Налоговый приговор

20 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 453

“13% подоходного — это навсегда”, — обнадежил народ президент Путин. Он — хозяин своего слова: захотел — дал, захотел — взял. Так что не исключено, что уже со следующего года лафа закончится. Придется платить больше. Насколько — пока не ясно: над расчетами бьются самые светлые головы.

Впрочем, битва гигантов началась не вчера. Год назад наши главные реформаторы перегрызлись за право рулить налогами. Греф с Кудриным не здоровались, а Касьянова начинало колотить от одного вида этой “сладкой парочки”. В результате дело отложили.

И эта задержка влетела казне в копеечку. Дело в том, что широко разрекламированная налоговая реформа оказалась, мягко говоря, недоделанной. Подоходный налог снизили в надежде, что зарплаты выйдут из тени. Однако другой рукой в тень же и загнали, поскольку другой налог — единый социальный, который платит работодатель, — уменьшили только в теории. А на практике оказалось, что под “льготу” (регрессивную шкалу: чем выше “белый” заработок — тем меньше налог) попали только сверхвысокие зарплаты, которые обычным людям и не снились. Государство оказалось на бобах.

На днях Минфин и Минэкономразвития должны были внести в правительство уже согласованные предложения по снижению ЕСН. Однако чуда не произошло. Документы, как обмолвился Герман Греф, все еще “находятся на высокой степени согласования”. К тому же у властей появилась новая фишка. Они наконец поняли, что дураков платить такой высокий единый соцналог нет, а заставить — не получается. Но подоходным налогом граждане делятся исправно: его автоматом вычитает бухгалтерия. Так что революция заключается в демонстративно резком снижении ЕСН (с максимальных 36,5%, которые все равно никто не платит, до 19,95%). И одновременно — переносе его части с совести работодателя на кошелек работника. Казна — в плюсе, а нам, по сути, — прибавка к тому же подоходному налогу. И хотя называться он будет по-другому — страховым взносом на финансирование накопительной части пенсий — это мало что меняет. Наши зарплаты (и прочие легальные доходы) уменьшатся еще на 2—4%. Вдобавок к 13%.

Правда, честно об этом нам никто не говорит. Нас уверяют, что в целом налоговая нагрузка уменьшится. А дополнительный “взнос” обеспечит нашу же безбедную старость. То есть затеряется в уже проваленной пенсионной реформе. И чиновники это понимают лучше других. Не случайно намеченные на 26 февраля налоговые прения правительство перенесло на неопределенный срок. Очевидно, послевыборный. И не потому, что не договорились, а потому, что накануне 14 марта принимать столь непопулярные решения опасно для политического здоровья. А выжить хотят все.




    Партнеры