10 лет, которые потрясли Кремль

20 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 216

23 февраля для Олега Газманова — праздник вдвойне. Вот уже десятый год подряд в День защитника Отечества он устраивает в Кремлевском дворце праздничный концерт под названием “Господа офицеры”. Юбилейная программа станет, наверное, самой необычной за всю ее историю — нестареющие хиты Олега Газманова кроме самого автора на этот раз исполнят и другие звезды отечественной эстрады: Иосиф Кобзон, Александр Розенбаум, Лев Лещенко, Алсу, Надежда Кадышева, Катя Лель, группы “Отпетые мошенники”, “Блестящие”, “Ногу свело!”. Однако вполне возможно, что юбилейная программа “Господа офицеры” окажется и последней. За несколько дней до концерта Олег Газманов вспоминает наиболее значимые моменты 10-летней истории программы.

“Тень Буревестника”

— Первый концерт, естественно, сильно отличался от последующих. На дворе стоял 1994 год — в памяти еще не стерлись знаменитые кадры видеохроники, облетевшие тогда весь мир: когда с Лубянки убирали Железного Феликса, когда обстреливали Белый дом... Всем тогда казалось, что чуть ли не завтра наступит эра благополучного капитализма, страна начнет нормально развиваться. А я, признаться, думал наоборот — что мы опять вернемся в Советский Союз. Тогда и появилась песня “Тень Буревестника”:

“Хватит крушить тени старых вождей, пусть мертвецов судит бог.

Прах паутины безумных идей мы отряхнем с наших ног.

Время нас бурным потоком несет, необратимо летит.

Тень Буревестника вновь над страной, грозно взлетая, парит”.

Вообще, я стараюсь не заниматься политикой. Но хотим мы этого или не хотим, политика все равно занимается нами. И, наверное, как поэт, я просто обязан отражать состояние общества. Как ни удивительно, у меня больше песен лирических: “А я девушек люблю”, “Моя любовь” или “Закрой мои глаза”. Но, видно, обществу больше нужны патриотические песни.



“Господа офицеры”

— Поначалу военные неоднозначно восприняли эту песню. Многие офицеры еще той, Советской Армии говорили: “Как же так, почему “господа“, мы — товарищи”. Им казалось, что я воспеваю Белую гвардию. Для меня же не важно — белые, красные. Я считаю, в любой армии есть героические и порядочные люди, а есть сволочи. Офицеры для меня — это люди чести, те, которым небезразлична судьба родины. С моей точки зрения, Александр Невский — тоже офицер. Вот кто он: белый, красный?

В этой песне есть утверждение, что страна нуждается в сильных людях. Но есть и горечь. От того, что страна никогда не воздает по заслугам тем, кто проливает за нее кровь:

“Так куда ж вы уходите, может, прямо на небо,

И откуда-то сверху прощаете нас...”

Иосиф Кобзон мне говорил, что, когда он поет песню “Господа офицеры”, в этом месте не может сдержать слез. Да и у меня самого, когда слушаю песню в чужом исполнении, комок в горле стоит...

Первые годы зрители воспринимали эту песню достаточно спокойно. Потом потихонечку начали вставать. Сейчас встают везде. Причем не только в России, но и в других республиках бывшего Союза. Для меня это высшая награда.



“Родники”

— На свои концерты мы постоянно приглашаем наших ребят. Воевавших, искалеченных войной. Которые не могут себе позволить купить билет. Только глядя на этих ребят, начинаешь понимать, что в этой жизни не все так просто. Пока ты здоров, пока у тебя есть возможность открыть бутылочку пива, сесть перед телевизором и посмотреть любимую команду, тебе кажется, что все нормально. Чего-то, конечно, не хватает: хочется машину получше купить, компьютер новый или телефон более модный... А рядом с нами существуют эти ребята. Совершенно обездоленные. Которые потеряли здоровье ради того, чтобы ты мог думать о машине, компьютере или телефоне.

Презентацию песни “Родники” мы устроили в военном госпитале. Показали на экране клип. А потом ребята меня попросили: “Знаешь, там один парень лежит. Без рук, без ног. Он не может спуститься”. Я взял гитару и пошел к нему. Я вам скажу, что петь, глядя ему в глаза, для меня было намного сложнее, чем даже перед многотысячным залом... Но он такой молодец. За время лечения научился ходить на протезах, компьютер освоил. А самое главное, влюбился и влюбил в себя одну из девушек-санитарок. Я ничего не знаю об их дальнейшей судьбе, но мне говорили, что ребята сыграли свадьбу. Мужеством этого парня я просто восхищаюсь.



“Москва”

— “Москва”, как бы многие ни думали, вовсе не была заказом от Лужкова. Юрий Михайлович услышал эту песню спустя полгода после того, как я впервые исполнил ее в программе “Господа офицеры”. Тогда, во время концерта, где помимо Лужкова в зрительном зале присутствовал и Ельцин, люди впервые начали вставать под эту песню. Первым встал Юрий Михайлович, затем вся его команда, потом начали вставать зрители. А когда более семидесяти процентов зала поднялось со своих мест, Борису Николаевичу уже некуда было деваться.

Я когда это увидел, чуть слова песни не позабыл. В голове крутилось: неужели артист заставил встать президента? Значит, подумал я, у нас действительно наступила демократия.

А к 850-летию Москвы было написано, если не ошибаюсь, более полутора тысяч песен. Но к тому времени уже был принят официальный гимн Москвы — “Дорогая моя столица”. Но на всех праздниках пели почему-то всегда мою песню. Я тогда сказал Лужкову: “Юрий Михайлович, может, надо мою песню гимном сделать. Смотрите, народ поет”. “Уже нельзя, гимн приняли”, — отвечал Лужков.

На самом деле многие до сих пор считают, что именно моя песня — гимн. Ну вот смотрите, удивительное дело: еду в Питер — поезда уходят под песню “Москва”. В настоящем гимне столицы ведь какие слова: “...похоронен был дважды заживо...” и так далее. Прекрасная военная песня, но, мне кажется, не гимн. Естественно, под такую песню поезда не провожают. В Калининград, мой родной город, поезда тоже уходят под “Москву”. А возвращаются, кстати, под мой же “Балтийский берег”.



* * *

— С каждым годом программа “Господа офицеры” меняется. Если раньше в моем концерте могло участвовать до 260 человек, то есть под песню “Москва” выходили суворовцы, под “Долю” — цыганский табор, то в позапрошлом году я пришел к тому, что решил сделать очень лаконичную программу. Перестал менять костюмы перед каждым выходом на сцену. Отдавал предпочтение гитарной музыке, близкой к року. А сейчас... Даже не знаю. Хочется провести концерт 23 февраля и на этом закончить. По разным причинам. Во-первых, трудно десять лет давать сольный концерт с одним и тем же названием. Трудно делать эту программу, которую все считают патриотической, нужной государству, без государственной поддержки. Пока точно не скажу, но думаю, в ближайшее время концерта под названием “Господа офицеры” в Москве не будет. Хочется с таким форматом по России поездить...

Хочу поблагодарить всех, кто ходил и ходит на мои концерты. Конечно, меня это очень поддерживает. Когда ты стоишь за кулисами и слышишь шум из зала, слышишь овации, понимаешь, насколько важна людям эта программа. На самом деле я бы хотел подарить ее государству. И приглашать тех артистов, которые реально могли бы своей музыкой, своими стихами поддержать ребят, проходящих службу в “горячих точках”. Так, думаю, будет правильнее всего.







Партнеры