Киндер-металл крупных форм

20 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 250

Время от времени число 13 выпадает на пятницу. И как только выпадает, так и оживают всевозможные рок-монстры. Заигрывание с нечистой силой вошло в добрую рок-традицию. Минувшая пятница, 13 февраля, не стала исключением. Светопреставление разыгралось в Лужниках. Марго ПУШКИНА, уже второй век ответственная в “ЗД” за рок-хроники, разумеется, не могла не окунуться в этот адов котел раскаленного металла.

Гримасы рок-н-ролла

В моей памяти — леденящие душу летние шабаши в Зеленом театре. Предвкушаю очередные фортеля на сцене старательно не лысеющих “арийцев”, буквально вывалившихся на концертную площадку из днепропетровского поезда. Радостно похрюкивая, лечу в сторону артистического буфета. Правда, пока еще не на метле, а на своих двоих. Сталкиваюсь лоб в лоб с отцом Андреем Кураевым, выходящим из заветной, недосягаемой для многих смертных фанатов, точки горячего питания и выпивки для звезд. Близкий друг и духовный наставник Константина Кинчева, лидера “Алисы”, непроницаем лицом, облачен в рясу, погружен в свои думы. Спотыкаюсь, чертыхаюсь, вспоминаю старинную народную примету: “Встретишь бабу с пустым ведром, попа или монаха — не жди ничего хорошего!” Заметьте — народ придумал, не я. Тут же, у барьера, старею лет на 100, кожа обвисает драконьими складками, из зуба мудрости вылетает пломба. Начинает дико болеть голова…

При всей катастрофичности положения разгадка тайны “а что же все-таки делает истинно верующий Костя Кинчев на этой “нехорошей” тусовке” так и не озаряет мой скукожившийся от неожиданной встречи со служителем культа мозг. Чуть позже Алик Исмагилов, музыкант группы “Ва-БанкЪ”, доверительно сообщает, что суеверия Кинчеву по фигу. Видимо, Костя с обновленной группой и с разрешения духовника действует подобно закоренелому большевику, которого батька Ульянов-Ленин учил внедряться в буржуазный парламент и разлагать его изнутри. На этот раз на роль буржуазного парламента была назначена сходка неустойчивых в идеологическом отношении фанатов матерых “Арии”, “Короля и Шута”, молодой “Эпидемии” и суперкультовой “Алисы”. Последние в минуты исполнения “арийцами” трагическо-провокационного “Антихриста” вовсю трясут металлическими “козами” и российским триколором с надписью “Мы — православные”(?!). Вот они, гримасы рок-н-ролла!

Крупные формы

“Во, пришла, тоску нагнала!” — комментирует мое унылое бормотание “арийский” гитарист Сергей Попов, который, естественно, был не в курсе начала всей пятничной истории (с попом на адской вечеринке). Плетусь из гримерки к сцене, на громоподобные звуки чего-то ранее не слышанного (“Арию”, “Алису” и “КиШ” можно определять уже и не слушая).

На сцене — премьера. Группа “Эпидемия” давала “Эльфийскую рукопись”. Именно так, ибо “Рукопись” сия — метал-опера! Крупная музыкальная форма. А оперы, как известно, дают, а не показывают.

Без пол-литра, естественно, в сюжете оперы не разобраться. Особенно если всякие толкиенистские штучки вызывают у тебя с самого начала приступы отчаянной зевоты… А это произведение Юрия Мелисова и Ко относится к разряду фэнтезийных откровений, отвлекающих “нашу передовую молодежь от классовой борьбы” (шутка).

Что же заставило меня прослушать “Рукопись…” полностью в лужниковской версии, а потом еще и в записи? Тот интересный факт, что саунд-продюсером “Эпидемии” выступил Владимир Холстинин. Впервые на моей памяти один из отцов-родителей отечественного тяжеляка оказывал такую серьезную гуманитарную помощь братьям своим меньшим (тьфу ты, братьям младшим). Продюсером же сценического воплощения оперы стал Юрий Соколов, известный постановками мощных “арийских” шоу.

По слухам, эти два господина совершенно на трезвую голову решили принять участие в реанимации нашей металлической сцены, а то, дескать, даже фестивали проводить не с кем, и, кроме того, полезно, когда молодежь наступает “динозаврам” на пятки. У всех, мол, появится стимул оперативнее шевелить мозгами.

То, что “эпидемиологи” уже способны влегкую наступать на мозоли нашим рок-монстрам, стало ясно на 3-й минуте звучания опуса. “А не фонограмма ли?” — предательская мысль не давала покоя до конца представления. Головная боль прошла, рептильи складки разгладились, только вот пломба не материализовалась на старом месте.

Достоинства услышанного (субъективно)

1. Четкая принадлежность “Рукописи” к так называемому “киндер-металлу”, т.е. тяжелой музыке для вечных детей. Учитывая дефицит музпродукции для этой возрастной категории граждан можно лишь приветствовать появление этого произведения с неприлично короткой для оперы увертюрой.

2. Отменная, слаженная игра на положенных по жанру инструментах членами “Эпидемии” и приглашенными музыкантами. Саунд-реаниматор Холстинин лично сыграл партию на мандолине.

3. Чистое, эмоциональное пение, которое, правда, не внесло особенной ясности в довольно скучный сюжет, но совершенно не резало слух и удивляло (может, все-таки фонограмма?). Участие наряду с “эпидемиологами” таких вокалистов-троглодитов отечественного хэви, как Артур Беркут из “Арии”, Lexx из “Мастера”, Дмитрий Борисенков из “Черного Обелиска” и Кирилл Немоляев из трэш-хабальной команды “Бони Нем”. “Кого изображаешь?” — спросила я, рассматривая черно-белую разрисованную физиономию Немоляева. “Да му…ка какого-то, дракона!” — проорал заслуженный балерун-бонинемовец, состроив страшенную рожу и высунув длиннющий, почти КISSовский, язык.

4. Смелый синтез “арийско-айронмейденовской” стилистики с “джудаспристовской” стилистикой плюс редкие вкрапления кельтско-эльфийского кайфа и легкий пинок от русского романса (“Романс о слезе”). Эту музыкальную кашу классно сварил Юрий Мелисов, который, судя по вступительному слову на буклете, не расстанется с толкиенистским угаром никогда (как с комсомолом). Он же прописал почти все тексты и либретто с юношеской непосредственностью и влюбленностью в эту фэнтезийную клумбу анютиных глазок.

5. Качественное звучание записи, сделанной на студии “Ария Records”. “Эльфийская рукопись” звучит лучше последнего “арийского” альбома, записанного там же тем же звукорежиссером Д.Калининым и тем же продюсером В.Холстининым.

Недостатки услышанного (субъективно)

1. Отсутствие явных шлягерных арий, чем всегда славились рок-оперы. С большой натяжкой к таковым можно отнести “Романс о слезе”, из-за русского текста местами смахивающий на творение памятных ВИА; и с еще большей натяжкой — “На пороге ада”. После нее начинается фрагмент радиопьесы 50-х годов из серии “Клуба двух капитанов”.

2. Слабенький, невыразительный вокал Анастасии Чеботаревой, исполняющей партию Прынцессы Алатиэль. Зато в Лужниках ее очень выразительно помутузили за бутафорской решеткой дядьки-стражники. И на записи ее голос тоже не удалось “вытянуть”.

3. Смешные перлы в текстах. Например, “я сгорел в огнях” Дракона. Каких огнях? Бортовых, хвостовых? Рыгал Дракон скорее всего не огнями, а огнем или пламенем. “Эльф приподнял глаза” — сильно сказано. Гоголевскому Вию поднимали веки, это точно. Приподнять глаза пока никому не удавалось.

4. Вообще эльфам здорово досталось от “Эпидемии”. Авторы обнаружили у них наличие крови. Хорошо, что хоть группу крови на рукаве не обозначили. Какая кровушка может быть у духов? Или речь идет о духах, мутировавших под воздействием излучения, исходящего от Магического Кольца?

* * *

Но хватит зубоскалить. Начинается работа над второй частью “Рукописи”. Трепещите те, кто причисляет неистребимых приверженцев тяжеляка к славной категории психов и дебилов. Ничего, что первый блин от “Эпидемии” немного подгорел. Все равно поздравляю! Тем более что реанимационная команда во главе с Великим Холстом готова к новым подвигам — приподнимать чьи-нибудь глаза и переливать чью-нибудь

кровь...



    Партнеры