Строили. Любили. Рожали

17 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 156

Студенты всегда будут голодными. 45 лет назад советскую молодежь потянуло “за туманом и за запахом тайги”. В стране появился первый студенческий стройотряд. Кроме туманов и запахов ребята привезли домой по 5 заработанных стипендий. Возглавил стройотряд третьекурсник физфака МГУ им. Ломоносова Сергей Литвиненко.


— В 1959 году отменили обязательные поездки студентов на уборку урожая. Было ведь как? Теплушками везли со всей страны на целину. Условия жуткие, труд неквалифицированный, и один на тысячу погибал. Заснет на меже, а его трактор переедет... Опыт показал, что помощь студентов на целине была неэффективна, а из-за того, что возвращались в вузы в середине октября, ломался и учебный процесс. Я в тот год как раз сломал ногу, у меня было время подумать... И понял: вместо неорганизованной толпы надо создавать отряды для строительства.

“Да что они могут строить, — сказали тогда многие, — физфаковцы, отличники, очкарики, сосунки?..” Я договорился со строительным ПТУ, и моих ребят учили на штукатуров, каменщиков. Летом отряд в 339 человек отправился в Булаевский район Северного Казахстана. На уборочной студенты зарабатывали за 3 месяца 600—800 рублей теми, старыми деньгами, то есть 2—3 стипендии. Мы из стройотряда привезли по 4—5 стипендий каждый, а через несколько лет стали зарабатывать и по 10. Это были первые, честно заработанные деньги.

Путина, который тоже был стройотрядовцем, как-то спросили: “Куда вы потратили первые заработанные деньги?” Он опустил глаза: “А потратил их неправильно...” Многие мои товарищи поступили в университет после армии — ходить не в чем. Конечно, тратили на девушек и бутылочку приобретали, но основную часть — на еду, на костюм, на театр... Построили мы в то лето около 20 объектов: птичник, телятник, жилые дома. Эффект превзошел все ожидания: вчерашние школьники круто так выступили... ЧП у нас, слава богу, не было. Если только “зайчики” от сварки — так их лечили примочками чайными.

А еще долгие годы практиковали “диету Литвиненко”, если живот прихватит: 1 сухарь в день и 3 стакана чая. Поварихами были наши же, физфаковские девочки. Помню, одна не умела чистить картошку. У нее дома этим домработница занималась. Ее назначили поварихой, она не обиделась, прекрасно научилась чистить картошку. Вставать им, бедным, приходилось в 4 утра. В помощь им на кухню посылали проштрафившихся. Жили в хороших условиях (по сравнению с тем, что было на целине): часть отряда — на зерноскладе, спали на нарах, в вагончиках утепленных, в общежитии, которое сами достраивали. Это был первый опыт. На следующий год поехали химфаковцы, в основном девчата. Великолепно себя зарекомендовали как штукатуры. Потом по 50 человек из МАМИ, из МЭИ, из Ленинграда... Это было движение снизу — единственное движение, которое в годы советской власти родилось снизу.

У нас был сухой закон. Этот пункт устава, говорили мы, написан кровью. Смертей у нас не было. Наша система самоуправления заключалась в том, что мы нашли соотношение между единоначалием и коллективом: назначенного командира бойцы отряда могли “свергнуть”. “Не задерживаться с девушкой в степи” — такого пункта в уставе не было. Находили себе в стройотряде жен на всю жизнь. Однажды даже дите родилось. Это, правда, под Москвой случилось. Что девка на сносях в стройотряде делала? За два дня до родов полы мыла, двигалась... Прекрасного парня родила!


Сегодня пройдет Всероссийский форум в честь юбилея студотрядов. На нем соберутся более 1500 участников движения. В середине 1970-х на стройках Советского Союза трудились 740 тысяч студентов. Всего школу стройотрядов прошли более 10 миллионов человек.



Партнеры