Реагент провалил задание

17 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 151

Первыми неладное почувствовали владельцы собак: выйдя на прогулку, домашние питомцы начинали поджимать лапы и скулить. В чем причина — хозяева догадались быстро.

— В нашем дворе снова сыплют соль, — жаловались москвичи, дозвонившиеся в “МК”.

— Объясните, что происходит? — просили граждане, обнаружившие на одежде и обуви характерные белые разводы и пятна. — Ведь еще недавно ничего подобного не было.

Беда стучит в ворота, когда не надо. До окончания холодов еще как минимум полтора месяца, а запасы противогололедных реагентов в хранилищах Москвы подошли к концу.

— Да, мы уже три недели посыпаем магистрали и тротуары технической солью, — сообщил “МК” источник в городской администрации. — Только ради бога — на меня никаких ссылок! Это страшная тайна, о которой до сих пор боятся сообщить мэру...

Аккуратные соляные кучки корреспонденты “МК” обнаружили вдоль всей Тверской.

Кристаллы плавились на ярком солнце, и даже дорогостоящая плитка около здания мэрии казалась белой. “Раз соль не стесняясь стали сыпать под ноги Лужкову, значит, дело труба”, — подумали мы. Дальнейшая инспекция городских улиц и хранилищ реагентов подтвердила самые худшие опасения. Корреспонденты “МК” заранее сочинили легенду: мы как бы хотели купить разрекламированные накануне зимы суперсредства. Вот что из этого вышло.

В Северном речном порту издалека были видны огромные кучи технической соли, которую нагружали экскаватором в грузовики.

— Мужики, кому грузите? Городу для посыпки дорог?

— Пойди в коммерческий отдел узнай. Наше дело сторона...

Люди, задействованные в работе с реагентами и солью, оказались крайне неразговорчивыми. Будто хранили какую-то военную тайну. В коммерческом отделе пришлось изложить свою “легенду”. Дескать, послал хозяин магазина узнать, где и почем можно соли прикупить для очистки от льда тротуаров и каких санкций можно ожидать за ее использование.

— Наше дело — предложить, — сказали нам в коммерческом отделе ООО “Соляная компания”, — а ваше дело — выбрать. Соль стоит: в мешках — 1941 рубль тонна, навалом — 1210. Надо только привезти реквизиты фирмы, ИНН и юридический адрес.

А водители грузовиков посоветовали заехать на склад реагентов в конце Ленинградского шоссе, почти у МКАД. Склад внешне напоминает огромную летающую тарелку. Диспетчер сообщила, что реагент приобрести не получится, дескать, он весь расписан по организациям. Но в принципе есть. Пока мы беседовали, подъехала машина и стала загружаться песком. Потом мы выяснили: если кто боится штрафа за использование соли, покупает песко-соляную смесь. Никакая экологическая милиция не придерется.

...Женщина явно нервничала. Достать фотоаппарат было невозможно, она практически ходила за нами по пятам. Тем временем открылись створки хранилища: только где-то в самом углу удалось разглядеть тюки с реагентом, а так — пустота.

Передвигаемся ближе к центру Москвы. Стоит два десятка единиц снегоуборочной техники. Пескоразбрасыватели — без водителей. Их лопасти густо облеплены кристаллами соли. Идем к диспетчеру.

— Реагент? Продадим, конечно. 9 тысяч рублей тонна. Но только за наличный расчет. Скажу по секрету, реагент в городе кончился, по безналичке вы его не найдете. Покупайте реагент, не прогадаете, а то скоро совсем ничего не останется.

Водители простодушно объясняют:

— Ага, соль сыплем. Везде разбрасываем: и на магистралях, и во дворах. А еще соль мешают с остатками реагентов и тоже разбрасывают.

Итак, противогололедных реагентов в Москве действительно нет. Осталось выяснить, куда они делись. В августе глава Комплекса городского хозяйства Петр Аксенов просил журналистов не беспокоиться. На зиму 2003/2004 года собирались закупить как минимум 420 тыс. тонн жидкого реагента и 120 тыс. тонн гранулированного. Согласно рекомендациям НИИ экологии человека, наиболее безопасными для использования в условиях мегаполиса считаются модифицированные хлористый кальций и магний, которые народ прозвал “коктейлем” из-за образующейся на асфальте жидкости. Городские службы в основном налегали на кальций (ХКМ), причем закупки делали чуть ли не у единственного производителя — волгоградского комбината “Глобал Каустик”.

Переход на противогололедные препараты влетел бюджету в копеечку: тонна ХКМ чуть ли не в 8,5 раза дороже технической соли. Однако Лужков твердо стоял на своем. “На использование соли наложен строжайший запрет, если узнаю — головы поснимаю”, — не раз предупреждал градоначальник своих подчиненных. Мэр слов на ветер не бросает, поэтому мандраж руководства коммунальных служб легко объясним. Реагенты на 30% экономичнее соли: на борьбу с последствиями снегопада за ночь тратится около 3—5 тысяч тонн ХКМ.

Почему возник дефицит реагентов, наши источники не объясняют. Но реальных версий может быть только две: или мало закупили, или расточительно использовали. Еще и погода постаралась: то мороз, то оттепели. Плюс ко всему были выборы. Сколько химии вылили на улицы, чтобы народ мог спокойно дойти до своих участков и волеизъявиться, одному богу известно. Зато Путину, судя по всему, повезет меньше. В середине марта на Москву вполне может обрушиться очередной снегопад, а вот чем будут расчищать дорогу к урнам, пока не понятно.




Партнеры