Вилле Хаапсало: Хватит пить!

19 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 578

Вилле Хаапсало — самый любимый в России финн. Его увлеченный национальной охотой герой Райво и студент-пацифист из рогожкинской “Кукушки” сделали молодого иностранца своим в доску народным персонажем. Сегодня Вилле опять снимается в России. Но на этот раз — на “РЕН-фильме”, у режиссера “Next’ов” Олега Фомина в авантюрном проекте “КГБ в смокинге”.


— Вилле, раньше вам тут все время предлагали роль ничего не понимающего финна. После “Кукушки” что-то изменилось?

— Да, точно. “Кукушка”, на мой взгляд, по сравнению с “Особенностями” более серьезный фильм. Но какие-то соприкосновения остались. Хотя бы потому, что играли там опять те же: я и Виктор Бычков.

— “КГБ в смокинге” — ваш первый фильм в России после “Кукушки”?

— Параллельно выйдет еще один. Четырехсерийный проект режиссера Маленкова для Первого. Называется “Диверсант”.

— И вы там главный диверсант?

— Ну да. Я играю немца, который помогает ребятам-разведчикам. У Фомина начал работать только сейчас, потому что у меня очень много съемок в Финляндии.

— На родине в сериалах снимаетесь?

— Нет, только в кино. Финляндия очень маленькая страна. Если снимешься в сериале, то кино уже не предлагают.

— То есть это клеймо, что ли?

— Да нет, скорее амплуа. После сериала могут предложить только сериал. И то же самое с рекламой. В Финляндии я не снимаюсь в рекламе. У нас же всего 4 канала, и каждый человек увидит это.

— Виктор Бычков рассказывал, что идея “Кукушки” была его и вашей.

— Это была наша общая идея. Сначала был спектакль, который мы придумали для театра. Потом Рогожкин написал сценарий и сделал совсем другую историю.

— А как было с Фоминым, что вас привлекло?

— Такого я еще не играл. Разведка, шпионы, какие-то погони... Я, когда читал сценарий, чувствовал, как во мне просыпается мальчишеский азарт. Захотелось прямо сейчас пойти и сыграть так, что ух! У меня одна из главных ролей — американский разведчик Юджин. Он добрый, хороший герой.

— В России культовые фильмы о разведчиках — это “Семнадцать мгновений весны”, “Майор Вихрь” и т.д. А в Финляндии есть подобное шпионское кино?

— В Финляндии разведка не очень сильная. Потому что — ну чего там разведывать, кого мы ищем?

— Когда сюда приезжаете, часто сталкиваетесь с проявлениями народной любви?

— Сейчас я редко тут гуляю. Утренним поездом в Москву, отсюда на площадку, с площадки опять на вечерний поезд. Но ни на улице, ни в ресторане, нигде я не слышал в свой адрес плохих слов. Может быть, имидж у меня по фильмам такой.

— Если уж наш народ кого полюбит, это надолго. Вот вам часто выпить вместе предлагают?

— Да, это очень часто. Выпить я, конечно, люблю, но не до такой степени. Понимаете, когда вышла первая “Охота”, нас никто не знал. Просто ниоткуда явились пять человек и какой-то финн в придачу. Все они пьют водку и делают какие-то смешные вещи. Мы стали безымянными народными героями. Нам кричали на улице: “Кузьмич!”, “Генерал!”. Как меня зовут, никто, по-моему, до прошлого года в этой стране не знал. Райво и Райво. Было странное ощущение, что я и есть тот человек из фильма. Вот сейчас пойду, выпью, спою. Да, было весело, смешно, но всему свое время. Надо дальше работать, не век же пить.

— Вилле, ходит много баек о том, как вы сюда приехали учиться, не зная ни слова по-русски.

— Да, я в Питер приехал, потому что не на тот поезд сел. Собирался ехать в Англию учиться, а приехал сюда. В поезде со словарем выучил “да”, “нет”. И только осенью, когда начался семестр, я очнулся и подумал: где я, что я тут делаю? Мне было 19. Четыре года здесь отучился и никогда об этом не жалел.

— У вас ведь был очень интересный курс: Хабенский, Пореченков, Трухин и другие. Куролесили?

— Да нет, много работы было. Но мы очень подружились. Была учеба, учеба и учеба, а все остальное было позже. Я даже города не видел. Помню, мама приехала, когда я учился на 3-м курсе. Идем по Питеру, она меня спрашивает: это что? а это что? А я не могу ничего ответить, не знаю, где Исаакий, а где Казанский собор.

— Слышала, что вы жили в России, особенно первый год, довольно экстремально?

— Ну естественно, я же приехал из совершенно другого государства. Здесь тогда еда по талонам продавалась. Я вообще не понял, что это такое. Думал, как это гуманно — бесплатная еда. С этими талонами пришел в магазин и стал спрашивать, какую еду мне на них дадут. Еще была проблема: я вегетарианец, мяса не ем. В столовых меня вообще не понимали. Щи наливают, там плавает мясо. Я говорю: “Мне это не нужно”. Они отвечают: “Положено”. Тогда я хочу заплатить за щи с мясом, но только чтобы мне его не клали. После чего меня из столовой этой выгнали вон… Да и не только это — в Финляндии я жил в деревне. А тут мало того что приехал в совершенно чужую страну, так еще и город большой. Да, сначала мне было трудно. За первый год меня ограбили здесь 9 раз. Шел 92-й год, тогда все возможно было. Однажды, помню, просто так получил в морду. В другой раз меня ограбили средь бела дня прямо на Невском проспекте. С оружием грабанули, все как положено. Времена такие были. Очень я не люблю эти воспоминания. Но было так было. Ничего, жив пока.

— Любопытно, как после всего этого вы смогли полюбить Россию до такой степени, что даже ездите на “Жигулях”?

— Да. Но, может, именно потому и полюбил. Россия, на мой взгляд, очень своеобразное государство. Тут могут происходить такие вещи, каких нигде в мире я просто не знаю. Иногда это надоедает. Тогда я уезжаю в совершенно противоположную страну, Финляндию. Где ничего не происходит и ты знаешь свою жизнь на 10 лет вперед. Точно знаешь, где будешь жить, сколько будешь получать. А тут ничего не знаешь. И это хорошо.

— Вилле, вы сказали, что Россия и Финляндия — страны противоположные. И ТВ тоже как небо и земля?

— У нас четыре канала. Первый и второй — государственные, там рекламу не показывают. Третий канал — массовое телевидение, там есть реклама супермаркетов, товаров всяких. Четвертый, который недавно появился, канал для городских людей. По первому каналу показывают новости, политические беседы, документальное кино, современные финские фильмы. Второй канал показывает больше музыки, сериалов и каких-то развлекательных программ. Вообще телевидение у нас маленькое. Лично я смотрю первый и второй каналы, потому что там рекламы нет. Потому что, когда кино или хоккейный матч прерывается на рекламу, это меня просто бесит.

— А сериалы показывают? Мексиканские?

— Нет, мексиканских сериалов у нас нет, а вот американских очень много. Ну и финские.

— А российские?

— Российского кино в Финляндии нет. В свое время, когда был еще Советский Союз, у нас было много вашего кино. Была организация, которая прокатом занималась. Когда Союз рухнул, Финляндия отвернулась от России и уставилась на Европу. Сейчас-то мы поняли, что это не совсем правильно. И стали потихонечку поворачивать обратно.

— А в России вы ТВ смотрите?

— По-моему, у вас на телевидении очень много шоу. Потому, наверное, что менталитет у вас другой, мы более спокойные. В Финляндии, даже когда игровые форматы показывают, все тихо так, скромненько. А у вас шоу, все взрывается. Вообще телевидение России похоже, на мой взгляд, на телевидение Италии. Или, может быть, на испанское, в общем, южная Европа. Там тоже шоу устраивают из всего, даже из прогноза погоды.

— Кто самый популярный финский телеведущий?

— Трудно сказать, смотря для кого. Ну есть такой Марко Пьюнстре. Он такой красивый парень, бывший танцор, его все женщины любят. Ведет музыкальное шоу, наподобие “Угадай мелодию”. А вообще у нас ток-шоу не такие популярные, как в России. У нас был телеведущий, самый популярный человек в Финляндии. 40 лет читал на первом канале самые главные новости Финляндии — в полдень и в 8.30 вечера. Зовут его Арви Линн. Месяц назад он ушел на пенсию. Вся страна чуть ли не плакала, потому что Арви был единственным человеком в Финляндии, кому доверяли. 95% людей ни на минуту не усомнились бы в любом его высказывании. Я с ним играю в паре в хоккей. У нас есть такая команда звезд. И вот там он левый защитник, а я правый. Линн очень хороший и очень смешной.

— В России тоже есть такие команды звезд, где артисты вместе с политиками и чиновниками играют в футбол, в хоккей. Дружат они так. У вас тоже?

— Нет, что вы, у нас в команде только актеры, музыканты и деятели массовых искусств. Нет политиков у нас. Наша задача — благотворительные матчи. Приезжаем в какой-нибудь город, играем матч, а потом даем концерт. Все деньги от билетов идут на детскую больницу или на другие благие цели. Мы занимаемся спортом и заодно делаем хорошее дело. Даже в Африку недавно ездили играть, помогали там местной больнице.

— Когда вы в очередной раз едете в Россию, родные, знакомые не против? Мол, опасная страна, теракты происходят?

— Теракты сейчас везде происходят, к сожалению. Но в Финляндии — нет. Конечно, близкие люди волнуются — жена, родители. Дочка только пока не переживает, слишком мала. Но они боятся не России, а переживают, что я в другой стране. Самолет, поезд — с человеком на чужбине всегда может что-то произойти. Когда нахожусь здесь, каждый день им звоню. Но точно так же звоню из Канады или из Швеции. К тому же дома знают, что я не совсем дурак, чтобы влезать в опасные вещи.





Партнеры