и медалью “За трудовую доблесть”. Международная федерация хоккея признала его лучшим хоккеистом XX века.





Партнеры