Брейгель прошелся катком по жизни

19 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 735

Нет, сюда не привезли сенсационных шедевров — экспозиция выставки “Зримый образ и скрытый смысл” составлена из произведений, хранящихся в самом музее. Но сейчас на них смотришь совсем по-другому.

Великими фламандцами и голландцами зрители до сих пор восторгались благодаря их неповторимому и мастерскому умению живописать окружающий мир. Но почти никто, кроме профессионалов, до сих пор не знал, что картины старых мастеров полны скрытого смысла. Они были понятны современникам живописцев и теперь с помощью выставки в Пушкинском станут понятны и нам.

Заведующий отделом искусства Европы и Америки Вадим Садков, автор идеи, нашел ее, не выходя из музея:

— Не так давно у нас вышли так называемые каталоги-резоне, то есть расширенные, по фламандскому и голландскому искусству. И надо отдать дань Марине Семенко и недавно ушедшей Ксении Егоровой — они своим трудом навели на эту мысль.

На выставке представлены 84 произведения голландской и фламандской живописи второй половины XVI—XVII веков. Каждую картину сопровождает подробнейшая аннотация, после прочтения которой становится ясно: для средневековых зрителей полотно было не просто красивым для глаза изображением, а своеобразным ребусом, истинное содержание которого могли понять только посвященные.

На картине Франса Флориса “Аллегория мира и правосудия” изображены две обнимающиеся молодые женщины, одетые в античные одежды. Что уже необычно для голландской живописи. У одной в руках оливковая ветвь, другая держит жезл. А на заднем плане видна герма — изваяние мужской бородатой головы на постаменте. Оказывается, художник использовал в сюжете слова из псалмов царя Давида “Правосудие и мир облобызаются”. В этом случае оливковая ветвь — это мир, жезл — монаршая власть как символ правосудия. А вот мужчина весьма похож на римского императора Марка Аврелия, которого художник, очевидно, видел в Риме. В Голландии того времени выходили эмблематические сборники, дававшие толкование того или иного предмета или действия. Вышли они из моды уже к концу XVII века, и потому сейчас аннотации к выставке приобретают еще более важное значение. Мало кто знает, почему, например, в северной Голландии детей изображали с корзинкой вишни? Традиция, оказывается, произрастает из еще более ранней живописи, где образ младенца Христа всегда сопровождался этими ягодами как символом детства. А вот интересное трактование темы птичьего рынка, весьма распространенной в голландской и фламандской живописи. Все не просто так. На картине Иоахима Бекелара изображены мужчина и женщина — торговцы птицей. Что это означает? В ту пору в моде была игра со словом “vugelen”, что одновременно означало и охоту на птиц, и соблазнение женщины, и занятия с ней любовью. На выставке представлены сразу несколько работ Питера Брейгеля-младшего, который, как известно, неоднократно копировал работы Питера Брейгеля-старшего. Вот “Катание на коньках”. Каток жизни — подтекст картины. С падениями, ушибами, опасностями. Это надо знать, поскольку у старых голландцев тема катка очень распространена.

Чем хороша выставка в Пушкинском? Тем, что включает зрителей не просто в созерцание, а в игру-угадайку. Мыльные пузыри — все тленно. Музыкальные инструменты на полотне — намек на греховную природу мирских развлечений. И так далее, и так далее. Вероятно, Музею изобразительных искусств стоит продолжить подобные опыты. Поиграть со зрителями, например, на знание Библии и древних мифов — что может быть актуальнее для нашей публики, которая часто смотрит старую живопись более отстраненно, нежели с пониманием.

Выставка “Зримый образ и скрытый смысл” продолжится в ГМИИ имени Пушкина по 18 апреля.




Партнеры